Ювенотерапия

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 7

На самом деле нотариальное заверение – и вправду только часть моей работы. В общем и целом мне она нравится: сшивая документы, например, я позволяю глазам отдыхать. Для курьера у нас нагрузки не хватает, поэтому документы возить приходится тоже мне; совмещая поездки с обеденным перерывом, я могу позволить себе и позагорать в парке, и покушать в необычном заведении и даже прикупить какую-нибудь обновку. Плюс, с людьми в итоге научилась общаться. Раньше боялась звонить, даже если очень было нужно, и несколько раз проговаривала про себя, что и как скажу. Сейчас набираю номер и звоню.

Но когда дело доходит до сверки переводов с оригиналами, я начинаю страдать. Не под это мой мозг заточен – ох, не под это. Я могу найти неправильное согласование, опечатку или неудачное слово в огромном тексте, на котором быстро замылился бы глаз у любого из сотрудников «МедиТерры», но если в типовом документе поменялась цифра, я обязательно это пропущу.

Мне тесновато в нотариальном переводе, и я рада, что помимо этого у меня есть возможность работать и с другими текстами. Вишенка на торте для меня – задачи, хотя бы отдаленно напоминающие художественный перевод. Люблю все, что требует творческого подхода и разбавляет мои рабочие будни. Люблю состояние потока, в которое я погружаюсь сразу, как только переключаюсь на такую задачу. Я чувствую себя в своей стихии, а это не может не воодушевлять. 

И еще меня хвалят потом – кто же не любит похвалу? Очередной комплимент я получила уже с утра, за рекламный ролик по Ювеностату. Нарисованная принцесса задувала свечки на праздничных тортах, с каждым годом свечек становилось все больше и больше. Потом она пошла в клинику, вышла оттуда и снова стала задувать свечки. Их опять становилось все больше, а вот принцесса внешне меняться перестала. До этого я уже редактировала брошюру по Ювеностату, где было довольно много специфических терминов, поэтому мультик показался мне совсем простым. Единственное, нужно было уложить перевод в хронометраж, и с этим пришлось, конечно, повозиться. Но зато теперь с нетерпением буду ждать этот мульт в озвучке – это самое классное в аудиовизуальном переводе.

– Таня, объясните мне, пожалуйста, вот что, – Давид дождался, пока остальные уйдут на обед и начал разговор; и не очень хорошо начал. – Как так получилось, что крупный дистрибьютор медицинской техники обращается в маленькое бюро за устным переводом и требует именно Вас? 

Я вздрогнула, но потом с облегчением выдохнула. Думала уже, что просмотрела ошибку в той брошюре, и заказчик высказал претензии. Уж слишком сильно я погрузилась в проект. Что за дистрибьютор?

– Некий Денис Росс, – продолжил Давид. – Вы его знаете?

Денис? Его фамилия – Росс? Я промыла и перевязала ему рану вчера, он угостил меня ужином, и мы очень душевно поболтали. Но последний раз я его видела и слышала, когда он посадил меня в такси; с тех пор даже не писал ничего – а о подобных предложениях ему стоило бы сначала рассказать мне. Так что бред это все. 

– Да, – ответила я. – Мы познакомились недавно, и я рассказала, где и кем работаю. Что он хочет?

– Чтобы Вы в качестве переводчика сопровождали его в деловой поездке. Где вы познакомились?

– На танцах. А язык какой?

– Английский и испанский, Ваши пары. Вы знали, что он владеет компанией «Росс Тек»?

– Нет. Среди танцоров много айтишников, а он похож на айтишника, поэтому я даже не спрашивала. Что за тема?

– Лазерное оборудование. Будет презентация  – тут потребуется шушутаж, – и переговоры. На переговорах просто последовательно можно. Справитесь?

Я двинула плечами. Я всем рассказываю байки про свой скудный опыт устного перевода; внимавший мне вчера Денис, видно, не совсем понял, что байки – это про юмор.

– А нельзя отправить другого переводчика? Яков идеально подходит, у него и опыта много.

– Требует Вас, – Давид, кажется, многозначительно посмотрел мне в глаза. Вернее, это было похоже на многозначительный взгляд, но его значение я все-таки не разгадала. Не знаю, что ему говорили заказчики после моих провалов, но ему явно не хочется меня отправлять.

– Вы согласитесь? – спросила я, надеясь на отрицательный ответ. Мне так не хочется идти на устный!

– Я это не одобряю. Денис Росс может оказаться непорядочным человеком.

Не то, на что я надеялась, но если согласиться, доверия к Россу будет меньше. Хотя даже просто кивнуть не могу. Все-таки это нечестно.

– Мы с ним познакомились, когда он заступился за меня на вечеринке, – сказала я. Надо отдавать должное людям.

– Все равно подозрительно. А я за Вас отвечаю, – Давид нахмурил брови.

Перед кем, интересно? Перед самим собой, разве что. «Принимая на работу человека, я все равно что принимаю его в семью – поэтому хочу знать о Вас больше», – услышала я как-то на одном из собеседований, что он проводил у меня под носом. И почему-то мне хотелось верить, что мы – своего рода семья. Я трачу на этих людей большую часть своего времени, и сильно прикипела к ним, хоть мы и мало общаемся. Отправляя меня с Ириной в командировку, Давид целую лекцию прочитал о том, что следует быть осторожнее в незнакомом городе. От родителей подобные наставления меня возмутили бы – ну что я, маленькая в самом деле? – но слушать их от начальства было даже приятно. Заботой пропитано многое в нашей компании – начиная от сладостей на маленькой корпоративной кухне и заканчивая офисной йогой два раза в неделю.

Я не хочу причинять лишние хлопоты руководителям. И думать об этом не хочу, странно это все. 

– Как Вы решите, Давид, так и будет.



Татьяна Карам

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться