За каменной стеной

Размер шрифта: - +

Глава 4. Боевая магия.

В воскресенье Герда прогуляла собрание старост. И наплевать ей было на последствия. Настроение было гадким, видеть никого не хотелось, спасали журналы и домашняя работа, которой можно было забить голову и не думать о проблемах. Кай к ней ни разу не зашел, из чего Гертруда сделала вывод, что и он принял слухи за чистую монету, следовательно, должен быть ужасно зол. Он всегда ненавидел, когда его сестра вытворяла что-нибудь особенно выдающееся. Ужасно хотелось найти его и рассказать всю правду, но Герда напомнила себе, что не стоит проявлять слабину и втягивать брата в собственные трудности. В конце концов, она не маленькая девочка, к тому же есть Джефф. Который, впрочем, сам нарывался на такие неприятности, что грозил увеличить штраф до совершенно невообразимых размеров. Маячил новый рекорд в антирейтинге академии – всего за неделю Единороги умудрились не просто скатиться на самое дно, но и уверенно уйти в минуса. При таком развитии событий можно было спокойно забыть и про рождественский бал, и про отгулы. Фениксы при встрече с Единорогами молча показывали большой палец, так как их Дом пока еще трепыхался на нулевой отметке, топчась то в одну, то в другую сторону словно курица на насесте.

Сам Джефф считал себя жертвой произвола и обивал пороги учительского крыла с требованием вернуть ему фотокамеру. Всего за один день он успел совершить три попытки проникновения на кафедру общей магии, где хозяйничала Крамль. Последняя окончилась дракой со сторожем, и теперь Стивенс, накачанный транквилизаторами и обезболивающим, валялся на своей кровати и удрученно созерцал потолок.

- Переведусь, - решительно произнес он. – Свалю обратно в Америку, дался мне этот замшелый замок. Человека убили, а они даже не почесались.

- Тише ты, - по привычке откликнулась Герда, хотя в спальне, кроме них, никого не было. – Их можно понять. Одно дело нападение оборотней, когда все факты налицо, а тут прямо мистика какая-то.

Джефф оглянулся на нее.

- А фотографии? «У вас настоящий талант к фальсификациям», - передразнил он, копируя голос директора.

Получилось похоже, Гертруда даже улыбнулась, хотя реакция крестного взбесила ее, пожалуй, больше всего. Тот вбил себе в голову, что Герда придумала всю эту историю, чтобы привлечь внимание Винтерхальтена. Как будто нужно было стараться, чтобы получить его, это внимание. И так едва ли не каждый день видятся.

- Ночью попробую снова, - ворвался в ее мысли голос друга.

- Что попробуешь? – встряхнулась она.

- Забрать камеру, что же еще, - Джефф вскочил и стал ходить по комнате, придумывая новый план. Транквилизиторы явно не спасали.

Гертруда заволновалась. Сокурсник обладал деятельной натурой, да и мозгов ему бы хватило осуществить задуманное. Пусть даже с четвертой попытки.

- Ты же вылетишь, - четко произнесла она. – Стивенс, не глупи, выжди время. Отдадут тебе твой фотоаппарат  – больно он нужен нашей Канделарио. А снимки все равно уже удалили.

- Просто хочется сделать что-нибудь им назло, хотя бы… - тут Джефф замер на полпути к стене и шлепнул ладонью по спинке кровати. – Точно! Снимки!

- С тобой все в порядке? – уточнила его подруга.

- Определенно! Лучше не бывает, - рассмеялся парень. – Я идиот, Герда. Я же щелкнул пару кадров на телефон!

Он открыл шкаф и стал ощупывать карманы пальто.

- А вот и он, - победоносно заявил он, доставая маленький черный слайдер. – Наши маги в своем репертуаре. Никто и не подумал про телефон.

- Еще бы, мы ведь прыгали вокруг них и совали в лицо цифровик, - в тон ему отозвалась Гертруда. Ее лицо тоже осветила улыбка. К черту сомнения, если уж судьба дает им в руки новый ключ к тайне.

Студенты склонились над ожившим экраном, вглядываясь в нечеткие изображения.

- Вот, тут символы, видишь? Надо поискать в библиотеке, - Герда закусила губу, мысленно прикидывая, у кого просить помощи в расшифровке. Кайлас довольно неплохо разбирался в устаревших языках, но девушка твердо решила обойтись без его помощи.

- Попробую распечатать покрупнее, - решил Джефф и вышел из комнаты.

За окном неожиданно громыхнуло. Видимо, вслед за субботним туманом замок решила навестить гроза. Глухие раскаты звучали прямо над замком, а ветер, ворвавшийся в окно, удивительным образом задул магический светильник.

И в шорохе капель, забренчавших по металлическому подоконнику, Гертруда явственно услышала:

- Поиграем?

***

«Значит, маг-погодник», - думала Герда, выбегая из общежития во внутренний двор замка. Накинутая в спешке мантия защищала спину и плечи, а вот волосы быстро промокли, да и в ботинках начинало хлюпать. «Сначала туман, теперь вот дождь. Странно лишь, что не получается засечь источник». Минут десять Гертруда напряженно слушала, как шипят капли дождя, попадая на раскрытый в правой руке стандартный школьный чароуловитель – другого под рукой не оказалось. Артефакт утверждал, что Герда бессмысленно мокла под самым обычным осенним ливнем. На всякий случай студентка проверила даже химический состав – никаких отклонений. Разве что чуть повышено содержание нитратов, но это, скорее, вопрос к местным крестьянам.

Неожиданно на плечи лег теплый плащ, а над головой расцвел прозрачным куполом зонт.

-  Можешь не благодарить, - произнес Ингмар, когда Герда обернулась, чтобы увидеть своего благодетеля.

- И не планировала, - буркнула представительница Единорогов, придерживая плащ. – Лучше скажи, Винтерхальтен, ты не замечаешь в происходящем ничего примечательного?

- Самый обычный день, Колючка Герд, разве что мы вдруг с тобой разговариваем.

- Тебе показалось, - отозвалась Гертруда и, выскользнув из-под укрытия, быстрым шагом направилась к входной двери в башню Единорога.



Инна Черкашина

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться