За день до нашей смерти: 208iv

Глава 8. Без имени

— Что?

Рассветное солнце слабо обжигало зрачок старика, который, опустив брови, пялился на восток. Где-то там была Оклахома — его цель, от которой он отставал всего на несколько дней. От которой он мог и вовсе не отставать, если бы не глупое решение его напарника отправится в Кав. Искусственный канал поблескивал бликами прямо в глаза — его машина уже была развёрнута к мосту. Дул лёгкий ветер, копоша полусухую траву на землях, что были за рекой. Уильям не хотел терять ни секунды, и по его взгляду было понятно: сдаваться в том споре он не собирался.

— Ты прекрасно всё слышал. Избавься от него, — крепче сжав руль до скрипа в перчатках, проговорил он. — Отдай на поручительство, выкинь на улицу, убей — мне плевать. Он с нами не едет.

— Почему?

— Потому что мы не няньки, Джеймс. Этот кусок идиота, который додумался напасть на тебя с перочинным ножиком — не наша забота. Я надеялся, что у тебя хватит ума, чтобы это понять. Или, хотя бы, времени. Ты правда думаешь, что нет ничего необычного в том, что с нами на операциях и в тяжких условиях будет подросток? Повторю: избавься от него, — голос Уильяма во время злобы звучал особенно низко и хрипло.

Мужчина посмотрел на парня, которому было явно страшно сидеть на заднем сиденье одному. Он медлил с ответом, и охотник отлично понимал, что это значит. Чем дольше затягивалась пауза — тем больше понимал. Однако полное осознание пришло в тот момент, когда Виттима, встав по-привычке по стойке смирно, выпрямился и выровнял голову:

— Этого не будет, — уверенно ответил он.

— Повтори.

— Я сказал: этого не будет. Я его не оставлю.

Старик громко выдохнул. «Сколько же прошло с того времени, как я оказался здесь? Два дня? Да, кажется. Это — третий. Или нет? Я пришёл в Стилуотер, напился, вырубился… А сколько пролежал без сознания? Было же утро, когда я проснулся, так ведь? Да, было. Но было ли то первое утро? Голод одолевает. Довольно сильно. Второе? А ещё полтора дня в этом чёртовом городе… Ну, нет… Не буду я терпеть эти слащавые уговоры. Я ведь давал ему время решить проблему. Простую, мать его проблему. Но нет…» Дверь машины со скрипом открылась. Он вышел из авто и молча пошёл в сторону Джеймса, который медленно попятился назад. Открылась задняя дверь. Пацан, на котором, как успел заметить Хантер, была новая одежда, даже не сопротивлялся — он одним рывком вытащил его, держа за плечи кофты и выкинул вперёд себя — к своему напарнику.

— Тогда ты остаешься здесь и выбираешься вместе с ним так, как ты хочешь.

— Я!.. Ты не сделаешь этого.

— А ты правда хочешь проверить? — он оскалился — меньшее из того, что он любил — когда его проверяли «на прочность» подобным образом. — Меньше, чем через час, город наверняка оцепят. Ещё бы — были убиты двое представителей местного закона, а третий находится в чрезвычайно тяжелом состоянии, если ещё не умер… Плюс смерть «простых гражданских», разумеется. И если третий скончается быстрее, чем успеет рассказать, что произошло — ты труп.

— Прекрати, — тот уже начал понимать, к чему идёт разговор.

— Вместе с ним, — Уилл кивнул в сторону мальчика, поправляющего чёрную тёплую кофту с капюшоном. — Очевидно: в город приходит наёмник и случается убийство — здешние люди вряд ли оценят такой жест, а насчёт виновности твоей или её отсутствия даже думать не станут. Кстати, о их жестах дружелюбия, уверен, ты знаешь меньше моего, раз поехал сюда — давай я тебе расскажу подробнее…

— Остановись — я понял тебя.

— Зная то, как они относятся к своим же, — он проигнорировал просьбу и, достав нож, крутил его между пальцами, — сначала они возьмутся за тебя. Потащат в какую-нибудь тёмную комнату и начнут медленно украшать твою кожу резными узорами, лишат ногтей на пальцах, — нож скользил по ногтям, резкими движениями изображая рывок, — на ногах. А потом и самих пальцев. Фаланга за фалангой. Тупым, как ты сам, лезвием или и вовсе отобьют чем-нибудь тяжёлым. И всё это на его глазах, — фигура мальчика, на которую наёмник даже не обращал внимания, вжалась в спину Джеймса.

— Хватит, сука!

— Но не это самое худшее. Хуже всего, что они сделают всё это с ним. А ты будешь смотреть. Палец за пальцем, зуб за зубом. Они будут стягивать миллиметры кожи с него только ради того, чтобы добавить немного смолы и вернуть её обратно. А ты будешь скованным, — расстояние между двумя мужчинами сокращалось, — жалким щенком, каким был два года назад. Будешь молить их остановиться, умолять сделать это с тобой, лишь бы не трогали его. Но, поверь, они и так сделают это с тобой… А потом… Ха-ха-ха. А потом…

Не успел Уильям и опомниться, как Джеймс размашистым ударом в щёку с левой руки повалил его на одно колено. По челюсти прошлась лёгкая волна боли и тут же отозвалась полным онемением зубов. Не поднимая взгляда, он провёл двумя пальцами по краешку губ с правой стороны. Кровь — конечно, кровь. Выплюнув красноватую слюну, он быстрейшим движением нанёс апперкот своему напарнику, который стоял, склонившись над ним. Тело повалилось на багажник авто, но вовремя ухватилось рукой, лишь ногами запутавшись у грязной земли. Наступило затишье. Наёмник, убедившись, что все зубы целы, с трудом пытался подняться на ноги — приходилось руками отталкиваться от земли, потому что вестибулярный аппарат никак не хотел приходить в чувства. И только в тот момент он заметил, что на пацане действительно была новая одежда — старая рыбацкая жилетка и потёртые брюки сменились однотонной чёрной кофтой, которая точно не подходила для зимы, и серыми, отдаленно похожими на джинсы, штанами. На ногах же красовались кустарные ботинки бледно-чёрного оттенка, грубо сшитые из кусков ткани и кожи, но с чрезвычайно прочной подошвой — минимум красоты, максимум практичности.

— Эй, а давай изобьем его?

Тёмная фигура из мыслей Хантера появилась прямо рядом с Джеймсом. Её голос стал куда более хриплым и глухим. Она, насколько помнил бывший пилигрим, редко предлагала достойные идеи… И волосы её тоже стали белыми.



Shkom

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться