За границами легенд

Font size: - +

"Проклятье Эльфийского леса" 3.4

Наподдала мерзавцу локтём, по рёбрам, так, что у меня в глазах помутнело от боли. Он выпустил меня, тихо выругался. Развернулась. И увидела Акара.

- Слушай, ну, нельзя же так! – жалобно простонал подросток, - Нельзя так платить за заботу!

Мрачно уточнила:

- За какую заботу?

- Я пришёл, чтобы вытащить тебя из Новодалья! – он едва не плакал, - Блин, не могу! Не могу даже обезболивающее заклинание создать!

- А на хрена подкрадываться?!

- Да я пошутить хотел! – простонал он с обидой.

- Да иди ты с такими шутками знаешь куда?!

Пока мы переругивались, менестреля и след простыл. Может, попросить полукровку его магией поискать? Как бы чего не случилось с тем юнцом! Ну да этот маг явно не в состоянии читать заклинания. Да и какое мне дело до болтливого менестреля? Пусть сам за своим языком следит! Ежели ему за болтливость или честность однажды горло перережут, то он этого заслужил!

- Слушай, а с чего ты вдруг обо мне вспомнил? – оборвала я брань полудракона, когда тот уже совсем перегнул палку с выражением своего недовольства.

Он огляделся – никого не было на узкой улице – и прошептал:

- Опасно оставлять тебе в Новодалье.

- Так поздно это понял?!

- Ну… - отрок смутился.

- Или тебе подсказали?

Акар непроизвольно потёр плечо.

Кто ж такой внимательный и наблюдающий за мной ему доложил? С моим папашей у них явно отношения не очень. А…

- Это Нэл тебя отправил за мной?

- Да причём тут он? – возмутился отрок.

Значит, Нэл. Всё ещё следит за мной, но на расстоянии. То ли обиду затаил, то ли приблизиться больше не решается. Я ведь оттолкнула его в тот день, грубо оттолкнула. Но я не могла иначе: в сердце моём доверие выжжено пламенем боли, обиды и ярости.

Из какого-то невысокого облезлого каменного дома выскочили мальчик с девочкой. Оба темноволосые, светлоглазые, похожие друг на друга. Разница – год или два. Наверное, брат с сестрой. Смеясь, пронеслись мимо нас и скрылись за дальним поворотом. Они были так счастливы, несмотря на их худобу и старую одежду в заплатах, что я невольно позавидовала им. А полукровка подозрительно резко заткнулся. Обернулась. Он смотрел туда, где скрылись дети. И в глазах юнца было столько отчаяния и боли… Просто так не бывает такого взгляда.

- Знаешь, Зарёна, у меня иногда едет крыша, - сказал он каким-то отсутствующим, будто бы чужим голосом.

- Почему ты так думаешь?

- У меня порой возникает такое чувство, словно я потерял руку. Ощущаю, как сильно мне её не хватает, но меня пытаются убедить, будто ничего особенного в этом чувстве нет или врут, будто я никогда ничего не терял, - Акар продолжал смотреть туда, где скрылась новодальская мелкотня, - Или же я потерял не руку, а ногу – и теперь не могу ходить. Но меня пытаются убедить, будто я и не должен ходить. В такие мгновения на меня накатывает дикое отчаяние, такое сильное, что мне не хочется жить. Или же приходит страстное желание разрушить всё вокруг, разрушить безвозвратно… Мне говорят, что я жив, но я не чувствую себя живым… Мне говорят, что в моей груди бьётся сердце, но я ощущаю лишь кровоточащую рану…

- А возможно ли с помощью древней магии стереть память?

- Нет, - усмешка, - Есть кое-что, чего не под силу даже эльфам и драконам. К тому же, я точно помню всю свою жизнь. Я ничего не терял… я ничего драгоценного не терял, но…- маг досадливо встряхнул головой – пряди волос взметнулись и на мгновение обнажили его заострённые сверху уши, - Впрочем, не обращай на меня внимания. Это просто плохое настроение. Каким бы гадким оно ни было, настроение рано или поздно меняется. Это его достоинство.

Усмешка превратилась в оскал:

- Собственно, у меня и нет ничего драгоценного. Мне нечего терять. Поэтому я ничего не боюсь, зато из-за этого все опасаются меня. Если когда-нибудь хотя бы на миг ты захочешь познать прелесть Эльфийского леса – это желание будет вполне естественным, так как людей, да и не только их, тянет узнать неизведанное… Словом, тебе наверняка посоветуют не связываться со мной, возможно, не будут пускать ко мне вовсе, - он засмеялся, - Они делают вид, будто просто не понимают меня из-за моей наглости, но я-то вижу, как сильно меня боятся! И эльфы, и драконы! Потому что я могу использовать оба вида древней магии. Я могу стать самым могущественным из древних магов! Я могу нарушить хлипкое равновесие, этот иллюзорный мир между Основными народами! Я могу зайти очень далеко, потому что ничего не боюсь.

Пристально посмотрела на него. Полукровка не выглядел как существо, жаждущее получить власть над миром и могущество. Он был всего лишь несчастным мальчишкой, который никому не верит, который от всего устал. Его так измучила внутренняя боль, что Акар не выдержал и рассказал о ней мне, незнакомке. Иногда бывает такая глубокая боль, которую невозможно вечно носить в себе. Она выгрызает душу изнутри. Как и моя ярость…

Вот отрок задумчиво шевельнул пальцами – подхватил свою сумку, выпавшую из ниоткуда, перекинул лямку через голову и плечо, отстранённо взглянул на пару летящих голубей.



Елена Свительская

Edited: 19.09.2018

Add to Library


Complain