За границами легенд

Font size: - +

"Тень ушедшего" 1.2

Видя, как омрачилось моё лицо, хозяйка попробовала меня разжалобить:

- Когда я была молода и красива, за меня сватались многие из этой и соседних деревень. От безусых юнцов до стариков. Мало холостых и вдовцов, вокруг меня как мухи вокруг мёда вились и женатые. Родители, видя моё влияние на мужчин, решили меня сбыть повыгоднее, потому и не торопили с выбором. Отца убили светопольцы… мать ненадолго его пережила… А мне приглянулся один парень. И я ему… - женщина нахмурилась, - Я стала его невестой. Мы собирались вскоре пожениться… Это было летом… Я вышла в лес за грибами: огород в том году дал скудный урожай… - плечи её поникли, - А там встретила его. Этого проклятого эльфа! Он был ранен, в плечо, но не сильно. Перевязал рану кружевным белым платком и искал какие-то травы. Потом заметил меня, пристально посмотрел… - на щеках хозяйки запылал румянец, а я… я…

Предположил:

- Вы ему приглянулись, он попробовал вас соблазнить – и вы не устояли.

- Д-да… - женщина разрыдалась, уронив голову на стол.

Полуэльфийка до крови закусила губу.

- А потом он вас бросил: в тот день или позже. А жених вас выгнал на следующее утро после брачной ночи, да ещё и опозорил перед людьми, всех уверял, что вы… - я осёкся, столкнувшись с взглядом его дочери.

Мать преодолела стыд, подняла на меня залитое слезами лицо:

- Умоляю вас, заберите отсюда мою дочку! Она ни в чём не виновата, а все относятся к ней как к какой-то грязи! Я слишком слаба, чтобы уйти отсюда, пусть даже от меня отвернулись все, но она молодая, у неё хватит сил…

Я долго молчал, обдумывая ответ. Понимал, что история её правдива, да в отношении селян к этим двоим уже убедился. Но у меня было моё дело, от подготовки к которому я уже несколько десятилетий не отступался. Да и если бы я решился отвлечься… то только на ту синеглазую… Поначалу думал, что просто уж слишком пожалел её, но теперь узнал об истории Зарёны – и ничего в моём сердце не изменилось – меня влекло к той светопольке. Ну да я сдерживал свои чувства столько времени, так что справлюсь и с этим… Даже если это не просто страсть, а любовь – справлюсь. Даже лучше, если это любовь – она такая хрупкая, что погубить её легко. К тому же, эльфам присущи немалое самообладание и сдержанность – и не имеет значения, чем это вызвано.

Наконец ответил:

- Единственная цель в моей жизни – это месть. Тому поганцу, который погубил моих родителей. Жена – лишняя помеха на моём пути.

- А-а… если… - начало было мать, но смутилась и недоговорила.

- Я бы мог заботиться не только о своей жене, но и о любовнице, так как у меня доброе сердце? А вы не подумали, что станет с Зариной, если она останется с ребёнком на руках? Хорошо, если только с одним… Мало вам тягот пришлось пережить, когда вы одна в этой жестокой стране растили дочку?

- Но она бы полюбила вас за вашу доброту – и в её жизни появился хотя бы один лучик солнца! – пылко возразила хозяйка, - У меня и его не было, а у неё… у неё должно же быть хоть что-то!

Жестоко ответил:

- Не иметь ничего не менее болезненно, чем иметь что-то драгоценное, а потом потерять. Я слишком хорошо это знаю. Откровенность за откровенность. У меня были замечательные родители, да и жили мы не бедно, а вполне… можно даже сказать, мы были довольно богаты: и крепкими нашими узами, и материально. А потом один… один… изверг… убил их! Он разбил весь мой мир, отобрав всё, что у меня было! – впервые я решился высказать свою историю, и вместе со словами вернулись страшные воспоминания, - И я стал никем… едва сумел выжить! И захотел отомстить. Я был весьма целеустремлённым ребёнком. Я учился драться везде, где находил достойных учителей, согласных обучать меня… Чтобы стать ещё сильнее, я начал изучать магию. И воином решил стать непобедимым, и магом… Незаметно вырос. И всё та же цель сияет в моей жизни вместо солнца.

- Но всё-таки вы мужчина, молодой мужчина. А у юных кровь кипит в венах…

Опять хозяйка пытается сыграть на моей жалости. Даже если бы и хотел, ни за что бы ни позволил захлестнуть меня чему-то иному кроме ненависти!

Рассказал им ту же историю, что и иным самонадеянным и назойливым дамам. Мол, когда я был молод, был у меня учитель боевых искусств, который для меня значил намного больше, чем учитель: этот мужчина стал моим другом и братом. И влюбились мы в одну девушку. И ту я уступил ему. Он с ней поигрался и бросил её. И опять ушёл путешествовать – в душе мой учитель всегда был странником. Я, видя, что она ему больше не нужна, к ней посватался. И она согласилась, поскольку никому другому бы не захотелось взять её в жёны – в той стране были суровые нравы. Но моя любимая была беременная и перед свадьбой попыталась избавиться от его ребёнка – и едва добралась до меня, её дыханье оборвалось на моих руках. От дверей до меня тянулся кровавый след и моя одежда промокла от крови любимой…

На подробности не скупился, краски сгущал обильно и безжалостно. Мать и дочь заплакали, слушая эту историю. И более ко мне не приставали, так не хотели мешать мне «хранить верность погибшей любимой».

 

- Живи ради мести, - тихо сказала полуэльфийка, - И уходи за Грань из-за мести. Если тебе от этого станет легче, я не хочу тебя удерживать.

Мне захотелось что-нибудь сделать для неё, но что я мог?..

Спустя некоторое время меня осенило. Сказал Зарёне:

- Я научу тебя драться, прежде чем уйти, чтобы ты смогла защитить себя и мать.

- Договорились, - эта идея ей понравилась.

Поднялся:

- А теперь мне пора вернуться: староста и его семья меня уже заждались.



Елена Свительская

Edited: 19.09.2018

Add to Library


Complain