За что демону ангел, или работу не выбирают. Часть 2.

Размер шрифта: - +

21

- Лучше арбалета с верёвкой ничего не нашёл? – голос был недовольным, но уже немного успокоившимся.

- Первое, что попалось под руку, - оправдывающийся не оправдывался, а просто констатировал факт. – Или надо было дать ей свалить?

- Да уж, тогда свалили бы нас. Что там с процессом?

- Да нормально. Крови много потеряла, но почти всю восстановили. Регенерация завершена на 65 процентов. Меня другое беспокоит.

- Что подпортил ей шкурку? За пару дней затянется.

- Сыворотка закончилась.

- Ну и что? Ты же утром ей сделал укол, должно до вечера хватить, а там и хозяин явится.

- Да, но в донорской крови сыворотки нет, а заряженная осталась там на балконе подсыхать.

Ответом беспокоящемуся было гробовое молчание, продлившееся несколько минут.

- А сколько часов до прибытия хозяина?

- Около четырёх.

- Может позвонишь ему?

- И что я ему скажу? Извините, босс, но я подстрелил вашу невесту?

- Мда.. Не вариант.

Лика слышала разговор, но открыть глаза или хотя бы сдвинуть рукой пока не получалось.

- Может вкатаем ей снотворного? Продрыхнет до самого вечера.

- Хозяин поймёт, по запаху сразу. Мне иногда кажется, будто у него в родственниках оборотни затесались. Нюх, как у собаки, натасканной на наркотики.

- Что будем делать? – голос приобретал уже озабоченный оттенок. – Может отключим у капсулы питание и регенерация будет замедленной? Глядишь, и придёт в себя позже.

- Слушай, а это идея, - воодушевление прямо-таки заструилось. – Излечиться она и сама сможет, просто чуть помедленнее.

Послышались тихие щелчки по кнопкам и струящееся тепло, окутывающее тело Лики до этого момента, исчезло, как и прекратилось электромагнитное воздействие на нервную систему пациента. Олухи, подумала Лика. Ведь благодаря этим лучам она находилась в состоянии временного поверхностного анабиоза. Не торопясь открывать глаза, а то что к ней вернулся контроль над телом, она уже почувствовала, Лика подождала пока беседующие желтоглазики удостоверятся, что она спит и отойдут к столу, снова разыграть карточную партию.

Она чувствовала, что поврежденные ткани почти восстановлены, легкие свободны от посторонних жидкостей, руки и ноги не зафиксированы ничем. Всё было бы хорошо, если бы не боль, небольшая и пока незаметная, не мешала сердцу выполнять свою работу. Поправка. Уже заметная. И сейчас довольно ощутимая. Она стремительно расползалась по сторонам, наполняя вены чем-то жгучим. Лика нахмурила лоб, чуть потянулась, предполагая, что это может быть реакция организма на пробуждение. Но боль продолжала распространяться. Вот она уже заполнила всё и тело, и выгнувшись дугой, Лика закричала.

 

Охранники дружно вздрогнули и выронили карты из рук, когда капсула разлетелась на тысячи мелких осколков, а с регенерационного стола спрыгнуло нечто. Потому как на ангела это похоже не было. Нет, крылья, развернувшиеся во весь размах, были белыми, если бы не одно чёрное перо. Но всё остальное…  Волосы, еще минуту назад, бывшие белокурыми, сейчас ярко-красными прядями развевались в воздухе, словно наэлектризованные или не подчиняющиеся земной гравитации. Вены, проступившие под тонкой кожей, рисовали причудливые узоры как на теле, так и на лице. Глаза, чёрные словно уголь, без белков, но поблескивающие иногда, или охранникам это показалось, рубиновым цветом и рот, искривившейся в недовольной ухмылке.

- Твоего ж вампира за клык…. Бежим!

Оба охранника вскочили с мест и выбежали из комнаты, а им вслед донеслось самое настоящее рычание, достойное крупного хищника. Один из охранников бросился в коридор, что есть силы ударил по кнопке, висевшей на стене, а потом побежал в овчарню, где принялся открывать замки один за другим. Оттуда шумно выскочили несколько собак огромного размера и свирепого нрава. Обычно они использовались по ночам для защиты от проникновения чужих на территорию. Утром, голодные, они возвращались в овчарню, ели до отвала и спали до вечера. Но сейчас они не выглядели сонными, и судя по всему даже не ложились.

Второй охранник бросился в оружейную и начал спешно заправлять винтовку большой дозой снотворного, того, что использовалось для медведей и лосей. Но завершить операцию ему не удалось. Ещё до того, как он закрыл затвор, на него набросились сзади и с лёгкостью оторвали голову.

Второй желтоглазик прожил на минуту дольше. Он успел выбежать во двор, когда туда же вылетела рыжая бестия. Оскалившись, она подняла лицо к небу и протяжно завыла. Собаки, окружившие её, почему-то припали мордами к земле и жалобно заскулили. Охранник, в ужасе понявший, что собаки не помогут, развернулся и побежал прочь от замка. Рыжая что-то крикнула, собаки вскочили, стремительно догнали желтоглазого и разделили между собой. Ужин будет питательным. Рыжая же замерла, завела руку за спину, провела ею по ране, а посмотрев на неё, рухнула на землю, потеряв сознание. На улицу выбежала пожилая женщина в переднике и заохав позвала кого-то. Выбежавшие на зов, мужчины в рабочей одежде, подхватили худенькую белокурую девушку в насквозь пропитавшейся кровью одежде и унесли в дом.



Татьяна Ф.

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться