За границами легенд

Font size: - +

"Оборванная мелодия" 9.5

Кровь… Всё лицо моего сына было залито кровью… Его кровью… И вся его одежда пропиталась ею… Его тело, как и его магический слой, были жутко разорваны глубокими ранами… От ужаса я застыл, не дойдя до него нескольких шагов.

Он лежал у порога запасного входа в материнские покои. Моя королева, обезумевшая от ужаса и волнения, бессмысленно металась вокруг него. Вдруг до меня доползло понимание, что мой сын – мой уже единственный сын – вот-вот переступит Грань. Я рванулся к нему, оттолкнув королеву, опустился на колени возле него, осторожно прикоснулся к его голове. Боль от разрывов в его магическом слое ощутил как свою собственную…

 

Мои пальцы замерли на струнах. Неловко рванулась и тут же потухла оборванная мелодия…

 

Мой Лэр столкнулся с отпрыском драконьего рода. Нелепая, глупая драка. Случайная.

Молодой принц жаждал увидеть мир. И, как оказалось, изредка выбирался тайком в разные страны погулять. Уходил будто бы вглубь Леса, прихватив с собой каэрым. Лес уговаривал про его уходы ничего нам не говорить. Почему-то Лес слушался его.

Потом его всё-таки застукал один из его учителей. Сину самовольные вылазки наследника в опасные места не понравились. Настоял, чтобы Лэр брал его с собой. Всё-таки, Син и послом бывал, о людях сколько-то ему было известно, да и в драке, если чего и произойдёт, двоим воинам лучшем, чем одному. Тем более, что воином принц был весьма посредственным, а вот Син – один из лучших. Так что договорились они совершать свои небольшие путешествия тайно, а Син будет выступать телохранителем наследника. Утром уходили, к вечеру уже возвращались.

В тот день Лэр был особенно возбуждённым, нервным каким-то. Так и рвался отправиться в другую страну, вот именно сегодня. Вроде бы там мельком слышал в прошлый раз, что где-то сегодня выступит некий особенный менестрель – и ему страшно захотелось на того посмотреть. Сходили. Посмотрели. Ничего так был человек, судя по словам Сина. А потом Лэр задумал погулять по городу. В трактире обычном посидеть, вкушая еду людей. Ладно это, они там что-то съедобное всё же нашли, но… но вмешалась гроза. И спутник предложил принцу вернуться домой. Тот решил переместиться, но не на виду у всех. Отойти немного.

А у моста они натолкнулись на молодого дракона. Тот брёл, погружённый в свои мысли, по сторонам не смотря. Принц шёл, жизнерадостно обсуждая что-то со своим телохранителем. И налетели те друг на друга. Дракон принца обматерил, очень резко. Принц рассвирепел и тоже наговорил, что у людей подслушал. Дракон ответил ему. Он ему. Тот ему. Он опять ему. И в следующий миг дракон выдохнул в сторону наследника мощную струю огня. Син попытался швырнуть в него нож, прицельно. Не собирался его щадить. И потом ещё несколько ножей. Дракон магией его швырнул об стену, вдалеке, мощно. Так, что от боли защитник потерял сознание. А когда очнулся, то принц уже лежал, истекая кровью, без сознания. Дракон исчез.

Син перенёс наследника в его покои – и побежал за лекарем. Но Лэр, очнувшись ненадолго, переместился сам – к покоям матери. Чем её – страшной вести ещё не слышавшей – ужасно напугал. И как ни кричала бедная мать, как ни звала его, как ни трясла – он более не приходил в себя. И, когда я с воинами и лекарями нашли Лэра там, то срочная помощь понадобилась и самой королеве.

 

Сбежать драконьему юнцу не удалось. Я вызвал отца Акара, когда-то обещавшего мне услугу за присмотр за его неугомонным мальчишкой. И сказал, что дело может окончиться войной, если неизвестный, который мог стать даже убийцей нашего наследника, останется безнаказанным и неизвестным.

Драконы через два дня его приволокли. Два бессонных дня, когда я ни заснуть не мог, ни поесть. Связанного приволокли и изрядно потрёпанного. Молодого вроде, хотя его Долгая молодость уже сколько-то десятков лет назад началась. Видно, этому Матарну уже досталось от своих. Или они таким образом хотели хоть отчасти смягчить меня?.. Заставили мне поклониться до земли. Заставили униженно просить прощения. И только потом утащили. А один из посланников драконов пообещал, что они сурово накажут юнца, «чтобы между двумя великими народами не возникало ссор». Мол, драка мальчишек не стоит того, чтоб развязать новую войну между нами. Ведь прежние были столь страшны и кровавы!

Но этот мальчишка был моим сыном! Что мне стоило сдержаться, чтобы не ударить отца этого мерзавца, явившегося поговорить со мной, знает только небо. Только Мириона и Творец, если последнему есть какое-то дело до меня. Но, я подозреваю, что ему до меня дела нет.

Глупая и жестокая драка двух юнцов – и мой сын завис на Грани. Мой второй сын вот-вот мог уйти, но я, как и в первый раз, ничего не мог сделать! Я ничего… сделать не мог…

Напрягало меня, что единственный свидетель той ссоры и последовавшей за ней драки,

большую часть из случившегося пропустил. Ещё бы немного мощности к атаке дракона – и Сина бы зашвырнуло на Грань, а то и через неё. Повреждения у учителя принца были настоящие, серьёзные. Вот только… если тот дракон вздумал убить Лэра, то почему б ему не прикончить с самого начала Сина? Чётко, чтоб насовсем? Чтобы больше никому не мог проболтаться? Но он единственного свидетеля не добил. Или… он испугался последствий – и намеренно дал Сину выжить, чтобы привёл помощь? Но… тогда бы двое пострадавших или их родня рано или поздно начали бы того дракона искать! Или… Матарну было известно, что его соперник – наш наследник, единственный из моих детей – и он его потому и пощадил, чтобы не доводить дело до войны?



Елена Свительская

Edited: 19.09.2018

Add to Library


Complain