За Гранью. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 27

— Этого не может быть,  — в который раз пробормотал Нейри.

— Я сразу предупреждал, что вы не поверите, ваше величество  — Таскилл пожал плечами.

— А вы-то сами верите?

Король всматривался в лица Рейлора Таскилла и Эдана Линсара, не в силах поверить, что они вот так легко приняли на веру безумную историю, рассказанную Лотэссой. Нет, в этом безумии была своеобразная логика, и при желании многие события последнего времени можно было рассматривать, как косвенное ее подтверждение. И все-таки возвращение Изгоя и поворот времени  — это слишком невероятно, чтобы не усомниться.

— Мы не ждем, что вы поверите, — брат Лотэссы, вольготно расположившийся в кресле, выстукивал пальцами какой-то ритм по подлокотнику.  — Мы даже не планировали рассказывать вам все это. Вы сами настояли. Что же до меня, то я верю каждому слову своей сестры.

— Это, безусловно, делает честь вашим родственным чувствам…

— И я верю всему, что сказала Тэсса,  — перебил Таскилл.

Ну кто бы сомневался! Нейри с неприязнью посмотрел на герцога. Конечно, Рейлор до сих пор влюблен в Лотэссу. Как же трудно забыть об этом обстоятельстве, особенно, когда его чувства просвечивают в тысяче мелочей. Не считая вечной ревности, король был вполне доволен герцогом, его участием в государственных делах и той помощью, которую Таскилл оказывал словом, делом и деньгами. Но Лотэсса так и осталась камнем преткновения между ними, не давая уважению с обоих сторон перерасти в искреннюю дружбу. Вот и сейчас, вольно или невольно, Рейлор подчеркнул степень доверия и близости, связывавшую их с Тэссой.

— И если все это правда, то что же нам делать?  — королю не нравилась собственная растерянность.

— То, что делаем,  — уверенно ответил Эдан.  — То, что в наших силах. Мы не можем отправиться к Изгою, вооружившись какими-нибудь древними мечами, и победить его. Странника нельзя убить, даже Хранители Анборейи, объединив силы, не смогли. Зато мы можем выполнять свой долг там, где мы нужнее всего. Тэсс рассказала, что эта тварь питается людским страхом и ненавистью. Поводов для страха и ненависти все больше и больше. Изгой заботится о почве, на которой сможет взрастить нужные ему силы. Все, что можем мы  — препятствовать расползанию этой заразы. Чем меньше страха и ненависти, тем слабее Изгой. Чем он слабее, тем меньше новых каверз сможет устроить. В общем-то даже неважно, верите вы во все это или нет, ваш королевский долг и без того состоит в том, чтобы заботиться о народе, не допуская лишних волнений.

— Спасибо, что рассказали, в чем состоит мой долг, эн Эдан,  — саркастически заметил Нейри.

— Прошу прощения,  — Линсар склонил голову.  — Я лишь хотел сказать, что вы делаете все правильно. Например, позаботившись о жертвах наводнения и града, вы, наверняка, пресекли множество вспышек ненависти, не говоря уже о страхе.

— Вашей заслуги в этом не меньше, господа. Вы помогли разместить часть несчастных в своих замках, предоставив им не только кров, но и еду. А ваша идея, эн Рэйлор, нанять людей для восстановления пригородов просто великолепна. Не говоря уже о том, что вы с эном Эданом оплачиваете их работу из собственных средств.

— Об этом я и говорю,  — кивнул Линсар,  — каждый из нас делает, что может. Это единственный способ противостоять Изгою и отсрочить Закат Мира.

— Пожалуй, вы правы. Если смысл в том, чтобы выполнять свой долг, то не так уж важно, верю я в Изгоя и Закат Мира или нет. Как бы я хотел увидеть Тэссу и поговорить с ней обо всем этом!   — к величайшей досаде Нейри понял, что произнес  последнюю фразу вслух.

— Это возвращает нас к теме переговоров с Дайрией,  — Таскилл указал на распечатанный свиток с печатью Малтэйра, все еще лежащий посередине стола.  — Хотя о Тэссе в нем не говорится ни слова,  — мрачно добавил он.

— Да уж,   отец будет в ярости,  — хмыкнул Линсар.  

— А вы, эн Эдан,  — Нейри пристально всмотрелся в лицо брата Лотэссы,  — Вас не тревожит отсутствие вестей о вашей сестре?

— Не очень,  — Эдан улыбнулся каким-то своим мыслям.  — Уверен, что при дворе Малтэйра сестренка не пропадет. Дайриец о ней позаботится.

— Если дайрийский король взял энью Лотэссу под свою опеку, то почему ничего не пишет о ней, не отвечает на прямые вопросы, не говоря уже о требовании вернуть ее в Элар?

— Возможно, у него на это есть личные причины?  — Линсар по-прежнему казался слишком легкомысленным, учитывая, что речь шла о его любимой сестре.

— Что за личные причины?  — короля охватили смутные, но нехорошие предчувствия.

— На то они и личные, чтобы не обсуждаться посторонними,  — отрезал Эдан, вмиг посерьезнев.

И кто из них, интересно, посторонний? Брат, бывший жених и лучший друг вряд ли могут считаться чужими людьми. Сам-то Эдан уверен, что знает причину, по которой Малтэйр молчит о Тэссе. А вот известно ли ему то, что король недавно узнал от одного из осведомителей? Тот писал, что Лотэссу Линсар не видели на официальных мероприятиях дайрийского двора с начала зимы. Это, конечно, может значить все, что угодно, но по меньшей мере повод для беспокойства есть. Только стоит ли рассказывать об этом брату Лотэссы? С одной стороны, жестоко рушить уверенность человека, что с его сестрой все хорошо, с другой  — такое известие может стряхнуть с Эдана Линсара снисходительное безразличие и даже побудить рассказать то, о чем он умалчивает.



Литта Лински

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться