За день до нашей смерти: 208iv

Глава 5. Счастливый случай


— Значит… вдвоём? — низкий старческий голос звучал на удивление громко.

— Да, вдвоём, — ответил один из наёмников после того, как переглянулся с товарищем. — И что с того? Мы ждём плату.

— Нет, ничего, в принципе… Как? Мне присылали отчёты о десятках трупов всего-то на трёх этажах, а тут — пять, и всего двое людей… Мне было бы дей…

— Опыт и капля удачи, старик, — оборвал его на полуслове Хантер. — А вам следовало бы задуматься, прежде чем отправлять неизвестно куда полторы сотни детей.

Худощавая фигура в военной рубашке распрямилась и с некоторым презрением посмотрела на окровавленных охотников. «За мной», — головой скомандовала она. Тяжёлые сапоги неспешно, но широко шагали по залитому кровью полу, пока вокруг них бушевал ураган из рядовых солдат, выкидывающих трупы в открытое окно.

— Сколько вы убили?

— Около сорока.

Они подошли к тому самому окну и наблюдали, как рядовые медленно и монотонно выкидывают одну кровавую кашу и идут забирать другую. Палача трупов легко можно было распознать по ранениям: Джеймс стрелял очень аккуратно, практически искусно — небольшая дырка или две от автоматного калибра в районе груди, и остальные травмы, нанесённые временем; работа Уильяма, как ни парадоксально, больше напоминала трупы героев войны, падающих на мины — обезглавленные под корень тела, изрешечённые дробью настолько, насколько это вообще возможно; оторванные выстрелом руки или ноги, которые приходилось нести отдельно, а из пробитых ножом голов даже спустя полторы недели то и дело капало что-то липкое.

— Не уверен, — ответил вдруг генерал, стоящий напротив окна. — Моё подразделение уже сбросило большинство тел, так что настоящего числа мы никогда не узнаем.

— Спроси любого, кто прибыл сюда за две недели до тебя — они считали их куда чаще, чем ты — по нескольку раз в день, когда сюда поднимались.

— Хм… Понимаете, думаю, тот договор, что заключил с вами сержант Хеллер в Теннеси… был немного… Думаю, чести ради вы согласитесь, что он погорячился.

— «Чести ради»? Ещё бы ему не «погорячится», — перекривлял его Виттима, — было сто пятьдесят человек, а осталось меньше тридцати. И это, кстати, с учётом того, что ваш солдатик «погорячился», и отдал вашу работу нам.

— Вы не… Количество людей сейчас не играет роли, напарник человека из Джонсборо, — ответил военный. — Дело в том, что договор, заключенный вами с моими людьми, нельзя считать честным — мы не можем отдавать вам ничего из необходимых отряду припасов.

— Во-первых, Джеймс, — ответил ему Хантер. — Во-вторых, ты прав, цена недостаточно высока — мы хотим половину вашего авианосца.

— Не играй с огнём. Ты среди моих людей, на моей базе, и ты не…

— Тебе напомнить, благодаря кому этот всё ещё набитый дерьмом небоскреб — твоя «база»? — помрачнев и опустив лоб, сказал старший. — Не благодаря тебе, который припёрся через полторы недели к своим избитым щенкам; не благодаря этим же «солдатам», которые летят катушкой от вида трупов и начинают стрелять в своих же — да, я в курсе того, что случилось в «Терминусе», ваша «военная тайна» — херня та ещё. Теперь оглянись: они — эти «твои люди», смотрят на нас, как на героев — на настоящий, мать его, пример для подражания. Залитый кровью, обмоченный гнилью и пропахший неведомым даже мне самому дерьмом, пример. Если бы мы не взялись за это дело, то твои детки сдохли бы здесь за полторы минуты, вояка, пока ты бы просто оставался для них никем — голосом из рупора, пришедшим поаплодировать.

— Ты охренел, что ли?! — схватившись за кобуру, процедил сквозь зубы старик. — Мои люди — обученные профессионалы, кото!..

— Не заливай! — перебил его уже молодой. — Мы с тобой вряд ли когда-либо ещё пересечёмся, так что нет смысла лгать или тешить своё эго перед нами. Твои люди — это кучка детей, которые до сих пор думали, что любой противник будет также неподвижен, как и манекен, на котором они практиковались. Тренированные на разваливающемся атомном авианосце такой же кучкой детей, но постарше, они ни разу не выходили в грёбаный мир, а тут вы их выпускаете сразу на зачистку — не на разведку, мать вашу, а на реальную и неизбежную схватку с неизвестным им противником. Да таких уродов, как вы, на «Разящем» просто расстреляли бы, как бешеных собак, за одну мысль о такой идиотской идее!

— Откуда ты?..

— Или ты думал, что вся та теория, которую вы им впихиваете в голову шестнадцать лет, заменит им хотя бы месяц практики под присмотром? Как вообще?.. Хотя… Нет, нет, чёрт возьми… — на лице Виттимы застыла странная полуулыбка. — Вот их практика, да? Неужели ты решил, что все эти пацаны — те, которые останутся после адища, что ты им устроил, станут сразу закоренелыми бойцами?! Не свихнутся, не развернут пулемёт, как в Терминусе, на своих и не станут палить в них, видя перед собой ходячих, но станут матёрыми воинами и будут в порыве неизгладимой временем мести мстить «Зедам» за своих павших товарищей?! Ingenuo idiota! Ха-ха-ха-ха-ха…

На лице человека с неизвестными ни Уильяму, ни Джеймсу нашивками выступала чистая ненависть. Покрывшийся жилами высокий лоб раскраснелся, серые глаза выпучились, а из полураскрытых потрескавшихся губ с порывами стремительного дыхания вырывалась слюна. Но, несмотря на всё это, рука его всё ещё просто лежала на застёгнутой кобуре в то время, как пистолет Джеймса уже был направлен прямо на него — мужчина оказался быстрее. Рядовые — две пары парнишек, что таскали трупы — замерли в удивлении. Поправив красноватый берет на коротко стриженных седых волосах, старик, который, вероятно, был на добрый десяток с лишним старше Хантера, выставил на согнутой руке вперед худощавый палец и уже собирался высказать всю ту гневную триаду, что зрела в его голове, а заодно — не потерять авторитет среди низших по звания.



Shkom

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться