За Гранью. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 14

Валтор приехал! Лотэсса неслась по лабиринтам старого форта, которые успела неплохо изучить, срезая углы и перепрыгивая через несколько ступенек. В самом конце последней лестницы она все-таки споткнулась и рухнула прямо в объятия короля, как когда-то давно в саду Нианона. Целая вечность отделяла ее от той девчонки, полной яда и ненависти. Зато мужчина остался тем же, разве что теперь у него все-таки появилось право звать ее “моя королева”. Валтор, смеясь, поймал Тэсс и прижал к себе.

— Значит, ты рада мне, маленькая?  — он чуть отстранил ее, держа за плечи.  — Признаться, когда жена сбегает от тебя на следующий день после свадьбы не знаешь что и думать.  

— Прости!  — Тэсс спрятала лицо на груди мужа.  — Но ты же понимаешь…

— Понимаю,  — он посерьезнел.  — Я знал на что иду, отпуская тебя к Нейри. Правда, как мне донесли, сюда явился и Рейлор Таскилл. Похоже, здесь собрались все твои бывшие женихи, — король снова говорил насмешливо, хотя глаза оставались серьезными.

— Ты говорил, что не ревнуешь к ним,  — напомнила Тэсса.

— Я  — нет, и все-таки, Тэсс, положение довольно щекотливое. Если бы не исключительные обстоятельства, я бы никогда тебя не опустил. Но ничего, скоро мы вместе вернемся в столицу.

— Да,  — она встала на цыпочки и поцеловала Валтора в щеку.

Затем Лотэсса проводила мужа к Нейри и оставила их наедине. Даже Шафире, почти не покидающей деверя, пришлось уйти вместе с ней. Два короля должны были обсудить передачу власти.

Идя по коридору рядом с бывшей королевой Элара, Тэсс не чувствовала той неловкости, которая царила между ними в первые дни. Вражденость Шафиры и скованность Лотэссы осталась в прошлом.

Скрепя сердце, Тэсса призналась себе, что поначалу ревновала Нейри к тому вниманию и заботе, какими окружила его невестка. За время, проведенное рядом с искалеченным королем, Лотэсса привыкла считать себя чем-то вроде духа-покровителя, радуясь тому, что при ней в Нейри пробуждалось желание жить. Она привыкла чувствовать себя необходимой ему, а тут появляется Шафира и заявляет безоговорочные права на него.

Но досада и глупое чувство собственности быстро уступили место благодарности и теплоте к этой женщине. Шафира любит Нейри, это очевидно. И он любит ее, пусть пока и не осознает этого. Они будут счастливы вместе, и даже если его тело до конца не исцелится, то хоть сердце перестанет кровоточить, страдая от ран неразделенной любви. Шафира своей любовью и преданностью дала Тэссе намного больше, чем забрала. Взамен себелюбивого сознания собственной исключительности и необходимости Тэсс получила свободу от мучительного чувства вины перед Нейри. Как отрадно знать, что теперь с ним все будет хорошо.

А Шафира оказалась прекрасным человеком и бесконечно любящей женщиной. Взять хотя бы то, что она единственная не пыталась отговорить Нейри от отречения, напротив, рьяно поддерживала его решение. Она считала недопустимым обременять властью и ответственностью человека, оказавшегося в положении Нейри. Это значило, что она любила Нейри, как мужчину, а не как короля, раз с легкостью отказывалась от возможной короны ради его благополучия. Что ж, ее можно понять. Королевой Элара Шафира уже была, и вряд ли хоть один день царствования был для нее счастливым. Не обретя отрады во власти, теперь она желала обычного человеческого счастья, причем больше для Нейри, чем для себя.

Одним словом, Лотэсса постепенно проникалась к бывшей королеве уважением и симпатией. Настороженная враждебность Шафиры держалась дольше, но, видно, в последнее время и она стала понимать, что Лотэсса ей не соперница, а скорее союзник. В редкие моменты наедине с Нейри Тэсс без устали расхваливала Шафиру и восхищалась ее “чудодейственным” влиянием, хотя в глубине души была уверена, что способность двигаться, вернувшаяся сначала к одной руке короля, потом к другой  — скорее следствие ее собственных молитв. Понять бы еще, кто из двоих Странников соблаговолил помощь — светлая Маритэ или темный Изгой.

По дороге от комнаты Нейри женщины спокойно и доброжелательно обсуждали дальнейшие планы. Как ни странно, Шафира  — единственная, кроме Тэссы — ничего не имела против передачи власти именно Валтору Дайрийскому. Лотэсса объясняла это тем, что как урожденная принцесса, Шафира лучше разбиралась в политике, чем она сама, ее брат или Рейлор Таскилл. Будучи единственной прямой наследницей Старого Лиса, как за глаза именовали Юлдари до Берра, она, должно быть, усвоила некоторые его взгляды, а потому способна была разглядеть выгоды и перспективы слияния двух сильных государств под властью достойного короля.

Сразу после подписания бумаг планировалось перевезти Нейри Ильда обратно в Вельтану. По сути, в его  жизни менялось не так уж много. Нейри по-прежнему будет жить в Нианоне только в статусе не монарха, а королевского наместника. То есть, на нем как и раньше будут заботы по управлению страной, правда, теперь основной груз ответственности лежет на чужие плечи. Тэсс радовалась, что Нейри будет при деле, но при этом избавлен от принятия самых тяжелых решений. Она надеялась, что у него появится хоть немного времени на прежние любимые занятия  — поэзию, музыку, живопись.

Даже сейчас, лежа в постели, он потребовал бумагу и уголь и, как смог, изобразил лицо Шафиры. Конечно, слабым, кривым, прерывистым линиям было бесконечно далеко до прежних уверенных работ прекрасного художника, но окружающие и это восприняли как чудо от человека, который полторы недели назад не мог пошевелиться. Шафира плакала от счастья, прижимая к себе портрет, кстати, вполне узнаваемый. Тэсса тоже плакала, и в глазах Рейлора с Эданом стояли слезы. Даже непроницаемый Торн отвернулся к окну, скрывая эмоции.



Литта Лински

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться