За день до нашей смерти: 208iv

Глава 11. Ружья на стене

— Постой, парень. Давай… Мне нужно отдохнуть.

Старик и Мальчик сели среди леса на давным-давно упавшее, немного трухлявое бревно, не упуская возможности полюбоваться пейзажем — осень приятно радовала их взор всеми переливами жёлтого, зелёного, оранжевого, красного и коричневого цветов. Несмотря на обильные дожди, тот лес был более-менее сухим из-за того, что большинство воды оставалось на густых-густых кронах могучих и старых деревьев, что служили планете даже после смерти. Уильям смотрел вдаль и не мог разглядеть ни единого просвета между стволами, вслушивался в тишину и не слышал ни одного человеческого шёпота — только треск редких веток от каких-нибудь полевых мышей, пытался прочувствовать то место своей интуицией — она молчала. В нём говорили только боль и голод, едва-едва заглушаемые местным затишьем.

— Всё совсем плохо? — спросил парнишка, опираясь на дерево рядом.

— Не поел бы ты пару дней — я бы на тебя посмотрел. Лучше волнуйся о том, куда мы идём — перепутать юго-восток с юго-западом — это уметь надо.

Оказалось, что посёлок, в который отправились Александра и Винни, находился в совершенно другом направлении. По крайней мере, такой вывод сделал охотник, исходя из координат, предусмотрительно записанных на листике — селение находилось за озером Тандерберд, что у Литл Ривер Стейт Парк — не так уж и далеко от Оклахома Сити, чтобы делать вылазки за припасами, но достаточно далеко, чтобы всякого рода мародёры не набрели случайно с той же целью.

— Может, нам стоит поохотиться? — Пацан всмотрелся вдаль, тоже выискивая лагерь.

— Зачем охотиться в полностью влажном лесу? Нет огнива, нет спичек, нет карт, нет припасов, почти нет патронов — ничего нет.

— Мы идём… как это… налегке?

— Нет. Мы просто в жопе. И идём туда же.

Одна из веток хрустнула совсем неподалёку от двойки. Парень ошарашенно смотрел куда-то за спину наёмнику и, не отрывая взгляда, восхищался. Оглянувшись, Хантер в кой-то веки решил, что пора бы перебороть голод и включить голову, пока четвероногий шанс ещё здесь — он достал из кобуры револьвер и шепнул своему компаньону:

— Скажи… сколько ещё примерно до посёлка? Эй?!

— А?.. Минут… Минут двадцать пять. Или пол…

Раздался выстрел. Хантер решил не рисковать, целясь в голову небольшому оленёнку — можно было промазать, так что он целил в район сердца. Не попал. Зверь подскочил в воздух и, только приземлившись на землю, ринулся бежать прочь. Стрелять в спину он не стал — всё равно пришлось бы выслеживать цель после целый день. Как только силуэт скрылся за деревьями, Мальчик шепнул с долей радости:

— Ушёл, кажется.

Собравшись с силами, Хан встал с дерева. Встал медленно, неуверенно и очень устало — силы оставалось совсем ничего, а падать в голодный обморок было просто смертельно опасно.

— А на выстрел не сбегутся эти?..

— Лес большой, густой — вряд ли они смогут так просто найти это место. Да и вряд ли стая или орда была бы в лесу во время миграции — они в это время ходят по трассам, пытаясь не разбредаться, — Уильям шёл по небольшим каплям крови, что оставались на упавшей листве, изредка посматривая на компас в часах — кажется, оленя он всё-таки задел. — А животные за всё то время, что люди больше не являются верхушкой пищевой цепи, отвыкли от опасности в таких дремучих местах. Как видишь, и то, и другое нам только на руку.

— Да. Вижу.

— И ещё: раз уж не удалось добыть тушу — придётся отрабатывать в посёлке кров и еду.

— «Отрабатывать»? Как?

— Уверен, что даже сам чёрт этого не знает — как договоримся.

Среди деревьев было свежо. Сам запах был полон жизни и какого-то странного, нечеловеческого умиротворения. Даже несмотря на то, что «зелень» и так распространялась по континенту с бешеным темпом, в городах Хантера всё также преследовал какой-то странный аромат. Кав, к примеру, пахнул для него чумой — ещё той самой, начало которой он застал будучи пилигримом, а в Оклахоме… в Оклахоме была гарь. Да, звучит глупо и невозможно — все те события, казалось бы, были настолько давно, что даже воспоминания людей, переживших их, потеряли запахи, но старик точно знал — помнил, что он чуял, стоя посреди тех улиц. Разложение, смерть, пепел, заражение — то всё витало прямо в воздухе, пускай совсем не было заметно, витало сквозь время. В лесах же всё было наоборот — там никогда не было криков, никогда не было такого количества смертей, не было воспоминаний — только тишина — пустота под названием «спокойствие» на и без того прекрасном холсте.

Они шли долго. По крайней мере, так показалось уставшему Хану. Деревья перед глазами смешивались в сплошной коричневый фон, а хруст веток под ногами слышался всё более глухо с каждой минутой, но он всё же шёл. Переваливался с ноги на ногу и думал: «Когда в последний раз мой живот сворачивался в такие узлы? Наверное, давно… А ведь я так много не успел ему рассказать. Не поделился, потому что считал ненужным, а теперь… Теперь, всё как-то бессмысленно… Как-то неважно. Сейчас бы поспать… Хоть немного… Или поесть. Нет, тошнит. Тошнит и голоден… Он не должен был умереть в тот день…»

— А что это за Чёрт, к которому ты всё время обращаешься? — перебил мысли немного высокий голос.

— Хм?

— Ну, и ты, и Джеймс всё время: «Чёрт, как же так?», «Чёрт, как меня всё это достало», «И как же это, Чёрт тебя побери, вышло», — что за Чёрт? Кто он?

— Издеваешься?

Парень замолчал, немного опешив от такого ответа, а вот живот «завывал» всё громче. «Я ведь был почти рядом. Я почти сменил ему тот чёртов фильтр — почему я позволил себе отключиться?.. Ещё и холодно… Но главное, что Девочка, что она теперь в порядке. Нет, не это главное. Главное — не отключаться. А ведь я…» — но от мыслей его снова отвлекли — краем глаза он увидел странную тень, идущую вдалеке от него между деревьями. И пускай по губам было видно, что она едва-едва шептала ему, этот самый шёпот разносился в голове звонким криком:



Shkom

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться