За ледяной маской

Размер шрифта: - +

XII Занавес открывается

Ещё в карете, когда небо было цветом похоже на океан, князь протянул жене что-то прямоугольное, спрятанное в чёрный платок. Варвара, стараясь закрывать глаза во время моргания на не слишком длительное время, приняла. Раскрывала она медленно, следя за выражением лица мужа и положением его рук. Она сидела напротив,  и от того могла легко это делать, привлекая чуть меньше внимания. Хотя какое тут меньше, если насмешливый взгляд князя устремлялся исключительно на неё. 
- Почему вы даёте ее мне? – спросила Варвара говоря не громче шелеста листьев в эту ясную ночь, переходящую в утро. На ее коленях, поверх ткани, лежала уже знакомая книга без обложки. 
- Потому что для тебя это важно. Лучше, чтобы ты сидела в библиотеке или в будуаре, чем  попыталась снова сбежать в столицу. 
Она пыталась сохранить невозмутимость. Судя по улыбке князя не получалось. Подобные поступки настораживали и удивляли.
Сначала лорд Кавердиш просит быть осторожней, затем выбирает способом передвижения неудобную для него же самого карету вместо поезда, теперь идёт на поводу ее желания. Ну, не подозрительно ли?
- Жду отчет, когда закончишь, - будто бы поясняя, ответил на ее взгляд князь. И почему Варваре казалось, что дело вовсе не в том, что она выполнит за кого-то работу?
- Я не сбегала. 
- Как знаешь, - лорд Кавердиш хмыкнул. 
Проселочную дорогу недавно размыло. Она уже успела высохнуть, но вместо относительно ровной насыпи, появились колеи. Карету тряхнуло. Подпрыгнули не только подушки и шторки на окнах, леди подлетела вместе с ними. Ее ударом вытолкнуло вперёд, прямо на князя. 
Ударилась носом об пуговицы на камзоле, поморщилась, но не ойкнула. Лорд, удержавшийся одной рукой за скамейку, другой притянул к себе Варвару, не давая ей упасть на пол. 
Она ощущала запах его одеколона,  чувствовала, как расширяются и ссужаются рёбра, слышала уверенное, спокойное сердцебиение. Рубашка была накрахмаленной, шершавой и тёплой. Желание потереться об неё появилось само собой. Князь, скорее всего, непроизвольно погладил Варвару по спине. Тогда-то она и отпрянула, так быстро, как не летела после кочки.  Всего пары секунд хватило, чтобы понять, где она находиться, чтобы вспомнить. Вспоминать не хотелось. 
Князь смотрел на неё даже не удивленно, скорее как-то обиженно. Варвара пыталась не дрожать и смотреть вокруг осознанным взглядом. 
Она не понимала, почему не может принимать касания этого мужчины. Но каждый раз, когда чужие пальцы проводили по ее коже или одежде, перед глазами появлялась одна картинка: свет луны, ложащийся на ее тело, не покрытое одеялом. 
И даром, что прошло два, что со вчерашнего вечера князь в общем-то перестал пугать так, как делал это раньше. И неспособность сдерживать эмоции казалась все так же неправильной, но привычной. 
Лорд Кавердиш вздохнул и извинился даже не за ту ночь, скорее за что-то большее. Варвара, оперевшись на стенку, покачала головой, как бы говоря: «Не стоит беспокоиться». 
Князь может и сказал бы, что стоит, но леди уже закрыла глаза, пытаясь так завершить разговор. 
Что случилось после она не звала , только проснулась уже в условно своей комнате в середине дня, а на бюро книга дожидалась  своего часа. 
И леди приблизила бы его , если бы за дверью не раздавались шаги, скрежет и неуверенное «моя госпожа». Неуверенное, потому что говоривший не знал, что доживет ли до вечера без последствий и наказаний. Но очень уж ему не терпелось расспросить, что и как там в столице. 

 

Сэмми шёл рядом. Он смотрел на Варвару, косы глаза, украдкой. Он прятал руки в карманах и вздрагивал, но так, будто бы пытался остановить это. Слова вырывались из него, как кашель, но мальчик так и не решался начать. 
Варвара не торопила его. Ей никогда не мешала тишина, а что касалось подпрыгивающего от нетерпения ребёнка, то он уже казался привычной деталью поместья, самим собой разумеющимся, словно пауки на чердаке. Все знают, что они есть, но никого их не прогоняет, более того, они никого не раздражают. 
- Лорд Кавердиш в поместье? – спросила Варвара. Сэмми дёрнулся и посмотрел на княгиню , пытаясь понять, что ему только что сказали. 
- Лорд Кавердиш… лорд… а, - он подобрался, мысль его прояснилась, - нет, моя госпожа. Милорд ещё утром уехал, даже завтрака не откушал. Сказал передать Вам, что вернётся, когда уладит одно дело. 
Варвара кивнула. Она не была удивлена тем, что осталась одна. Скорее выдохнула спокойнее. На месяц-два покинул поместье князь? 
Леди Кавердиш сказала бы раньше, что хочет, чтобы лорд не возвращался как можно дольше. И хотя в её отношении к князю что-то изменилась, сейчас она считала не иначе. 
Она не готова видеть его так часто, не готова говорить с ним ежедневно за каждым приемом пищи как минимум. Слишком сильно было то влияние, которое оказывал на неё князь, чтобы возможно было его беспрепятственно принимать. Варвара по крайней мере не хотела меняться. Она хотела оставаться тем, кем была всю свою жизнь. Возможно, в этом крылся страх перемен, любовь к комфорту – неважно, леди Кавердиш желала, чтобы все в её жизни оставалось на своих местах. 
- Моя госпожа, - проскулил Сэмми, - прощу Вас, расскажите про столицу, пожа-а-алуйста. 
 Он смотрел, закусив щеку, с надеждой и мольбой, с который голодный смотрит на готовящийся обед. 
- Я не бывала в этот раз на приемах. Лорд Каверин любезно освободил меры от них. В остальном же столица немногим отличается от других городов. Разве что чище, электричество на улицах, омнибус. 
- Моя госпожа, зачем мне знать про приемы? Про город, про новости, расскажите, расскажите подробней. 
- Почта на моё имя есть? – мальчик, видно расстроившись, кивнул и достал конверты из внутреннего кармана жилетки, потом понял, что сделал того, чего не стоило, но убрать уже не мог. Глаза его забегали, - и зачем ты их носишь с собой? 
- Я шёл к Вам, моя госпожа, и думал, что Вам будут нужны письма, - слишком быстро выпалил Сэмми. 
- И почему ты не отдал их ещё у комнаты? 
Мальчик остановился и покраснел. Надежда, дожидающаяся своего часа, сменилась на опасения быть разоблаченным. Сэмми кусал щеку изнутри и пытался что-то придумать, скорее отмашку или причину, чтобы сбежать, или и то, и другое, настолько усиленно, что хмурил брови. 
- Я забыл, - выдал он, надеясь, что столь простой повод спасёт его, - а когда вспомнил, подумал, что они будут Вам мешаться в столовой. Я хотел отдать их после обеда. 
Варвара взяла конверты из маленькой ладошки. Пролистала их, надеясь найти только одно. Ещё одно-то там точно будет. Письма от Эрика являлись в общей массе чем-то самим собой разумеющимся. Тем более она уехала из поместья, не получив ответа, не предупредив. 
Переписка с вечно улыбающимся, кажется, даже написанные его рукой слова улыбались, юношей как-то само собой стала регулярной. Варвара скорее подумала бы, что с Эриком что-то случилось, если бы не нашла конверта от него, чем если бы, наоборот, получила его. 
Они никогда не переходили на личные темы после ночи на крыше. Говорили о политике, истории, спорили о будущем капитализма и рыночной экономики. Но начали общаться теплее. Эрик и вовсе обращался к Варваре исключительно с помощью «Милый друг». Леди Кавердиш легко приняла это, но сама в начале выводила лишь имя. 
Но в эту минуту её интересовало лишь одно – письмо от отца. Однако его не было. Были лишь немного помятые по углам конверты, были с оторванной и наспех заклеенной липкой частью. 
И кому потребовалось читать её почту, с учетом того, что в той, которую распечатывали, могли быть лишь поздравления с замужеством. 
- Сэм, кто касался писем кроме тебя? 
- Никто из находящихся в поместье, моя госпожа, - сразу ответил мальчик, после чего побледнел. Он сглотнул и нашёлся, что добавить, не отрывал взгляд от Варвары, приглаживающей пальцем торчащий угол к некогда липкой бумаге , - я-я пойду? Я обещал помочь тётушке Марте почистить овощи. 
Сэмми попятился, не смотря куда. Он не отрывал взгляда от Варвары, чьё лицо как обычно ничего не выражало.  
- Стоять. 
Он помотал головой и продолжил идти шажками назад. И готов был сорваться на бег, даже сорвался бы, если бы его позорным образом не схватили за ухо. Он, «заойкав», встал на носочки и заканючил, прося отпустить его, что он не маленький. 
- Объясни мне, зачем трогал почту, и пойдёшь чистить овощи. Сама же отведу тебя на кухню. 
Сэм поморщился. Он не собирался помогать Марте. Вот ещё, лишний раз ногти марать. Варвара хмыкнула. Будет наказание за ложь. Да и если мальчик собирается стать моряком, ему нужно уметь чистить ножом картофель. 
- Я жду. 
- Отпустите, - сказал он твёрдо, надеюсь, что получиться. 
- Нет. 
Вздох мальчика готов вобрал в себя всю печаль этого мира. 
- Я не трогал почту. 
- Не верю. Прежде чем лгать, научись это делать. 
- Моя госпожа…
- Объяснения, Сэм, я жду объяснения. 
- Вы так и не рассказали про столицу. 
- У меня на бюро лежит газета. Но её могут получить только честные люди. А не отдать ли её Алие? 
- Я честный человек! – выпалил мальчик, вздёрнув нос. Через секунду он весь переменился: отвёл взгляд в право и вниз, отпустил ладонь Варвары и сложил руки за спину. Он будто бы и не замечал, в какой позе остался, - я не честный человек. Я не могу объяснить, моя госпожа. Я виноват, готов понести наказание. 
Он говорил серьезно и сдержанно, словно взрослый, словно копируя тон Варвары. 
Она отпустила мальчика. Тот отошёл на два шага, но не убежал. В глазах его полыхала уверенность: он не выдаст тайну, ни за что. 
Леди Кавердиш развернулась и пошла в столовую. 
- Моя госпожа? – уже дрогнувшим голосом произнёс Сэмми. 
- Иди, овощи чисти, - сказала она. 
На робкий вопрос: «Я разочаровал Вас, да?» ответа не последовало. 



Дарья Олькова

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться