За гранью Веры

Размер шрифта: - +

17

ГЛАВА 17

 

- Да где же его черти носят? – Бурчал под нос Антон. – Три с половиной часа прошло.

- Может что-то случилось? – Я нервничала еще сильнее. – Он не мог заблудиться?

- Источник находится в ста метрах от точки выхода. Заблудиться нереально, даже с последней стадией топографического кретинизма.

- Значит, что-то случилось, - чуть ли не плача выдала я.

- Так! Отставить истерику! Просто этот оболтус дорвался наконец до Грани и слегка потерялся во времени. Сейчас немного оклемается от эйфории и вернется.

- Он говорил как-то, - я вспомнила ночной разговор. – Что Грань может искажать реальность. Затягивать, не отпускать. Спрашивал еще, насколько сильно я его люблю. А вдруг он не может выбраться? Вдруг его там действительно что-то держит?

- Вера, это чушь и бред! Такое может произойти только с новичками или не совсем нормальными людьми. Андрей же бывал за Гранью ни один десяток раз, и с головой у него тоже все в порядке. Кстати, а вот и…

Антон вдруг выгнулся дугой, так и не закончив фразу, и истошно закричал. Сфера выпала из сведенных судорогой пальцев и покатилась по полу. Рисунок на полу, как и узор на шаре угас вместе со столбом перехода. Резко оборвав крик, молодой человек обмяк в кресле.

Я подскочила со стула, бросившись к нему, но в глазах потемнело. Удара об пол я уже не почувствовала.

 

***

 

- Ты что натворила?! Я тебя спрашиваю: что ты сделала? – Пожилой мужчина тряс стоящую рядом с ним женщину как тряпичную куклу.

- Я сделала то, что давно должна была! – Она сбросила его руки со своих плеч. – Теперь мальчишка точно не вмешается и не испортит все. Заодно и невесту его уберем с дороги.

- О, демоны Грани! – Мужчина схватился за голову. – Ты понимаешь, что ты только что запустила процесс? Теперь все, что было скрыто, вылезет наружу. Теперь Владимир все узнает. Как думаешь, что он после этого с тобой сотворит?

Последнее предложение было произнесено тихим вкрадчивым голосом, отчего женщина побледнела.

- Но мы думали… - произнесла она трясущимися губами.

- Чем, спрашивается, вы думали? Своих мозгов нет, так хоть бы со старшими посоветовались. И в кого ты у меня такая пошла? Не иначе, как в мать. Еще и девчонку за собой потянула. А ей, между прочим, еще жить и жить. Вот попробуй теперь разгрести все, что наворотила. Сама! А я посмотрю, как это у тебя получится.

 

***

 

- Антон. Тошка, - я чуть ли не плакала и тормошила полулежащего в кресле парня. – Пушистый, очнись. Ну пожалуйста.

Парень глухо застонал, перекатил голову и ударился ей об подголовник.

- Твою ж… - зашипел он. – Это что было? Где Андрей? Он вышел?

- Нет, - я села на пол у его ног и изо всех сил попыталась сдержать слезы. – Он не вышел. Тебе стало плохо. Ты закричал, тело свело судорогой, сфера упала и все потухло.

- Хреново, - Антон потер виски. – Я точно видел, что он уже собирался входить в переход. А потом как мешок на голову надели. Темнота и все. Судороги, говоришь? Я даже боли не чувствовал, хотя сейчас каждую мышцу ломит.

- Что делать-то? – Я с надеждой посмотрела на Пушистого.

- Идти следом, что еще?

- Как? – Я резко встала. – А вдруг и с тобой что-то случится? И кто будет держать этот, как его, переход? Не бросай меня одну, пожалуйста!

- Никто ничего не будет держать. Возьмем возвратный амулет, откроем одноразовый переход и пойдем искать твоего женишка, будь он не ладен. Только осталось этот амулет у кого-нибудь выпросить. Свой я израсходовал, а заряжать времени нет. Отец в отъезде, от мамы нет толку.

- А если у Серафимы Велемировны спросить? – Я с надеждой заглянула ему в глаза.

- А это мысль… - Антон потер подбородок. – Только придется все ей рассказать.

- Плевать! Пошли к бабушке! – Я схватила Антона за руку и потянула за собой.

 

- Серафима Велемировна! – Я из всех сил стучала в тяжелую дубовую дверь. – Серафима Велемировна, откройте! Это Вера.

На улице сгущались сумерки, и не исключено, что женщина уже легла спать. Но мне было на это наплевать с высокой башни. Мой Андрей, мой любимый, мой жених застрял в другом мире по неизвестным причинам и его нужно оттуда как-то достать. Мы и так потеряли слишком много времени, проведя его в отключке.

- Серафима… - распахнувшаяся дверь оборвала мой крик на очередном вираже. – Серафима Велемировна, беда.

Бабушка вышла на порог при полном параде: неизменное платье с высоким воротом и высокая же прическа. Она что, марафет наводила, пока я тут кулаки отбивала и голос срывала?



Ирина Ханина

Отредактировано: 12.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться