За границами книги

Размер шрифта: - +

Глава 16.

        Чёрт возьми.
         Маркес меня четвертует.
         Я закрыл дверь запасной комнаты, как только тень начальника скрылась за дверями, ведущими наружу, отдышался, прижимая руку к ноющей груди, и только тогда смог облегчённо вздохнуть.
         Я не понимал, для чего это всё делаю, но медленно, точно повинуясь чьим-то указаниям, приблизился к шкафу, провёл рукой по сухим корешкам чёрных книг и сбросил их. Дальше я почти ничего не помню. Книги ссыпались одна за другой, желая, видимо, поскорее перенести меня в иной мир.
         Я прищурился, загородился рукой от ослепительного жёлтого света с парящими в воздухе кусочками пыли. Глаза быстро привыкли к свету.
         «Сегодня Рождество, Итан, что же ты делаешь», — произнёс ледяной голос в ухо. Я замер, но другой голос заставил меня отмереть. «Давай, дружище, это не страшно. Ты ведь уже пробовал».Ты ведь уже пробовал. Уже. Пробовал. Уилл.
         Посильнее запахнувшись в пальто, я приблизился к раскрывшейся жёлтой бездне и уверенно шагнул внутрь.
         Меня закружило сильнее, чем в прошлый раз. Брызги бледно-жёлтых лучей то и дело сновали рядом, пролетали возле моего лица на опасном расстоянии. Конечно же, я не знал, что поведёт за собой прикосновение с ними, так что уворачивался от лучей, а при возможности рукавом сбивал несколько. И был ветер. Сильный, порывистый – такого урагана даже у нас, в Англии, не было.

         Скорость полёта была огромной – много больше, чем я мог себе представить. Мимо меня пронёсся какой-то предмет. Я не успел его разглядеть, но понял, что он из моего мира.
         Искрящееся пространство, состоящее в основном из мириад звёздочек всевозможных оттенков жёлтого, не кончалось. Мне нравилось во время полёта рассматривать тягучую светлую пыль. Трогать её руками – по ощущениям, как погружаешься в воду, только очень густую, застоялую, да ещё и с примесью чего-то хрупкого и неприятного на ощупь. Как песок. Временной песок.
         Покалывание в руках заставило меня отвлечься от своего бесполезного занятия, я посмотрел на них. Пальцы начали медленно исчезать, сначала становились сыпучими, потом распадались и меркли среди всего света. Со мной это было не впервые — когда Уилл толкнул меня в шкаф, я чуть сознание не потерял от этой странности — но всё же было весьма непривычно «рассыпаться на глазах» у себя. Хоть я и понимал, что не умираю после вековой жизни.
         Картина знакомого помещения всплыла перед глазами. Размазано, едва ощутимо, как при прочтении книги, но со временем стала чётче. Я приближался к своей писательнице.

         — Итан! — нечесаные волосы Джесси рассыпались по моим плечам. Она подбежала ко мне и так неожиданно заключила в объятия, точно мы были старыми друзьями.

         Но я не стал вырываться, хотя и понимал, что поступаю оскорбительно по отношению к даме. Я немного наклонил голову и тут же почувствовал приятный, немного дурманящий аромат. Он исходил от девушки. Я не позволил себе прикоснуться к ней, тронуть подрагивающие руки или склонить голову ниже, к её плечу, лишь медленно отстранился.       Постарался быть холоден, хотя у самого, должно быть, на губах играла улыбка.
         Её глаза встретились с моими. Мы долго молчали, оглядывая друг друга, как с прогулки. «Вы не перепачкали своё пальто, когда упали в снег?» — должна была спросить она. С таким взглядом обычно так и спрашивают. Я не знал толком, что и сказать. Не знал, как себя вести.
         Джесси отошла от меня на приличное расстояние. Я чувствовал, что она, как и я, борется с эмоциями на лице.        

         — Сегодня сочельник, — тихо произнесла она.
         Я кивнул. Молчание снова влетело в комнату. Как мне хотелось выгнать его! Накричать на эту тишину, с отвращением выбросить в окно, но только не молчать!

         — Вы… прямиком с фабрики?
         Я снова молча кивнул. Нужно было время, чтобы завести насыщенный разговор.

         — Спасибо за… — она осеклась, но твёрдым голосом продолжила: — За прошлый раз.

         Точно. Я ведь защищал честь девушки. На сей раз я не смог сдержать улыбки.

         — К вам никто не придёт?

         — Нет.
         Это было немного странно. Рождество всё-таки. Только если у них сохраняется наш обычай – посещать церковь. Я поднял на Джесси глаза.

         — Вы никуда не идёте?
         Она помотала головой.
         Хотя я тоже не хожу в церковь. Разве что в детстве ходил. А вот верующая миссис Роуз каждый год с извинениями покидает мой дом почти на целую ночь. Мне уже привычно. Обмениваемся парой слов — всё равно она заранее знает, что я её отпущу.



Виктория Масловская

Отредактировано: 18.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться