Юкия

Размер шрифта: - +

Глава 28 Запрещённая техника

Заснуть я никак не могла. Я боялась, что те, кто пытался меня убить, придут снова, когда узнают, что я жива.

- Поспи ты, - шипел Лёва. – На этот раз я буду на чеку. Второй раз им не удастся обмануть меня. И… если не заснёшь, я заставлю тебя выпить снотворное.

- Хорошо, я посплю, - вздохнула я.

Когда домовой ушёл, я ещё немного поиграла огнём в руках для того, чтобы устать ещё больше и суметь заснуть. Бояться не чего, ведь, когда я в сознании, я ничего не подожгу, а когда засну, пламя потухнет само. Это упражнение помогло, вскоре я провалилась в сон.

Проснулась я ближе к обеду. После пробуждения я просто смотрела в потолок и мечтала, пока не вспомнила сначала, что я проспала и нужно идти в школу, а потом, что сам директор мне приказал не идти и позвонить, когда проснусь.

- Лева, - позвала я домового.

- Я тут, - кот тихонько открыл лапой дверь. – Что такое?

- Ничего, - улыбнулась я. – Я просто хотела узнать, что ты в порядке и никто не приходил.

- Приходил только Аарон, - отчитался Лев. – Я отослал его домой. Сказал, что после твоей странности Фокус сказал тебе выспаться. А теперь звони ему и узнавай, что с тобой было.

- Тебя не волнует, кто это сделала?

- Бедная сиротка оказалась талантливой волшебницей, которую удочерил богатенький папаша, к тому же не только директор, но и хозяин школы. Если бы я был на месте с трудом успевающего ученика, чьим родителям-волшебникам трудно платить за образование, то я бы тоже тебя ненавидел. Только есть те, которые ненавидят тихо, а есть те, кто убить готов объект своей ненависти, - как детектив, заявил Лёва. – Теперь главное узнать, что за волшебная аномалия случилась, так что звони Фокусу.

Лёва иногда умел успокаивать, а иногда он делал только хуже. Это был второй случай. Ну, ладно. Я чувствовала себя отдохнувшей и готовой колдовать, так что сделала звонок моему приёмному отцу. Он сказал встретиться в лесу у Юкии, якобы такие аномалии не обсуждаются в общественных местах.

 

Фокус уже ждал меня, глядя куда-то в небо.

- Здравствуйте, - тихо сказала я.

- А, это ты, - обрадовался волшебник. – Ну, во-первых, с днём рождения! Виктория доставит тебя домой подарок и предупредит Льва, чтобы не открывал, пока ты не придёшь. Подарил бы здесь, но тебе не повезло родиться в мокрый и холодный месяц март, так что на улице подарки лучше не дарить.

- Спасибо, но… - мне было не до дня рождения, я про него совсем забыла.

- Ну, да, - будто вспомнил Фокус. – Тех, кто пытался тебя убить поймали. Сейчас их допрашивает твой старый огневик, он умеет делать это лучше меня. Теперь о той странности, что с тобой случилась. Не волнуйся, в этом нет ничего плохого или страшного, это не болезнь и не что-то вроде этого, но говорить об этом в присутствии других волшебников не надо.

- Тогда что это? – я всё равно волновалась. В тот момент в моих глазах Фокус выглядел, как врач, сообщивший о плохих анализах, но не желающий поставить диагноз.

- В учебниках же написано, что волшебник может пользоваться только одним видам магии? Правильно? – ответил Фокус вопросом на вопрос.

- Да, но я…

- Знаешь, это самая большая несправедливость в моей жизни, - недовольно заявил волшебник, не дав мне договорил. – Волшебников создала природа. Они тоже могут эволюционировать, как и любые другие живые организмы. Во время Инквизиции волшебники благодаря этой так называемой аномалии только и выжили, но вышестоящие волшебники хотят превратить мир в утопию. Там все должны быть волшебниками только одного вида магии, поэтому им не выгодно, чтобы волшебники знали правду. Сомневаюсь, что я был первым, но я доказал, что один волшебник может пользоваться несколькими видами магии. Смотри.

Он на несколько секунд закрыл глаза, а потом, их открыв, щёлкнул пальцами. Его ладонь превратилась в факел, прямо, как моя, когда я в первый раз колдовала.

- Огонь… - прошептала я удивлённо.

- Он такой же, как и твой, - тихо сказал волшебник. – Я овладел ими всеми, но подорвал своё здоровье, потому что для каждого нужно быть на краю гибели. Мне должны были дать Мерлиновскую премию за это, а я стал объектом преследования. Одна из причин, зачем мне псевдоним. Интересно, долго ли у них получится скрывать правду? Маги эволюционируют, а проявление другой стихии вместо смерти становится всё чаще и чаще. Признаюсь, я особо не удивился, когда узнал, что ты выжила после часа в холодной воде, хотя, признаю, огонь и вода – необычное, но вполне закономерное сочетание. В Инквизицию магов огня как раз топили. Но не важно. Доучишь волшебство огня, и я тебя буду учить управлению водой. Только никому об этом не говори, хорошо?

- Ладно, - вздохнула я. – Мне жаль, что с Вами обошлись так несправедливо.

- Да ладно, - махнул волшебник рукой, которая уже давно потухла. – Ты вскоре поймёшь, что я и так далеко не ангел. Я не один проводил эксперименты. Мои соратники были готовы умереть ради новых способностей, и они умирали. Когда я попытался опубликовать своё открытие и начались новые разборки, убийства повесили на меня, потому что я единственный выжил и многие смертельные эксперименты проводил именно я. Наверное, после этого я тронулся умом и начал так странно одеваться, ну, и ты знаешь, как меня иногда заносит на монологи.



Лия Котова

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться