За краем земли и неба

Размер шрифта: - +

Глава 45

От разочарования, охватившего его, Хепсу чуть было не «вывалился» из пустоты, едва не потерял связь с «единым разумом». Ведь он почти нашел отца, до него было уже так близко – и вот, снова стало бесконечно далеко! Хепсу почувствовал, что вновь начинает ощущать свое тело; как еще одно чувство, жившее в нем постоянно, но словно дремавшее в последнее время, вырвалось наружу и напомнило о себе острым приступом боли, тоски и сладкой радости одновременно.

Кызя! Это чувство было связано с ней – веселой светловолосой девчонкой с большими серыми глазами, в которых серость отнюдь не напоминала пустоту – напротив, в них отражался целый мир, вместе с ним, Хепсу. Он никогда не называл это затаившееся чувство любовью, но как его можно назвать по-иному, если Хепсу понимал, что ему не нужен весь этот мир, если он не будет отражаться в огромных серых глазах Кызи?

Сразу после того как Хепсу поменялся телом с Ачаду, у него промелькнула тревожная мысль: как отнесется к произошедшему изменению девочка? Что важнее для нее – внешняя оболочка или внутреннее содержание? Примет ли она его в ином, взрослом, облике? Теперь, когда он узнал, что Кызя тоже стала взрослой, сначала испытал огромное облегчение, а потом возникла новая тревога: подруга стала взрослой не только внешне, ее разум тоже взрослел вместе с телом. А он? Ведь сам он стал взрослым только внешне, оставаясь, по сути, тем же мальчишкой – Хепсу, Димкой… И все-таки – уже не тем. Он чувствовал, как повзрослел, как сильно изменился. Что повлияло на это быстрое взросление – невероятные события, в которых ему довелось участвовать, слияние в нем двух ипостасей, общение с «единым разумом» или все это, вместе взятое, – сказать было трудно, но Хепсу внутренне улыбался, вспоминая свои прежние суждения, измышления, взгляды на многие вещи… Тогда он был явно ребенком. А сейчас? Может быть, по-настоящему взрослым не стал, но  сейчас он уже точно не ребенок! Поэтому оставалась надежда, что Кызя примет его таким, или хотя бы захочет, решится принять, если он ей тоже небезразличен…

Контакт с «общим разумом» стремительно разрывался, превратившись в тоненькую, едва ощутимую ниточку, но Хепсу успел напоследок стать Кызей и увидеть ее глазами… стену родного дома, с висящим возле нее большим дусосом!.. А самое главное, он уловил слабенькую, исчезающую полумысль-полувздох девушки: «Хепсу! Где ты?..»

 

«Я здесь!» – хотел выкрикнуть Хепсу и снова стал собой. Он снова видел одну лишь темноту и чувствовал скольжение корабля отурков по глади основы. Скольжения – куда? К умникам… Зачем? Ведь отца там нет. И Кызя совсем в другом месте!

– Стой! – заорал Хепсу так, что у самого зазвенело в ушах.

Корабль завибрировал – включились двигатели торможения. Раздался взволнованный голос Нэсэ:

– Что случилось? Я не вижу опасности!

– А я не вижу смысла.

– Какого смысла? О чем ты? Что произошло с тобой? Почему ты прервал глубинные звуки? – Все это Акмээгак выпалил столь быстро, будто боялся не успеть… Все-таки после общения с «единым разумом» отурк стал совсем другим! «Мы все стали другими», – усмехнулся Хепсу, вспомнив недавние мысли о собственной «взрослости».

– Я снова был там, – сказал Хепсу, и Нэсэ сразу же понял, о чем идет речь. – Хочу успокоить тебя – твоя семья в порядке, они на «рыжей» планете. Просто… прошло довольно много времени. И за это время кое-что изменилось.

– А твой отец? – перебил отурк, и по его тону чувствовалось, что этот вопрос его действительно волнует.

– Мой отец очень далеко отсюда… – ответил Хепсу, чувствуя, как к горлу подступил горький комок и мешает говорить. – Сейчас мне к нему не попасть. Может, когда-нибудь…

– Возвращайся! Придумаем что-нибудь!..

– Нет. Мне надо… домой. Там меня ждут.

– Домой? Куда?

– В мое селение. Где родился я – Хепсу.

– Но где оно? Скажи мне.

– Мне не объяснить, – сказал Хепсу. – Мы называли это место просто земля. Думали, что она бесконечна. А потом мы с Учителем поняли, что это не так. Мы дошли до края земли… И нас похитили пираты. Их корабль взорвался. Так мы оказались на острове Бишто.

– Бишто я знаю, – отозвался Нэсэ. – Это крайний остров Содоса. Но я не знаю, что находится дальше.

– Не знаешь? – похолодел Хепсу. – Как же быть?

– Подожди. Дай мне подумать.

 

Нэсэ по-прежнему стоял на бурой прибрежной кромке земли возле черной основы. Он раздумывал, как помочь своему другу-человеку, как понял вдруг, что уже не один. Он снова стал семьей и видел мир не парой, а сотнями тысяч пар глаз. И эти глаза смотрели на мир сверху.

Акмээгак – большой, «целый» Акмээгак – возвращался на родину на тысячах черных кораблей. Ведь его целью не было переселение, ему нужно было найти место для новой царицы, где она смогла бы дать начало новой семье. Это место они нашли, им стала «рыжая» планета с дружественным населением. Новая царица родилась уже там, в оранжевых теплых песках. Акмээгак дождался пока она вырастет, наберется сил. Он научил ее тому, что знал и умел сам. Он подождал, пока у царицы появится потомство, убедился, что новой семье ничего не угрожает, поблагодарил хозяев планеты за гостеприимство и… вернулся. А почему нет? Ведь одной семье хватало места и дома. Теперь и здесь у него не было врагов.



Андрей Буторин

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться