За краем земли и неба

Размер шрифта: - +

Глава 4

Учитель и ученик спали. Возможно, это был уже тот самый сон, который плавно переходит в состояние, из которого нет пробуждения. Так бы, вероятно, и случилось с Ачаду и Хепсу. На жизнь у них сил все равно не осталось, на спасение не было надежды. Уснуть и не проснуться – это казалось обоим не худшим решением.

Однако в этот раз уйти в вечность им было не суждено. Первым проснулся Хепсу – от монотонного тонкого свиста. Сначала ему показалось, что из лодки выходит воздух, но оторвать голову от упруго-уютного борта он не сумел. Впрочем, мысли в голове еще шевелились, и мальчик подумал, что если бы лодка сдувалась, он бы это почувствовал – той же головой. Мысль эта была совсем посторонней, ненужной, чужой. Хепсу отнюдь не хотелось додумывать ее дальше. Он вновь смежил веки, стараясь не обращать на непонятный свист внимания. Но тот становился все громче, перешел уже в басовитое гудение. «Похоже на мой маленький дусос, – возникла еще одна мысль. – Но кто на нем может играть?»

Заворочался Учитель.

– Что это? – спросил он, прислушавшись.

Хепсу не ответил. Сил на это не было, да и ответа он все равно не знал.

Звук стал еще громче. Теперь он больше всего походил на шум горного ручья.

Ачаду, застонав, приподнялся и затуманенным взором стал искать источник звука. И сразу вздрогнул, напрягся, взгляд его моментально прояснился и застыл, устремленный в черную гладкую даль.

Учитель хотел что-то сказать, но горло издало лишь изумленный клекот. Учитель откашлялся и прохрипел:

– Посмотри...

Хепсу собрался, тоненько заскулил, но все же сумел приподнять голову. И тут же, вскрикнув, уронил ее снова и крепко зажмурился. Из туманного далека, по черной глади «озера» прямо на них мчалось нечто огромное и блестящее. Это можно было бы принять за лодку, не будь оно столь большим и не издавай звук, ставший уже оглушительным ревом.

Мальчик задрожал, сжался на дне лодки в комочек и закрыл голову руками. Учитель же, напротив, застыл от восторженного ужаса, широко распахнув глаза и даже забывая моргать.

Загадочная «лодка» между тем неожиданно перестала реветь, но через пару мгновений завизжала совсем непереносимо для слуха. И тут же резко сбросила скорость, а потом и вовсе замедлилась настолько, что теперь ее смог бы догнать и пеший путник. Режущий нервы визг наконец-то прекратился.

Хепсу, все еще продолжая дрожать, приоткрыл веки, готовый тут же захлопнуть их снова. Но увиденное так потрясло его, что глаза, напротив, расширились, как до этого у Ачаду. Прямо на их лодку наплывала серебристая гора – так, по крайней мере, показалось мальчику со дна надувного суденышка. Склон «горы» выглядел абсолютно гладким и был закругленным, словно у гигантского плода фруктового дерева. Однако больше всего поразило Хепсу не это. Посреди приближавшейся громадины он увидел... два окна! Большие, в половину человеческого роста, со скругленными краями, и не пустые, как в хижинах, а блестевшие, словно глаза, они как раз глаза и напоминали. Но самое странное, и в необъяснимой своей странности ужасное, заключалось в том, что из обоих «глаз» на Хепсу смотрели люди! По человеку на каждое окно. Язык перестал повиноваться мальчику, и он лишь коротко взвизгнул.

Учитель тоже смотрел на окна, вернее – на глядящих оттуда людей. Теперь они были так близко, что можно было без труда разглядеть их лица. И лица эти Ачаду сразу не понравились. Одно было одутловатое, с мешками под щелочками глаз, с резкими складками возле углов рта; другое – почти красивое, правильной овальной формы, с тонким прямым носом, большими блестящими карими глазами и выразительным чувственным ртом. Правда, обладатель второго лица, в отличие от первого, был абсолютно лыс, зато имел аккуратную черную бородку и усики щеточкой. Но самое главное – глаза. Как щелочки первого, так и коричневые опалы второго излучали почти осязаемый холод. Ачаду сразу стало ясно, что от обладателей таких глаз ничего хорошего ждать не стоит.

Между тем гигантская «лодка» совсем сбавила ход и замерла в паре шагов от суденышка Ачаду и Хепсу. Какое-то время ничего не происходило, только из глаз-окон исчезли наблюдатели. Учитель почти не сомневался, что скоро предстоит увидеть их воочию. И это его совершенно не радовало. Ачаду нахмурился, пожевал губы.

Хепсу посмотрел на Учителя с надеждой:

– Кто-то из них – мой отец?

– Нет. Может, он тоже там, но эти двое... Они мне не нравятся. Если они станут спрашивать, кто дал тебе диск...

– Маяк, – подсказал Хепсу.

– Да, – нервно мотнул головой Ачаду. – Так вот, если станут спрашивать, не говори!

– Почему?

– Не знаю. Но лучше не надо.

– А что ответить?

– М-м... Не знаю... – Учитель поморщился. – Я всегда внушал вам, как нехорошо лгать. Так вот, забудь сейчас о том, что я говорил тогда. Давай скажем, что нашли его здесь, на берегу.

– Хорошо, – кивнул мальчик, но в глазах у него осталось недоумение. А сам Ачаду вспомнил вдруг о подарке старейшины и на всякий случай, сняв его с шеи, спрятал в складках набедренной повязки.



Андрей Буторин

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться