Ювенотерапия

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1

– Не хочешь потанцевать?

– Что? Прямо здесь?

Коктейльная вечеринка, предваряющая ежегодную переводческую конференцию, начиналась довольно уныло. Давид, мой руководитель, представлял меня знакомым, но говорить все эти важные люди предпочитали с ним, им равным. Немного постояв в общем кружке, я отправилась в свободное плавание по залу. В надежде, что мне попадется такой же потерянный, который на поверку окажется крупным заказчиком: очень хотелось проявить себя, показать, что я здесь не зря, что я полезна.

Изюминкой конференции считались именно такие неформальные встречи до и после основной программы. По задумке организаторов игристый напиток и непринужденная беседа должны помочь всем перезнакомиться и привыкнуть друг к другу, с тем чтобы во время самой конференции работа шла продуктивнее. Больше знакомых здесь – больше сделок. 

Только мне довольно долго пришлось с улыбкой наблюдать за происходящим ничем – в душе изнывая от собственной никчемности. Татьяна Карам, штатный переводчик, тут никому из боссов-гостей не интересна, и ей, чтобы с кем-то заговорить, придется найти весомый повод. 

Наш подрядчик Алексей держался Давида и тоже заводил полезные знакомства – с большим успехом, чем я. Однако не все его внимание было поглощено поиском связей, украдкой он поглядывал на меня; я иногда чувствовала на себе его взгляд и поворачивалась в его сторону. Когда ко мне подбежал Саша Нимерос, он заметно оживился. Хотя что нового появилось на его лице, я без очков все равно разглядеть не смогла бы.

– Ну да, а что такого? – выбеленные Сашины зубы чуть ли не слепили меня. – Это же неофициальная часть. Имеем право повеселиться!

– Очень хочу. Но, наверное, должна спросить у Давида. Вдруг он против?

– Хорошо, понял. Я пока пойду с диджеем договорюсь. Дай знать, если разрешат.

– Хорошо.

Я волновалась, пока шла за разрешением к начальству. Не могу сказать, что весь год прямо-таки бредила мечтой о танце с Сашей. Просто считала такую возможность любопытной и гадала: если случится оказаться нам на одной вечеринке – что из этого выйдет?

Барная стойка, скучавший диджей и танцпол – пусть и не используемый по назначению, – придавали этой встрече привкус вечеринки.

– Давид, Вам, возможно, Ирина говорила про Александра Нимероса? Он пригласил меня потанцевать, если Вы не против...

– Это неформальная встреча, Таня, – Давид всегда был готов дать мне больше свободы, чем это казалось разумным. – Почему я, собственно, должен быть против?

Ну конечно, мне надо было без спросу пуститься в пляс, а потом подбирать челюсти коллег.

– Просто это привлечет к нам внимание. Вдруг Вы это не одобрите – решила на всякий случай спросить.

– Я за любое внимание к нам, Таня, так что добро. Один вопрос: что вы такое танцевать собираетесь, что это должно привлечь внимание?

– Кизомбу. Её ещё называют ангольским танго, – добавила я, чтобы руководителю стало проще. – Африканским танго.

Я сморщилась. Не хочется, чтобы Давид решил, что я считаю его недостаточно образованным, но вдруг он не знает, где находится Ангола? Я ведь тоже когда-то не задумывалась над этим.

– Понял. Что ж, это будет любопытно.

Поблагодарив его, я кивнула Саше и вышла в центр зала. Нимерос что-то шепнул на ухо диджею, и рок-баллада, поставленная с расчетом на вкусы большинства, сменилась традиционной кизомбой. Одна из самых моих любимых мелодий!

Я начала медленно двигаться. Сама песенка задорная, но вступление там довольно лиричное. Саша подбежал ко мне и тоже стал пританцовывать; а как начался куплет – подхватил меня, и мы закружились в танце. Это было что-то веселое, воздушное! Как объятие лучшего друга, как неторопливый разговор по душам. Хотелось смеяться – и мы смеялись! Так здорово, когда в танце разделяют твое настроение... Мне не хотелось останавливаться, и когда я поняла, что песня близится к концу, немного загрустила. Но вместо ожидаемой тишины услышала плавный переход к четким битам.

– Урбан? – я вопросительно посмотрела на Сашу.

– Я договорился с ним на три трека, – шепнул он мне на ухо.

– Потрясающе!

Я вытянулась в струнку, шаг стал четче. Винты, вращения и поддержки – Саша очень технично исполнял все элементы, и что-то пропустить у меня просто не было шанса. Вместе с тем его танец был так же наполнен заботой и вниманием, не позволявшими сравнить его с роботом. 

Не представляю, как можно любить традиционную кизомбу и в то же время плеваться в сторону современных урбанистичных веяний. Или наоборот. Это такой многогранный танец – он может быть забавным и дразнящим, динамичным и взрывным, может быть уютным и нежным, чувственным и откровенным. А вместе с ним и я – ведь в танце можно проживать разные настроения, оставаясь в то же время собой.

Каким будет третий трек, интересно? Хоть бы не таррашинья! Устоять я перед ней не смогу, но время и место на самом деле не очень удачны.

Нет, это гетто-зук! Сладкий, тягучий и манящий нотками востока. Я не знаю, как у него это получилось, но этой подборкой Саша попал в мое настроение, угадал мои вкусы. Вернулся кач в бедрах, стало больше замедлений. И мы оба начали подпевать! 

Наверное, это самый приятный танец за последнее время – хотелось смаковать его до последнего шага, до последней ноты.

Обычно к завершающим танец объятиям я готова отпустить восхитившего меня партнера. Но в этот раз было чуточку сложнее: Саша – особенный. Это он, пусть на самом деле и сам того не зная, стал для меня проводником в волшебный мир танца. Я написала ему лишь спустя полгода занятий, чтобы поблагодарить, и сегодня он вспомнил об этом.



Татьяна Карам

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться