Юмиру - страна Магов древности

Font size: - +

ГЛАВА I. ЖИЗНЬ, КОТОРОЙ БОЛЬШЕ НЕТ

ГЛАВА I.  ЖИЗНЬ, КОТОРОЙ БОЛЬШЕ НЕТ

 

…Большой чёрный замок на краю бездонной пропасти. Я стою в сыром мрачном помещении, похожем на темницу. Вокруг давящая тишина, страшная непроглядная мгла - лишь тоненький лучик света пробивается откуда-то сверху, в тщетных попытках её разогнать.

Поначалу я никак не мог разглядеть помещение, в котором находился, отчего оно казалось бесконечно большим; но, спустя некоторое время, мои глаза привыкли к темноте, и я смог разглядеть высокие каменные стены, окружавшие меня, словно суровые, безжалостные стражи. Вокруг по-прежнему гробовая тишина. СТОП! Я отчётливо услышал чьё-то хриплое дыхание где-то поблизости. «Такое дыхание может быть только у кого-то очень большого», - подумал я. Сердце заколотилось, как бешеное, когда я представил себе огромное уродливое чудовище, которому может принадлежать это дыхание, по всему телу в разные стороны разбежался страх, заползая за шиворот. Он словно парализовал меня, я застыл на месте как вкопанный, в ожидании чего-то ужасного. Дыхание становилось всё ближе и ближе, сердце колотилось всё быстрее и быстрее…тишина… неожиданно дыхание стихло – кажется, этот Кто-то понял, что я его заметил и притих, готовый напасть в любую секунду. Время словно остановилось. Ни звука. Мгла сгустилась.

Вдруг сверху на меня набросилось огромное зубастое чудовище…

-Ники! Вставай, ты уже опаздываешь, - прозвучал голос мамы с первого этажа – вестник того, что я в реальности и никаких чудовищ нет.

Ну вот, снова мне приснился этот странный, страшный сон! Что со мной происходит? Последнюю неделю я вижу только этот сон.

- Да,  знаю я! Встаю, – пробурчал я себе под нос.

И кто же придумал эту школу - место, где запирают сотни ни в чём не повинных детей, издеваются над ними, точнее, наблюдают, как они мучают и изводят сами себя. Б-р-р-р! От одной мысли об этом меня передергивало и по спине пробегали мурашки.

Итак, наполовину раскрыв глаза, я по привычке шёл чистить зубы, погружённый в неприятные раздумья о школе. Каждый новый день начинался с настолько привычных и однообразных действий, что я мог совершать все утренние процедуры с закрытыми глазами. Впрочем, и в течение дня мне не раз приходилось повторять определённые шаблонные действия, ставшие чем-то вроде традиции в моей семье.

Как всегда, из зеркала на меня смотрел нахмурившийся курносый мальчик с серо-голубыми глазами. Волосы его торчали в разные стороны, а уши были слегка оттопыренными. Я совсем забыл, когда этот парень в последний раз улыбался.

- Ники, поторопись! Ну сколько можно? - снова донёсся голос мамы.

- Мама, я проснулся! Уже иду! – промычал я, тяжело вздыхая.

Так, немного поворчав, я небрежно набросил на себя первую попавшуюся одежду и спустился вниз, на кухню, где возилась у плиты моя мама. Сев за стол, я стал молча жевать бутерброды, не обращая внимания на стоявшую рядом перловую кашу, которую я терпеть не мог.

В последнее время у меня появилась дурная привычка – смотреть в одну точку и полностью уходить из реальности в мир своих мыслей, совершенно отключаясь от происходящего. Только там я мог быть самим собой, не боясь, что мне могут причинить боль.

Эта история началась около месяца назад. Мы были обычной семьёй, ничем не отличавшейся от других. Мама и папа старались воспитать во мне качества благородного рыцаря. С родителями я всегда находил общий язык – они поддерживали меня во всех начинаниях, давали взрослые и мудрые советы - словом, я всегда мог на них положиться. Вечера мы обычно проводили вместе, рассказывая друг другу о прошедшем дне: шутили, смеялись, играли. Это было очень здорово! Но в какой-то момент в нашей семье стали происходить странные изменения, причину которых я никак не мог понять.

Родители всё время молчали, опустив головы, и избегали друг друга. Мы перестали собираться в семейном кругу по вечерам, чтобы рассказать друг другу об уходящем дне. Жизнь в доме, прежде кипевшая, внезапно словно остановилась и затихла.

По ночам я часто слышал, как родители вполголоса, а потом, уже не боясь, что я проснусь, кричат друг на друга. Я стал замечать, что мама тихо плачет, но когда я пытался узнать, в чём дело, она лишь ласково улыбалась и находила какое-нибудь оправдание. Я знал, что что-то не так, но надеялся, что родители помирятся. Однако, изо дня в день, становилось только хуже и хуже. Отец перестал приходить к ужину, аргументируя это тем, что он задерживается на работе. Поэтому мы всё чаще проводили вечера вдвоём с мамой. Я по привычке рассказывал ей о том, как прошёл день, но она не слушала меня, а лишь смотрела куда-то в пространство и молчала. В определённый момент я понял, что мама вовсе меня не слушает и я с какой-то необъяснимой тяжестью и чувством неудовлетворённости тяжело вздыхал и отправлялся спать. Вскоре папа совсем перестал появляться дома - у него были постоянные командировки. Мой папа работал инженером, разрабатывал различные проекты для местного сталелитейного завода.

Я очень тосковал по нему, но, когда он приезжал, они с мамой снова ссорились.

С тех пор в нашем доме поселилось Нечто, которое никому не давало покоя, - в нашем доме поселилась Напряжённость. Возвращаясь домой, я уже не испытывал той радости, что раньше. Стоило перешагнуть порог дома, как внутри у меня всё сжималось. Беззаботная жизнь закончилась, оставив лишь воспоминания. Постоянные перепалки родителей приводили к тому, что они срывались на меня.

- Ники?! – голос мамы вырвал меня из астрала. - Да что такое с тобой происходит? Ты стал каким-то… - она сделала паузу, в её голосе послышалась тревога, -  рассеянным!

- Ничего не происходит, - буркнул я.

- Но я же вижу, что что-то не так! – она подошла и села рядом со мной, пристально глядя мне в глаза. В такие моменты я всегда чувствовал себя не в своей тарелке.



Артем Садовский

#11212 at Fantasy
#1662 at Young adult
#879 at Teenage literature

Text includes: эпическое, друзья

Edited: 18.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: