Юноша и Зверь

Font size: - +

Глава четырнадцатая. Последний рассказ

…Полвека спустя Саймон и Кэтрин шли по одной из дорожек некрополя Александро-Невской Лавры. Стоял ноябрь, мелким сухим снегом припорошило охровые, словно бальзамированная кожа, листья. Их легкий покров, лениво шурша, расступался в стороны от подола юбки Кэтрин.

Ступая не спеша, глядя сквозь густую вуаль на небо и верхушки деревьев, она шествовала меж могил.

– О чем-то задумалась? – окликнул ее Саймон.

– С чего ты взял?

– Сейчас на дохлую крысу наступишь.

Опомнившись, Кэтрин обошла стороной холодный комок посреди дорожки и продолжила путь в прежней манере.

– Филипп тоскует.

– Я бы сказал больше – он очень изменился. Вначале я даже радовался этому, но затем… Не зря Ренефер тревожилась о нем.

Некоторое время они брели молча, наслаждаясь безмятежностью погоста. Саймон, правда, не отказал себе в удовольствии разок топнуть и распугать интернационально-серых голубей.

Людей в такой час тут почти не было, за все время прогулки они видели только двух священников, прошедших по параллельной аллее и с подозрением посмотревших на англичан.

Уже повернув к выходу, они увидели в холодной осенне-зимней дымке сутулую фигуру молодого человека в поношенном сюртуке. Держа под мышкой книгу, руки сжав в карманах, а взгляд вперив в землю, он стремительно приближался к ним.

– Здравствуйте, - неожиданно громко сказал молодой человек, поравнявшись с ними.

– Добрый день, - вымолвил Саймон, касаясь полей своей серой шляпы.

– Книжку купить не хотите? За рубль отдам…

– Что за книжка? – поинтересовалась Кэтрин.

– Е-евангелие, - чуть заикаясь, произнес молодой человек. – Дорогое, старинное. Поглядите.

– А Ветхий Завет, должно быть, уже продали?..

– Ну да. Ну рубль – что вам, жалко?

Саймон рассмеялся и хлопнул в ладоши.

– Очаровательно! Знаете, молодой человек, я не только куплю вашу книжицу, я, пожалуй, угощу вас ужином. Я недавно в Петербурге, и вы – прелюбопытнейший человеческий экземпляр, встреченный мною здесь. Неужто вы откажетесь?

Кэтрин видела, как молодому человеку стало неловко, как напряглось его лицо. Люди всегда чувствовали что-то неладное в их присутствии, как девы в беседе с Казановой. Однако изворачиваться и убегать он не спешил – Кэтрин видела по глазам, что он невероятно голоден.

– Отужинать-то можно. Отчего ж нет?..

– Вот и чудно, - быстро подытожил Саймон и слегка подтолкнул юношу вперед. – Пойдемте же. Темнеть начинает, а я, признаться, не выношу ночные кладбища…

 

Выйдя из Лавры и миновав площадь, они довольно долго шли по Невскому. За это время парень успел рассказать половину своей биографии – видать, давно не встречал кого-то, кому можно было поведать все.

Рассказал, что отец был скромным чиновником, зарабатывал не золотые горы (взяток обыкновенно предпочитал не брать), но семье хватало.

– Добрый был человек, да слег слишком рано. У меня очень скверный недуг обнаружился. Это его совсем растревожило и в конце концов убило… О, а вот, кстати, недурной трактир, я там бывал пару раз! Ох, да я ж представиться забыл! Антон Ижевский.

Саймон и Кэтрин также представились новому знакомому, и все втроем вошли в жаркий полумрак трактира.

Не моргнув глазом и заказав все, чего его душенька пожелала, Антон стал пожирать рыбные расстегаи, будто это были канапе.

Кэтрин и Саймон переглянулись и, не обмолвившись ни словом, будто что-то молча отметили про себя. Они действительно впервые встретили такое чудо–юдо.  Антон тем временем в два залпа проглотил наваристый бульон и, ощутив себя хоть на малую толику удовлетворенным, продолжил рассказ.

– Институт из-за той проклятой болезни, конечно, бросить пришлось. Куда работать податься, уж и не знаю. Сейчас все кручусь, пытаюсь хоть как-то матушку прокормить, совсем она плоха стала. Ну да живы будем – прорвемся…

Свой нескромный ужин он доел уже в полном молчании, а после бросил вопросительный и настороженный взгляд на Саймона.

Тот улыбнулся и, вновь переглянувшись с Кэтрин, промолвил:

– Молодой человек, позвольте, я буду говорить напрямик. Хотите заработать денег побольше, чем за книжку?

– И как же? – мрачно поинтересовался Антон, заворачивая в платок несколько уцелевших пирогов и пряча их за пазуху.

– Сразу оговорюсь, что риск для вас минимален, - поспешила вставить Кэтрин.

Саймон кивнул:

– Вам даже ничего толком не придется делать. По сути это совершенно безобидно, разве что покажется вам несколько странным. Но вам совершенно не нужно ничего бояться!

– Я и не боюсь, - равнодушно заверил Антон.

 

Вечер был не холодным, а город бурлил жизнью, так что они решили не брать извозчика, а пройтись пешком. После легкого мороза тем более приятно было оказаться в теплой квартире. Обстановка в комнатах была достаточно сдержанной, но откровенно небедной. Правда, Антону с непривычки стало неловко – отвык он от красиво обставленных жилищ. Ох, отвык…

Следуя совету Саймона, он отправился в ванную «освежиться с дороги». Он и сам был рад умыться – в комнатах, что снимали они с матушкой, ванной комнаты не было, и мытье становилось делом редким и хлопотным. Так что Антон с удовольствием вымыл как следует лицо, руки и шею. Он бы и целиком в ванную залез, только возиться слишком долго не было охоты.

Вернувшись в гостиную, он обнаружил еще одного господина: светловолосый молодой мужчина сидел на диване рядом с Саймоном и Кэт. Все трое смотрели на него, в высшей степени ласково и радушно улыбаясь.



Любовь -Leo- Паршина

#11367 at Fantasy
#1708 at Young adult
#907 at Teenage literature

Text includes: вампиры, друзья

Edited: 12.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: