За Гранью. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 8

В последние дни Элвир постоянно ловил себя на мыслях о побеге. Неожиданное предложение Альвы с одной стороны возмущало его, как несовместимое с представлениями о рыцарской чести, а с другой — служило постоянным искушением. Сильнее всего угнетала невозможность обсудить это с самой Альвой. Девушка больше не приходила к нему. Торн был почти уверен, что ей запретил старший брат, то ли в наказание за вмешательство, то ли боясь, что дайрийский рыцарь заморочит голову своей спасительнице. Странные намеки Хэнн только подтвердили его догадки.

Отсутствие Альвы хоть и казалось тягостным само по себе, зато давало отсрочку в принятии мучительного решения. Кроме того Элвир осознавал, что замок Свеллов ему будет трудно покинуть из-за самой Альвы. Он не хотел терять ее. Элвир твердо решил, что выкуп за его спасение будет сильно превышать сумму, которую требовал Барнис. Торн хотел, чтобы люди, которым он обязан жизнью выбрались из бедности. Но даже осознание того, что Альва Свелл будет жить в достатке и станет завидной невестой не успокаивали Торна. Последнее обстоятельство так и вовсе вызывало откровенную досаду. Элвир точно знал, что не желает для Альвы судьбы жены захолустного рыцаря или землевладельца. А чего он для нее хочет?

Торн привык быть честным с собой. Он знал, что хотел бы видеть эту девушку рядом с собой. Трудность заключалась в том, что он не представлял в каком качестве. Как бы сильно ему ни нравилась Альва, Элвир и мысли не допускал о том, чтобы сделать ее своей любовницей. Он просто не мог представить себе девушку в этой роли. Ему казалось, что одно предположение о чем-то подобном порочит Альву и его самого. Торн понимал, что вскружить голову юной фьеррской девочке не составит большого труда. Хотя даже зародив чувства в ее сердце, он вряд ли добьется большего, чем романтическая привязанность. Для этой девушки честь — не пустой звук. Она скорее умрет, чем унизится до роли чьей-то любовницы. По крайней мере, Элвиру очень хотелось так думать. И он не собирался проверять, насколько справедливо его высокое мнение об Альве. Он не станет ухаживать за ней, и уж тем более не попытается соблазнить. Никогда не ответит он столь низкой неблагодарностью за спасение жизни.

Но если нельзя сделать Альву возлюбленной и увезти в этом качестве в Тиарис, то как забрать ее с собой? Элвир отлично понимал, что единственный способ не потерять Альву — это увезти ее из родного замка в столицу Дайрии. Однако привезти ее в чужой город, в чужую страну совершенно немыслимо, даже если купить ей дом, нанять слуг и обеспечить достойное существование. Мало того, что это, скорее всего, бросит тень на ее репутацию, так еще и само по себе бездеятельное существование не подходит для такой девушки как Альва.

Нет, Альве нужно какое-то дело, наполняющее жизнь смыслом. В родном замке она всегда находила себе работу, причем занималась как женскими, так и мужскими делами. Элвир не раз видел из окна комнаты, выходившего во двор замка,  как она упражнялась с братьями. Один учил ее стрелять из лука, и насколько Торн мог судить, ученица давно превзошла учителя. Другой отрабатывал приемы боя на мечах. Эта наука давалась девушке сложнее. Но тут стоило принимать в расчет ее хрупкую фигурку и женскую одежду. Самый младший из братьев — Олан - учил Альву метать ножи. Впрочем, этих занятий Элвир не видел, а знал с ее слов. Кроме того, девушка была весьма неплохой наездницей. Однако она вовсе не строила из себя деву-воительницу, и не чуралась чисто женских дел. После смерти матери управление хозяйством замка легло на  плечи Альвы, как только та слегка подросла. До этого в замке управлялась какая-то вдовая двоюродная тетушка и поныне жившая под кровом Свеллов, но переложившая большую часть хозяйственных забот на плечи племянницы.

Конечно, светские дамы занимались совсем иными делами. Элвир попытался представить Альву за изящным рукоделием, вроде вышивания картин шелковыми нитями или работы над гобеленами. И вдруг его осенила мысль, настолько простая, что стало странно, как он не подумал об этом раньше. Он заберет Альву в Тиарис и устроит ее фрейлиной. Правда, королева-мать больше года пребывает за Гранью, а жену себе Валтор пока не нашел, но это не мешало королю содержать довольно обширный штат фрейлин под предводительством главной статс-дамы эны Сибрис. Валтор справедливо полагал, что лишенный женщин королевский двор приходит в запустение и производит удручающее впечатление. Если от мужчин, находящихся при дворе, король Дайрии требовал работы, то задачей придворных дам было  придание блеска и создание особой атмосферы. Возможно, Альва не идеально подходит для придворной жизни, но это единственное, что  Элвир может сделать для нее. Хотя если быть честным, он делает это для себя. Не расставаться с девушкой — его прихоть. Ее же, похоже, все устраивает в нынешнем положении. Что ж, тем больше ему придется приложить усилий, чтоб убедить эларскую дворянку, исполненную патриотизма, отравиться в столицу  Дайрии, чтоб заботиться о процветании двора короля — захватчика.

Еще одна трудность заключалась в том, как встретиться с девушкой. За последние дни Элвир окреп настолько, чтоб передвигаться  без посторонней помощи. Но во-первых, его прогулки по замку братья Свелл вряд ли одобрят, если узнают о них. Правда, в этом случае, Торн может настаивать на том, что он не пленник, не имеющий права выйти за пределы комнаты. Во-вторых, он понятия не имеет, где может найти Альву. А если и найдет, то нужно умудриться поговорить с ней наедине, не привлекая внимания хозяев замка и слуг. Кто знает, может, Барнис такого наговорил сестре, что она сама больше не желает видеться с дайрийцем. В любом случае, Элвир не покинет  замок, не встретившись и не поговорив с Альвой. Если девушка не передумала устроить его побег, нужно  просто подождать. Но Торн не мог знать этого наверняка, кроме того, ждать и пребывать в неизвестности было почти мучительно.



Литта Лински

Отредактировано: 02.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться