За краем земли и неба

Размер шрифта: - +

Глава 9

Когда Учитель ушел, Хепсу стало совсем плохо. Даже не столько из-за того, что сильно болела голова, – просто одному стало очень неуютно и страшно. Куда они попали? Неужто это и впрямь чужая земля? Неужели все это правда? То, что их земля имеет край – в этом они с Ачаду убедились. Но теперь получается, что их самое главное измышление – о других землях – это уже не просто измышление, а действительность. А раз так, то на этой чужой земле тоже могут жить люди. И… Хепсу невольно сглотнул, хотя слюны в пересохшем рту не было… И может быть именно здесь живет его отец?

Изнутри разбитого корабля послышался слабый треск. Тяжелая металлическая туша давала осадку, отчего увеличивались многочисленные щели. Но мальчик этого не знал. Ему показалось, что внутри большой «лодки» кто-то ходит. Хепсу плотнее прижался к стене, словно хотел слиться с нею и стать невидимым для врагов. «А почему для врагов? – шевельнулась робкая мысль. – Может быть это друзья?» Но память «услужливо» представила внутреннему взору образы двух злобных мужчин в серебряных одеяниях – Залга и Олрога. Неужели это они? Хоть и сказал Хепсу Учителю, что эти двое больше к ним не придут, но сам теперь в это не верил. Конечно, это они! Очухались и идут за своими пленниками…

Мальчик настороженно прислушался. Но больше из корабля не доносилось ни звука. Только снаружи чуть слышно шелестела листва.

Чтобы хоть как-то отогнать тревожные мысли, к которым примешивались не менее противные чувства голода и жажды, не говоря уже о головной боли, Хепсу решил поиграть словами. Для начала он стал придумывать этому занятию название. Раньше это почему-то не приходило ему в голову. А теперь вдруг захотелось назвать. Потому что одно дело – «играть словами», а совсем другое – заниматься чем-то таким… значимым!

Первым пришло на ум производное от «играть словами» – «игрословие». Или, по-иному, «игрословица». Но здесь тоже присутствовал корень «игра», что делало название несерьезным. Нужно было что-то емкое и звучное. И красивое, как то, что получалось в результате этой «игры». Может, «красословие»? «Словокрасица»? Длинно, неуклюже!.. А если сократить? «Слокр»? «Красл»? Вот-вот, «красл»! Это и «красивые слова», и «краткие слова», ведь то, что выходит из этого – это не только красиво, но и кратко изложенные мысли. Замечательно! Пусть будет «красл»! Или «краслы», когда их много. А «придумывать краслы» – значит, «краслить»!

Теперь можно сочинить и новый «красл». О чем? Да о том, например, что с ними случилось.

Хепсу думал довольно долго, а потом горячо зашептал, словно обращаясь к невидимому собеседнику:

 

– Дошли мы до самого края,

До самого края земли –

Она оказалась большая,

Но сделать мы это смогли!

 

Мы чуть не погибли от жажды,

Меня в черноту унесло,

Когда я, безумец, однажды

Учителю кинул весло.

 

Но он меня вовсе не бросил –

На лодке отчалил ко мне,

Причем, управляясь без весел, –

Швыряньем тяжелых камней.

 

Потом мы готовились к смерти,

Но вскоре послышался гул.

Его издавала… (Поверьте,

Я лучше б навечно уснул!..)

 

…Огромная гладкая лодка,

Блестящая, словно вода!

Открылась в ней черная глотка,

И к нам подступила беда.

 

Два злобных, коварных урода

Схватили и заперли нас,

И ласковый свет небосвода

За толстой стеною погас.

 

Мы плыли в неведенье долго,

Потом нас швыряло, трясло.

Упав головою о полку,

Я думал, что мне повезло…

 

…Что я ухожу в бесконечность,

Что маму увижу опять,

Но вновь проявил человечность

Учитель – любитель спасать.

 



Андрей Буторин

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться