Юкия

Размер шрифта: - +

Глава 21 Адрес

Эвелине понравился мой подарок… вроде бы. Не очень внимательно рассмотрев каждую вещь из канцелярского набора, она отложила их, снова взяла ноутбук и показала нам фото незнакомых мне мужчины и женщины и статью про них.

Роман Самяков. В прошлом успешным экономистом, был женат на учительнице математики из гимназии Ирине Шиминник. Самяков был без памяти влюблён в свою жену. Когда Ирина забеременела, многие знакомые Романа стали замечать, что он постоянно находится в состоянии эйфории, из-за чего не всегда справляется со своей работой. Ирина же наоборот стала более раздражительной по отношению к своей работе и начала строже относится к ученикам, свои бушующие из-за беременности эмоции она гасила алкоголем и сигаретами. Врачи и муж твердили ей, что она убьёт ребёнка, но женщина не слушала.

За месяц до родов случилось нечто странное по меркам обычной семьи. Ирина резко бросила свои пагубный привычки и всерьёз занялась своим здоровьем. На УЗИ врачи подтвердили, что ребёнок здоров, не смотря на восемь месяцев пагубных привычек матери.

Роды были трудными. После них мать тяжело болела и спустя месяц умерла. Отец от горя ушёл в запой и своем забыл о новорождённой дочери, за которой обещал ухаживать службам опеки.

20 на 21 апреля была аномально морозная ночь. Пьяный Роман Самяков был найден утром 21 апреля с ребёнком на улице. Мужчина с лёгкими обморожениями был доставлен в больницу, где ему оказали помочь, а затем его отправили в изолятор ждать суда, ведь его дочь замёрзла насмерть.

Он отсидел пятнадцать лет в тюрьме и вышел на свободу.

Дальше был написан адрес проживания.

- И что это? – спросила я, не поняв смысл этой статьи.

- Это я слепила из информации, найденной в обычных базах данных, а вот это я нашла в засекреченных базах. Нас недавно научили их взламывать и быстро икать, так что ты не обижайся, что так поздно.

Элина открыла ещё одну статью. На этот раз там была фотография плетёной колыбельки-корзины с прикреплённой запиской. Её я узнала. Точно такое же фото в действе показывала мне воспитательница и говорила, что я была в такой колыбельке. Даже тогда это мне казалось иллюстрацией из сказки. Я чуть не заплакала, только увидев фотографию, но сумела сдержаться.

21 первого апреля вечером заведующая образцового детского приюта, когда уже собиралась уходить домой со смены, нашла на пороге корзину с ребёнком и запиской, которая гласила: «Силестия Лигмер. Родилась 15 марта 2001 года». В официальных сводках написали, что родителей девочки не нашли. На самом же деле заведующая отказалась от расследования. Она заявила, что если родителям нужен этот ребёнок, то они сами найдут девочку.

Следователи волшебного и не волшебного рода деятельности, которые позже решили поработать над этим делом сходились во мнении, что загадочная девочка Силестия Лигмер – дочь Романа Самякова. С первого взгляда совпадает только дата, но нужно взять во внимание ещё тот факт, что обе девочки были абсолютно здоровы (полностью здоровый и крепкий младенец в наше время – большая редкость) и у обеих была четвёртая отрицательная группа крови. По медицинским архивам, у трупа ребёнка кровь была первой положительной группы. Почему-то в то время на это никто не обратил внимания.

- Это часть статьи другого мага-следователя, но до этого всего я сумела докопаться и сама, - гордо заявила Эвелина. – Что скажешь, Леста?

Я в ответ только всхлипну, поскольку говорить не могла, ведь дышать мешали слёзы. У меня не было сомнений, что Элина нашла правильную информацию и правильно сопоставила факты, но узнать о себе такое… было очень больно.

До этого я могла воображать, что мои родителей были известными магами, но они не могли меня вырастить по какой-то причине. Например, они, как и тот странный мальчик, верили в то, что Томас Миге ещё жив и хотели меня уберечь от него. С одной стороны, я была рада, что наконец узнала правду, а с другой – ужасно болела душа от того, что мечты заменились жестокой реальностью. Оказалось, что мои родители не то, что не выдающиеся, но даже не волшебники, отец – алкоголик и уголовник, а мать – плохая учительница, запивающая алкоголем гормональный всплеск.

- Леста, прости, - Элина обняла меня. – Я не думала, что ты так расстроишься. Думала, что ты будешь рада узнать настоящее, а не ту сказку, что я придумал и которой пыталась руководствоваться.

- Успокойся, - попытался утешить меня Аарон. – Мой отец вообще сумасшедший биолог, которой на мне в детстве опыты проводил.

- Это из-за него у тебя разные глаза? – поинтересовалась Элина, наверное, думала, что изменение темы поможет мне успокоится.

- Не-а, - хихикнула парень. – Это у меня от природы. Так же, как и наша Леста амбидекстр.

- Классно, а я не такая особенная, как вы двое, - моя подруга притворно взгрустнула. – Слушайте, давайте есть торт. Я же его даже не попробовала.

Лёва, ничего е говоря, как всегда, телепатически положил и мне на тарелку ещё кусок торта, где было побольше моих любимых бананов. Да, они мне нравились и обычно всегда поднимали настроение, но не в этот раз. В тот момент было плохо от того, что осколки разбившихся иллюзий всё ещё резали сердце, как наточенные ножи.



Лия Котова

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться