You managed to me kill

Размер шрифта: - +

Глава 7 - часть вторая

Вторник, 4 сентября 2012, 08:27
POV Alexia

На предпоследней остановке, выхожу из душного автобуса. Уже почти, спустив ноги на землю, меня как будто «не нарочно» толкают в спину. Может, если бы под ногами, на ступенях не было бы никаких металлических планок, мне удалось бы удержатся на ногах. Но, нет.
Запнувшись, падаю на эту грёбаную тротуар. Такое ощущение, что люди немо с меня смеются.
Оставив после себя облако пыли, от которой: глаза слезятся, а нос чешется от попавших туда, грязных соринок, автобус двинулся далее. Я же, как то неуклюже поднявшись, отряхиваю джинсы, и ладони.
От накатившей злости, щеки покрываются красными пятнами. Как всегда, когда сержусь, или волнуюсь. Чтобы немного её притупить, опять делаю несколько глубоких вдохов.
С поджавшимися губами, и содранной кожей, во внутренней части ладоней, шагаю в школу.
Насупившись, уже совсем не бодро, иду по зелёной лужайке. Замечаю в нескольких шагах от себя, Нильса, и, наверное, его компанию, составлявшуюся из трех парней.
Пытаюсь успокоится, и идти как можно уверенней. Но, все же, ноги предательски дрожат.
« -Я быстро её сломаю.»- опять вспомнились эти слова. Тяжело сглатываю, и пытаясь не показывать исходящее от себя волнение, высоко задираю подбородок, доходя до уже не полюбившейся, четвёрки.
Проходя мимо них, которые, по ходу дела, меня не замечали, или просто подавали такой вид, слышу голос. Тот самый, со вчерашнего разговора в подвале. Это точно он, здесь невозможно ошибиться. Из-за своего дурного любопытства, которое когда-то меня, да до чего-то плохого доведёт, поворачиваюсь в их сторону, еле дыша, что бы подтвердить свои догадки.
Грудной, и ещё не совсем созревший, тембр голоса парня, действительно принадлежит одному из компании кудрявого. Высокий, и подтянутый, блондин с зелёными глазами.
Наши взгляды встречаются, и с замиранием сердца, я прожигаю дыру в его лице. Он, уже наверное понял, что я догадалась, и поэтому, не боясь, глазами так и орал: « Вали отсюда, или сейчас начнётся!» Пропускаю его немые предупреждения, продолжая смотреть, с нескрываемым интересом.
« Он всем говорит о Нильсе, или только мне? Если нет, то знает ли об этом сам Нильс? Или, может, у этого паренька, должность такая?»- вопросы волной полились в голове.
- Эй, ты чего уставилась?- голос, от которого на моем месте, наверное потекла бы любая девчёнка со школы. Мягкий, и в то же время собственнический. Он расстилается по моим ушным перепонкам, как нежная ткань, заглушая бьющую тревогу.
Не стесняясь, без какого либо страха, перевожу взгляд, на обладателя голубых глаз, смотря в которые, как будто падаешь в бездну. Они такие пустые, и уже видевшее столько боли, что просто хочется подойти, и обнять его. Шептать на ухо слова, что бы он смог забиться. Шептать до тех пор, пока он не изменит своего отношения, к ни в чем невинным сверстникам, слабее его.
Как будто проглотив язык, не в силах вымолвить ни слова, стою, как столб, и хлопаю глазами.
Так, стоп, Алекс, стоп. Какие слова, какая бездна? Какие к чёрту, ласковые слова? Очнись, наивная девчёнка.
- Ты чего, языка проглотила?- открыла рот, чтобы ответить, но слова так и застряли посреди горла.- Ты что, уже из-за меня, резала руки?- опустив глаза, на обмотанную бинтом, немного испачканную от пыли, ладонь, самодовольно спросил тот, скрещивая руки, у себя на груди.- Малышка, для этого, ещё рано!- наигранно восклицает блондин с золотыми кудрями.- Я ещё и поиграть не успел.- говорит прямо в лицо, без какого либо смущения. Все не включая того парня, с неизвестным мне именем, за спиной Нильса, заржали, по только им известным причинам. Ну конечно, это же так круто – опускать беспомощную девушку, стоявшую перед ними, что просто плакать хочется.
Не знаю, почему ранее не заметила, что у Нильса, избито лицо; левый глаз с кровоподтёком, и немного опух, небольшая царапина на переносице, и разбита нижняя губа.
- А я смотрю, тебе хорошенько досталось.- наконец-то, как будто смочив высохшей, и желающий отпасть, язык, включаюсь в этот, не самый дружелюбный диалог, сверкая глазами.- Все же, нашлись люди, которые не боятся скрывать свои истинные чувства к такому напыщенному, и с завышенной самооценкой, индюку, как ты!- восхищаясь своей смелостью, мысленно аплодирую себе стоя.- Как жаль, что ещё не всю дурь из тебя вытрясли.- его глаза краснеют, лицо каменеет в прямом и переносном смысле, этого слова.
Смешки за спинами утихают, а моя смелость, о которой говорила немного ранее, испарилась так же быстро, как и появилась.
Подростки, проходящие мимо, даже не осмеливаются подойти, обходя нас стороной, и со скоростью света, убегая в здание, даже не оборачиваясь.
Тяжело сглатываю, когда его тело подходит ко мне в плотную. Его сжатые в кулаки руки, говорят лишь об одном: я слишком перегнула палку.
- Не смей открывать своего грязного рта, дрянь!- его рука задирается вверх, и в считанные секунды, оставляет жгучую оплеуху на щеке.
- Урод хренов!- плюю прямо в его лицо, прикладывая голодные подушечки пальцев, к пульсирующей щеке. На глаза наворачиваются слезы, которые усердно пытаюсь держать в себе.
«- Какие на хрен ласковые слова? Этого паразита, ничто не изменит.»- ору на себя, в конвульсиях, плюясь слюной. Уже жалею, что пришла сюда, надеясь на то, что смогу бороться. Да, колкие слова, найдутся в любого человека, но какой от них смысл, если твой соперник, в разы сильнее, не только языком, но и не стойким характером, который меняется быстрее, чем щелчок пальцами? Думала, поверчу языком, и он от меня отвянет? Наивная. Слишком наивная.
Его каменная маска, звонко разбивается о землю, и её заменяет волнение, непонимание, ужас. Да к чертям, что она заменяет!
Как будто, только сейчас к нему вернулся здравый смысл. Тот открывает рот, но так и не роняет ни слова. Парни подходят к нему, смотря на меня, с нескрытой жалостью. Наверное, я первая, которой досталась пощёчина?
Разворачиваюсь на все, сто восемьдесят градусов, и пытаясь держатся высоко, и сильно, иду к большим дверям, не обращая никакого внимания, на посторонние взгляды. На парней, которые черт возьми, боятся заступиться за девушку. И на этих шлюх, которые собирают свою отвисшую челюсть с земли.
Все вы, обыкновенные тени, прячущиеся за спинами других. Никому не нужные, как перчатки, которые отслужив свое, выбрасывают.
Парни боятся, закрывая на все глаза, и разрешая издеваться над девушками. Хотя, не сомневаюсь, что в этой школе, большая часть, не то что боится, а точно также издевается над особами, слабого пола.
Малолетними девчёнками, которые слишком разевают рты, надеясь на большее, чем просто одна ночь. Такими же наивными, как я - эта компания, подтирает свои задницы. Им пофиг, на чужие чувства, лишь бы им было хорошо.
С силой открываю дверь, и направляюсь к расписанию. Зубы сжаты с такой силой, что чувствую привкус крови во рту. Не обращая на него внимания, провожу трясущимся пальцем, по стенду с расписанием уроков. Английский, 95 кабинет.
Поправив лямку рюкзака на плече, разворачиваюсь, и что бы ни у кого не спрашивать, где находится кабинет, просто следую за кучкой ребят, со своего класса, лица которых, запомнились со вчерашнего дня.
Несколько блондинок, которые столпились под шкафчиками, перешёптывались, бросая на меня взгляды, и тыкая пальцем. Такое впечатление, что они увидели первую в их городе, легкодоступную девушку, и теперь обсуждают это событие, как бабки на базаре, ей-богу.
Фыркаю, и поднимаюсь по лестнице. Иду прямо по коридору, и повернув на лево, вхожу на минуту позднее, за тех учеников, в кабинет английского, расположенному на угле.
Сажусь за последнюю парту, и выбрасываю содержимое рюкзака, на парту. Блокнот и ручка, которая чуть не скатилась, по немного наклонённой парте, неподвижно лежат, ожидая своего череда.
Со звонком, который стучит в висках, входит учитель, представившейся как, мистер Дэвис, и начинает свой урок.
Той четвёрки, все ещё не было, и я спокойно выдохнула. Когда после двадцати минут отсутствия, входят они. Как ни в чем не бывало. Не извиняясь за опоздание, они садятся на первые парты, в пол голоса о чем то споря.
Нильс поворачивает через плечо, свое лицо ко мне, и супит брови. Я опускаю голову, рисуя какие-то каракули в блокноте.
- Бишоп, чем это вы занимаетесь?- спрашивает учитель, и все вопросительно смотрят на меня. Ну, вот что за чушь собачья? Почему кроме меня, в классе никого не замечают?
- Вы же говорили, записать в тетрадь, употребление времён, не так ли?- поднимаю брови, смотря на него из под ресниц.- Вот этим и занимаюсь.- не краснея, лепечу. Мужчина, средних лет, удовлетворён ответом, кивает, и поворачивается к остальным, что-то бурно объясняя, и разводя руками. Я, продолжаю водить ручкой, по листе бумаги, вырисовывая смешные мордашки учителей.
- Так вот, какие употребления вы записываете?- от неожиданности, подпрыгиваю на стуле. Нависший над моим плечом учитель, вырывает из блокнота лист с каракулями, и комкает его, сжимая в кулаке. - К директору, быстро!- тот дёргает за моё запястье, заставляя поднятья. Беру рюкзак, и сгребаю в него блокнот с ручкой.
Уже выходя с класса, замечаю наглую рожу, этого чертового Нильса. Показываю ему средний палец, а в учителя от такого жеста, выкатываются глаза.
Нильс сжимает губы, и что-то шепчет на ухо, соседу по парте. Парень кивает, и уголки его губ, дёргаются вверх. Глаза блестят чем то не хорошим.
Выхожу из класса, и блуждаю по пустому коридору. Вместо кабинета директора, молча сажусь на подоконник, и воткнув наушники в уши, закрываю глаза, оперившись спиной в стекло окна. Так и дожидаюсь, окончания этого урока.



Amelia Green

Отредактировано: 23.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться