За день до нашей смерти: 208iv

Глава 10. Принимая последствия

— Вставай!

— Не могу… Не могу открыть глаза…

— Ну так вытри грязь со своего лица и вставай!

Дул сильный ветер, разнося запах свежести, предвещающий дождь, по протоптанным лесным тропинкам. То была немного необычная погода для начала сентября тех лет, но очень типичная для штата и территории — Луизиана, окрестности Нового Орлеана. Где-то среди болот, у озера Моресап, между собой сцепились две невзрачные фигуры: парень лет восемнадцати, чья одежда могла кое-как претендовать на звание обмоток, и мужчина лет сорока, чей рост мог смело претендовать на звание гигантского. Нетрудно было догадаться, кто выигрывал.

— Ты же знаешь, что я не смогу одолеть тебя. Ты больше, выше и сильнее меня.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Думаешь, хоть кто-то будет тебе поддаваться из-за того, что силы неравны?! Да тебя вобьют в эту же грязь по самые уши и заставят хлебать её, пока ты будешь задыхаться. А главное: если сдашься — у тебя не останется выбора.

Парень вытер с глаз вязкую, почти липкую грязь и взглянул на своего соперника: высокий, два с чем-то метра, весом под сто десять килограмм и, что хуже всего, хорошо подготовлен к драке. Нет — нет было ни малейшей возможности на то, чтобы победить такого в честном бою.

— Так и быть, — прокричал вдруг тот. — Уравняем шансы!

Прямо под ноги Уильяма упал нож с надетыми на него ножнами. Край длинного и широкого лезвия выглядывал из куска кожи, отблескивая от себя редкий свет. Он остолбенело смотрел на оружие, не решаясь брать его в руки.

— Я… Я…

— Язык проглотил?!

— Я могу убить тебя этим. Ты же в курсе.

— Ну так покажи мне, что если бы ты захотел, я был бы уже мёртв. Сумей или молчи о том, что ты там что-то умеешь, «сын солдата». Понял?

— Понял.

— Что-что?

— Понял!

— Тогда вставай и дерись. Давай же! Поднимайся, сволочь!

***

Вдох. Во рту чувствовался привкус железа и ощущалась лёгкая боль, при попытке пошевелить губами. Было тихо. Даже слишком тихо. По ощущениям, он лежал на чём-то и не твердом, и не мягком. Потянулся рукой ко лбу. «Вроде бы тёплый, но… Где противогаз?!» — он тут же в панике открыл глаза и попытался приподняться — не вышло. Тело лишь немного дёрнулось, но, ощутив всю тяжесть гравитации, тут же упало назад, а зрачки глаз и вовсе не захотели опускаться на нормальный уровень — всё ещё оставались слишком «высоко», чтобы разглядеть ими хоть что-то через полуоткрытые веки. Всё болело от ссадин, и даже минимальное движение приносило жгучую боль по всей спине.

— Мать твою… — прошипел себе старик.

«Но всё же где я?» — та мысль не давала ему покоя. Он вдохнул воздух ещё раз. И ещё — не было ни малейшего признака недостачи кислорода. Попытался подняться ещё раз — не получилось, слишком слаб. «Что же было? — Уильям всё же держал глаза приоткрытыми и пытался рассмотреть хоть что-то. — Мы пошли в Ад, зачистили шестой этаж… И двенадцатый. И восемнад… Нет, восемнадцатый был закрыт — Джеймс же при мне… Джеймс!».

Собравшись с силами, он всё же открыл глаза и… ничего не увидел. Только темнота и тишина вокруг. «Нет-нет-нет. Только не опять!» — старик схватился рукой за дерево, на котором, видимо, он и лежал, и потянулся куда-то вперёд. Позвонки в его спине с хрустом начали становиться на место, а само тело, накренившись, полетело вниз, через секунду упав на бетонный пол. В широко открытых глазах блеснул проблеск света — тонкой идеально ровной линией он вертикально рассекал стену, давая протиснуться сквозь него ночным небесам.

Перевернувшись на живот, он пополз вперёд, опираясь лишь на одну руку — вторую он, почему-то, не чувствовал, хотя и прекрасно видел. Рывок. Ещё рывок. До желанного просвета оставалась буквально пара сантиметров. Старик потянулся рукой к уголку света. Не достал. Осознав то, в какой нелепой ситуации и позе находился, Хантер рассмеялся лёгким, почти слабым смешком — всем, на что он был способен. В конце концов, он совершил ещё один рывок и, оказавшись прямо под источником света, перевернулся на спину — теперь рука свободно доставала, и единственное, что оставалось — отодвинуть ставни окна в военной башне — да, он уже догадывался, где мог находиться. Мягкий ночной свет осторожно проник в его «палату», осветив две небольшие ширмы, служащие ему стенами прямо как в домах восточного стиля; кровать — несколько табуретов, поставленных рядом с каким-то дряхлым покрывалом, лежащим на них; и дверь — просто дыру в том всём чуде архитектуры, к которому быстрым шагом направлялся доктор Хименес.

— Что вы делаете?! Вам не рекомендуется!..

— Спокойно… — он поднял руку перед собой. — Я сейчас. Всё нормально…

Выговорить свои оправдания так, чтобы их было слышно, Уильям Хантер не смог — силы его хватило ровно на то, чтобы слабо шептать себе под нос. Спустя секунду его голова, незаметно для него самого, накренилась на бок, а взгляд медленно погрузился в темноту.

***

— Сука! — липкая земля снова затмевала взгляд.

Вторая попытка не увенчалась успехом. Даже с ножом, пускай лезвие того и было крепко-накрепко перекрыто кобурой, Уильяму просто не хватило ловкости, чтобы увернуться от удара по челюсти, который тут же свалил его на землю — снова в грязь лицом. Ви (именно так Вейлон просил называть себя в сокращённом варианте) покачал головой после отражённого удара и поправил свой плащ.

— Недостаточно хорошо.

Парень, выплюнув кровь со рта, едва-едва поднялся на колени. В голове всё немного кружилось, вестибулярный аппарат и координация движений никак не хотели приходить в норму — тело шатало без видимых на то причин. В очередной раз попытавшись подняться, он снова упал и, придерживая тело рукой, пытался не свалиться на живот — в очередную лужу. «Сын солдата, — била мысль по подкорке в его голове. — Да. Да, сын солдата. Да, он был не готов к тому, что случилось в мире, но пытался подготовить меня. Пытался, как мог. И единственная причина, по которой ты ещё стоишь…».



Shkom

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться