За день до нашей смерти: 208iv

Глава 17. Куда слетаются Вороны

— Врежь ему.

Хантер неспешно шёл к дому Зильбера — нужно было взять топливо, лук и предупредить о Братьях перед отъездом. Ночь прошла просто отвратительно — в старом, гнилом деревянном доме ветер гулял сильнее, чем в голых и выжженных войной степях. Постоянно сжимаясь от холода в свою кофту, старик не раз просыпался и видел, что костёр гас, а он и его попутчик были в часе от смерти от переохлаждения в то время, как в соседнем — в таком же, казалось бы, разваленном доме, всё точно было в порядке. «Он обветшалый лишь на вид», — не раз за ту ночь думал Уилл, а потому, несмотря на важность и спешку, мысли его в отношении связного Гренландии были далеко не положительные.

— Да давай, Ли. Я знаю — ты хочешь этого!

Скрипучая дверь медленно открылась. Дремлющая фигура, разложившаяся в кресле под одеялом, сжалась от холода, проникшего вместе с порывами ветра. Внутри было всё так же пыльно. На столе, рядом с радио стоял, кажется, тот же казан, в котором кипятилась вода прошлым днём, только в нём было нечто, похожее отдалённо на бульон и на суп одновременно. Хозяин дома рассматривал в руке какой-то камень.

— Так и проходит твоя жизнь? Сон, еда, изучение камней и радио?

— Это минералы — у меня их… Бр-р-р-р… Закрой двери, а потом уже вопросами закидывай, — несмотря на просьбу, вьюга всё ещё проникала в дом. — У тебя в расписании дня есть пункт «побыть мудаком»? Закрой грёбаную дверь.

— Просто стараюсь соответствовать духу этого пристанища, — раздался резкий и сильный хлопок, Нея мгновенно подкинуло из дрёмы.

— Да что с тобой не так? — плед слетел на пол, а фигура лениво начала вставать с нагретого места. — Чему ты пытаешься соответствовать? Моему мнению о людях? Попал в самую точку.

— Мне нужен лук. И топливо, разумеется — нужно же как-то исполнять…

— Врежь ему, — шёпот в голове перебил поток мыслей.

— … твои чёртовы прихоти. К тому же…

— Врежь, врежь, врежь, — звук раздавался то в одном ухе, то в другом.

— Монреаль — бывший город Крыс, — он невольно оскалился. — Лучше, если у нас будет, что разменять на местные деньги, и чем защищаться.

— Уже не такой крутой и бесстрашный?

— Всё ещё круче тебя.

— Пха… — Зильбер пошёл в один из плохо освещённых углов. — Вот и вся ваша суть — выпендрёжники, лжецы, лицемеры, — краем глаза Уилл увидел, как тот берёт лук из кучи одинаково плохих и охапку стрел — десяток, максимум. — Ничего ты из себя не представляешь — даже за оружием ко мне пошёл, просишь помощи, чтобы пешком не тащиться, хотя я и вовсе не обязан помогать, но как тужишься, — тон его голоса стал громче, — чтобы показаться значимым!.. Аж увлекает.

Он выставил руку с оружием и застыл в ожидании. Когда охотник подошёл, чтобы взять «милостивый дар» хозяина дома, хозяин разжал хватку. Стрелы, упав, покатились, издавая стуки сухого, почти полого дерева. Мужчина выровнялся и, немного приподняв голову, застыл в горделивой позе. «Бери же, — говорил его взгляд. — Чего ждёшь?»

Первым делом, Уильям поднял лук, перекинув его себе через плечо. Затем — стрелы: одну, другую, третью, четвёртую, пятую… В полной тишине, не произнеся ни единого слова, не двинув ни одной мышцей лица. Как только всё было собрано, он небрежно кинул то на стол с радио и направился ко входу в подвал. «Врежь ему», — во всю шептал голос, сопротивляться которому было всё труднее и труднее, но нет — наёмник лишь взял две канистры из просто неисчислимого количества и вновь направился наверх. Ёмкости с жидкостями довольно сильно ударили по дереву, когда упали на пол — несколько «минералов» звонко разлетелись в стороны, отскакивая углами и вырисовывая просто потрясающие траектории.

— Завтра, — почти улыбаясь, начал Уилл, повернув голову к собеседнику, — послезавтра или, быть может, неделями позже тебя навестят гости. Такие же два путника, как и я с парнишкой, но только, поверь, — расстояние между двумя мужчинами сокращалось до тех пор, пока оно точно перестало быть комфортным для обоих, — они не будут такими терпеливыми, как я. И если ты знаешь Ворона так хорошо, как рассказываешь, то он хоть раз говорил о них — о дерзком зеленоглазом идиоте испанской внешности и его седовласом братце-няньке, что вечно тенью ходит за ним и латает его железную руку, когда нужно, — хозяин дома не позволял себе даже моргнуть. — Так вот: пускай желания набить прямо сейчас тебе рожу… очень много, я дам тебе совет вместо — стреляй в них первым, потому что, если, повторю: «если» они доберутся сюда и найдут твою лачугу — тебе очень не понравятся их способы благодарности за твоё хвалёное гостеприимство. Постарайся не сдохнуть до моего возвращения.

Хантер посмотрел на Зильбера сверху-вниз и, ухмыльнувшись, вернулся к своему плану. Взяв пару канистр в руки, он открыл дверь лёгким толчком ноги и направился к машине, стоящей под серыми тучами.

— И не обольщайся, — вдруг остановился он. — Ты просто нужен мне живым. Пока что.

*Спустя полтора дня где-то на пути в Квебек*

— Давай подберём их, Уилл!

— Исключено.

— Но они же остались там — прямо посреди леса!

— Тем более — «посреди леса» — неизвестно, кто они и как там…

— Брось — Ней сам говорил о них позавчера! Это точно они! Да ладно тебе, Уильям! Ты же не бросишь ту девочку на произвол…

— Она с матерью.

— Но ты глянь на неё — она же была вся бледная, а ночью здесь!..

— Раз они как-то добрались до Зильбера, то и дорогу обратно пережить смогут — меньше всего в этом мире нужно доверять детям и взрослым с грудными детьми. Тем более — безоружным.

— Ага. А сам доверился сразу двоим подросткам за последние полгода!

— Не повод гордиться, между прочим — два раза рисковал жизнью, если не больше. Ирен тебя ничему не научил, да?

— Это другое!

— Это тоже самое. Просто смотри шире.

В какой-то момент в машине повисла тишина. Водитель не трогался с места, но и пассажир, судя по его виду, не собирался сдавать позиции.



Shkom

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться