Юноша и Зверь

Font size: - +

Глава двадцать вторая. Александр

Саша проспал у отца на плече почти всю дорогу, лишь изредка приоткрывая глаза и оглядываясь кругом, насколько позволяла поднятая крыша коляски извозчика. Вначале они ехали по Невскому, все дальше и дальше в старую его часть, а затем свернули в извилистые улочки.

По указанному адресу обнаружился новый дом в шесть этажей. Им нужно было подняться на последний, и Саша возблагодарил Бога за то, что в доме оказался лифт, ибо он не представлял, как взобрался бы наверх самостоятельно.

Консьерж внизу пропустил их без лишних вопросов: к пациентам и посетителям доктора он был привычен. Тут же и выяснилось, что доктор Юргель не единственный жрец Асклепия в этом здании – на первом этаже был устроен зубоврачебный кабинет.

Пока ехали в лифте, Саша снова умудрился задремать и чуть было не забыл на полу саквояж с вещами.

В общем, первым отчетливым его воспоминанием за этот день стала белочка. Маленькое, беспечное создание жило в большой клетке в прихожей импровизированной клиники доктора Юргеля. Войдя, Дмитрий Петрович фактически втащил сына внутрь и усадил на кушетку рядом с клеткой. Белка, уже смелая и любопытная, подскочила к решетке и уставилась на человека.

– Привет! – улыбнулся ей Саша. И тут же понял, что до этого момента рядом кто-то говорил.

Оказывается, Дмитрий Петрович обсуждал детали его пребывания здесь с какой-то пожилой дамой, одетой, как учительница или гувернантка. Саша поднялся на ноги и хотел снять фуражку, но тут же обнаружил, что ее с него уже сняли.

– Добрый день, мадам.

– Bonsoir, молодой человек, - вымолвила дама.

Дмитрий Петрович вздохнул.

– Просыпается к ужину, оттого и во времени суток путается.

– Это все мы с вами сейчас обговорим, а его пускай отведут в палату. Аннушка! – позвала она, и из двери, ведущей в непосредственно врачебное помещение, появилась молоденькая светловолосая девушка в одежде медсестры. – Аннушка, отведи нашего нового пациента во вторую комнату.

Саша взял свой саквояж и последовал за Аннушкой, которая отчего-то смотрела на него немного удивленно.

Вторая комната оказалась угловой, маленькой, но довольно уютной, с высоким окном, из которого открывался вид на крыши окружающих домов.

– Уборных у нас две – мужская и женская, а вот ванная одна, зато ее моют несколько раз в день, - рассказывала Аннушка, пока Саша разглядывал свое пристанище. – Через час придет доктор, будет обход, еще через полчаса – ужин. Полдник вы уже пропустили… Но если хотите, могу вам принести, - предложила она и чуть зарумянилась.

– Благодарю, но я, пожалуй, не голоден. А сегодня со мной что-то будут делать?

– Как скажет доктор.

– И что, все у вас оборудовано прямо здесь?

– Да, у нас большая процедурная. Еще есть операционная в квартире самого профессора.

– Ну, до операционной, я надеюсь, не дойдет. А сколько сейчас, кроме меня, тут постояльцев?

– Пациентов, - тактично поправила Аннушка. – Кроме вас, еще трое. Жена одного титулярного советника, еще пожилой ресторатор и иностранец. Последний только сегодня утром прибыл. Итальянец.

Тут Аннушку вновь позвала та пожилая дама, что их встречала. Позвала она негромко, не повышая голоса, но в царящей тут тишине все было отчетливо слышно.

– Извините, мне нужно идти. Я загляну попозже – проведать, как вы устроились.

– Хорошо, Аннушка, - улыбнулся Саша. – Только скажите, а кто эта грозная дама?

– Это Юлия Леопольдовна, супруга профессора. Она и сама прекрасный врач, помогает супругу вести его практику.

И Аннушка поспешила на зов.

Саша сбросил куртку и прошелся из угла в угол своей скромной обители. Впрочем, жаловаться было не на что – его радовала сама смена обстановки. Ему даже хотелось поскорее узнать, что за процедуры ему назначат – все лучше, чем торчать в опостылевших стенах.

Перед уходом к нему заглянул Дмитрий Петрович.

– Уже освоился? Знаешь, думаю, Софи в кои-то веки оказалась права. Все так солидно, чисто, доверие внушает. Завтра тебя навестят маменька или Денис, я никак не выберусь. Будет что-то срочное, позвони Софи от доктора – она нам передаст. Ты-то как? Как себя чувствуешь?

– Я? Да не понял толком еще… - ответил Саша, хотя чувствовал себя намного лучше. Надо же было убедить папеньку, что он не зря свои деньги потратил.

– Ну, отдыхай пока. Скоро придет доктор.

– Да, мне сестричка уж сказала.

– А я пойду. Пора.  

На прощание Дмитрий Петрович вдруг обнял сына, что бывало нечасто, и перекрестил.

Оставшись в одиночестве, Саша некоторое время глядел на светлое, но уже не слепящее небо над городом, а затем решил осмотреться.

В общем коридоре зажгли свет, дверь в одну из палат была приоткрыта, и оттуда доносился негромкий разговор. Судя по тому, что говорили две женщины, это Юлия Леопольдовна беседовала с супругой титулярного советника. Процедурная, как понял Саша, находилась сразу по правую руку от входной двери, а напротив нее – небольшая гостиная для отдыха с волнистым попугаем и столиком с горой журналов.

Заглянув в гостиную сейчас, Саша обнаружил там некоего господина. Судя по простой одежде и мягким домашним туфлям, это был один из пациентов, а скорее всего – итальянец, прибывший утром. Господин был весьма хорош собой, с густыми каштановыми волосами, юношескими усами и бородкой и темными, как агаты, глазами.

– Добрый вечер, сударь, - произнес Саша, сообразив, что надо бы поздороваться.

Итальянец лишь улыбнулся ему, ничего не сказав, зато наградил долгим взглядом, выражавшим неподдельный интерес. Секунд через десять стало достаточно неловко стоять под этим внимательным взором, и Саша счел за лучшее просто уйти.



Любовь -Leo- Паршина

#11386 at Fantasy
#1709 at Young adult
#909 at Teenage literature

Text includes: вампиры, друзья

Edited: 12.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: