За краем земли и неба

Размер шрифта: - +

Глава 41

Такого поворота событий Ачаду не ожидал. Но сначала он решил убедиться сам. Бросив многолапым друзьям: «Ждите!», он побежал по башенной лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Выскочив на верхнюю площадку, он понял, что «собака» оказалась права: сверху был виден один лишь прозрачно-серый туман. Беляк был готов к этому и все-таки растерялся. Что теперь делать, он не знал. Для чего-то снял с плеча лучер, повертел его в руках. Зачем нужна теперь эта железяка? Она была верным, а порой и единственным решением во многих сложных ситуациях, но сейчас толку с нее было ноль. Только лишняя тяжесть. Ачаду поморщился и швырнул лучер в серую пустоту. Туда ему и дорога!

Сейчас нужно было совсем другое оружие. Но какое? Стоп! Как они вышли из туманной серости в прошлый раз? Заиграл на дусосе Хепсу. Вот именно, на дусосе! Ачаду хлопнул по лбу и полез под кирасу, куда засунул отнятый у Нэсэ инструмент. Он поднес уже было трубочки к губам, но вовремя остановился. Ведь внизу его ждали Бобик и Нэсэ! Заиграй он сейчас, неизвестно, что с ними будет. А с ним самим? Ведь ему надо не просто вернуться – ему надо разыскать Хепсу! А как это сделать, даже с помощью дусоса, непонятно.

«Да уж, – подумал Учитель-солдат, – что-то эти фокусы серой пустоты совсем выбили меня из колеи. Сейчас бы наломал дров…»

Ачаду начал спускаться по лестнице и только теперь до него дошла еще одна странность: сейчас новостную башню окружала только серая пустота, в которой не было ничего, кроме серого цвета, – даже силы тяжести. Но ведь он-то сейчас шел – именно шел, а не летел. Значит ли это, что башня все-таки реально стоит в каком-то из материальных миров? Если да, то почему в этот мир нет больше выхода? Впрочем, вопрос этот не казался Семену таким уж важным сейчас – куда важнее было определиться с дальнейшими действиями. А точнее – надо было эти действия каким-то образом осуществить. Он шагнул с последней ступеньки в туманную серость и, даже не оборачиваясь, понял, что башня снова исчезла.

Бобик и Нэсэ смотрели на Ачаду выжидающе.

– Нет там ничего... – буркнул он в ответ на немой вопрос.

– Что будем делать? – спросил Акмээгак.

– Вы сейчас снова вместе?

– Да.

– Это хорошо... – Ачаду поскреб в затылке, достал дусос и сказал: – У меня идея пока одна. Когда мы с Хепсу и Кызей сумели выбраться из пустоты... Надеюсь, что ребята тоже выбрались... Так вот, тогда Хепсу играл на дусосе. Думаю, что ты, Нэсэ, был прав: его звуки каким-то образом расширяют сознание, погружают его, как ты говорил, в глубину.

– И ты хочешь попробовать?..

– Да, я хочу сыграть на дусосе. Будет здорово, если вы оба и одновременно свяжетесь при этом со своими сородичами... Тогда переговорить о переселении сможете вообще без посредников.

– А ты?

– Ну, мне-то связываться вроде бы не с кем. Я ведь, так сказать, отрезанный ломоть.

– Как бы ты вообще не исчез. Вдруг ты растворишься в пустоте, которая тебя и создала?

– Что ж!.. Решайте тогда свои проблемы сами. Главное-то уже сделано. Плохо, что тогда я не смогу помочь Хепсу.

– Может, ему и не надо помогать? Ты ведь не знаешь, где он и что с ним.

– Не знаю, – свел черные брови Ачаду. – Впрочем, зачем гадать? Надо пробовать. Или у вас есть другие предложения?

– Нет. Надо попробовать сделать так, как ты сказал. Но разве ты умеешь играть на дусосе? Я помню, у тебя это получалось плохо.

– Играть я, конечно, не умею... Но в тот раз я вообще не знал, что такое музыка, а сейчас знаю.

– А что такое музыка?

– Так называют глубинные звуки на Земле... в том мире, где я жил... где жила часть меня.

– Наверное, там живут очень счастливые существа, раз они знают, что это такое.

– Я бы не сказал, что они сильно счастливы, – пожал плечами Семен. – Живут... Обычно живут. Смеются и плачут, любят и ненавидят, радуются и грустят... Музыка помогает, наверное, делать жизнь более насыщенной, но счастливей – вряд ли. Ладно, это сейчас к делу не относится. Давайте пробовать! Думаю, будет лучше, если вы сейчас попробуете настроиться на волну своих сородичей... Или как там у вас делается?

Солдат поднес к губам дусос и дунул по очереди в каждую трубочку, чтобы примерно понять, какой звук издает каждая. Музыкального образования у него не было, но, как и любой, наверное, человек на Земле, музыку он слышал, многие мелодии были на слуху, да и медведь на ухо вроде бы не наступал... Семен стал вспоминать любимые мелодии. Первой пришла в голову «Soldier of fortune» группы «Deep Purple». Он уже вспоминал ее недавно, на «рыжей» планете... Да и сейчас он по-прежнему оставался солдатом. Солдатом удачи. Но все же ему почему-то не захотелось подбирать эту мелодию. Да и вряд ли бы смог подобрать... И Семен заиграл незатейливое «Во саду ли, в огороде», безбожно фальшивя и сбиваясь.

 

Ничего не менялось. Нэсэ и Бобик по-прежнему висели рядом в прозрачно-туманной серости. По выражению их специфических «лиц» понять что-нибудь было невозможно. И вдруг... отурк закачался. То есть, он мотнулся в одну сторону и тут же стал поворачиваться. «Собака» же не отреагировала на это никак; непонятно было, видела ли она что-либо вообще, потому что ее янтарные глаза казались сейчас потухшими, словно по шарикам янтаря прошлись мелкой наждачкой.



Андрей Буторин

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться