За лишнюю полушку

II

Демьян в очередной раз взмахнул палашом, и в окружающем нас переплетении скрюченных, словно в муке, ветвей образовался проход, достаточный, чтобы можно было хоть и с трудом, но протиснуться в него. Протиснуться, чтобы тут же вновь упереться в живую стену зарослей.

— Тебе это ничего не напоминает? — поинтересовался Дёма, опять поднимая свой палаш. — Я имею в виду тот заколдованный замок в Салиции. — Взмах, удар. — Помнишь ведьму с Веретеном Анх, усыпившую молодую баронессу и всю ее челядь? Там вокруг замка за пол сотни лет выросли точно такие же непроходимые дебри. — Взмах, удар. — Правда, тогда мы шли по просеке, оставленной тем полоумным рыцаренком, которого затем вытаскивали из котла ведьмы.

— Помню, помню, — хмуро согласился я, пробираясь следом за напарником. — Главное, чтоб эта история не оказалась похожа на другую, ту, что с теремом княгини Домбравки, которая расхаживала в медвежьей шкуре, покуда ее дворня изображала из себя каменные статуи во дворе, а мы с тобою три ночи к ряду держали оборону на кухне от орды рассвирепевшей нечисти, жаждущей добраться до наших глоток.

— Так ведь все ж таки на кухне, а не где-нибудь еще, — не оборачиваясь хмыкнул Демьян. — По крайней мере от голода мы не умерли.

— Зато нас чуть не порвали в клочья. — Кажется, я начинаю ныть. А это не есть хорошо.

Мой тесак был вдвое короче массивного палаша Дёмы, но на пару работа все ж таки спорилась заметно быстрее. В какой-то момент проклятущие дебри вдруг резко кончились, и мы буквально вывалились из лесу на обширную поляну у подножия высокой холмистой гряды, тянущейся, если судить по положению солнца, с севера на юг.

— Уффсс! — Демьян вытер пот со лба и вогнал палаш в ножны. — Нам туда, — он указал рукою вверх по склону, где виднелось что-то большое и неправильное, явно коверкающее природную естественность холмов.

— Теперь еще и в гору переться, — обреченно простонал я, но все равно поплелся вслед за своим длинноногим товарищем.

Демьян, вообще-то, выше меня едва ли не на целую голову. А с учетом копны непокорных светлых волос кажется даже выше, чем есть на самом деле. Долговязый и широкоплечий, не обделенный силушкой и несколько по-медвежьи неуклюжий он скорее напоминает классического берендея из великокняжеской Гридни. Хотя на самом деле Дёма у нас самый что ни на есть настоящий волкодлак. Со всеми вытекающими – любо-дорого посмотреть на то, как этот громила управляется со своим палашом, да и вообще любым оружием, что подвернется под руку, когда надо приструнить какую-нибудь разбушевавшуюся нечисть. Да и людей, чего уж там, тоже. Что-что, а боевыми ухватками волкодлаков он владеет в совершенстве. Чего нельзя сказать о прочих характерных чертах его родни. Все ж таки Демьян не самый типичный волкодлак. Слишком человечный, что ли? Хотя оно и к лучшему, пожалуй. Иметь в напарниках циничного хладнокровного убивца мне хотелось бы в последнюю очередь.

— Пришли, — сообщил Дёма.

Я преодолел последние несколько шагов до вершины и замер в молчании. Да, когда-то здесь стоял замок — изглоданные временем, густо поросшие кустарниками и хиленькими деревцами руины буквально загромождали длинный пологий холм. Разрозненные валуны из прохудившейся кладки густо усеивали все вокруг. В просветах меж кустами рябины и кронами уже начавших желтеть кленов виднелись выщербленные обломки стен с незрячими проемами окон. Даже сейчас еще можно было угадать общий план здания, хотя от него не осталось ни одной несущей стены, а рухнувшая крыша давно похоронила под обломками внутренние помещения.

— Долго же мы тут будем плутать, — проворчал Демьян себе под нос.

— Отчего ж? — я пожал плечами и потянул из-за пояса перчатки. — Нам нужен вход в подземелья замка. Ведь добирались же раньше смельчаки до монет, значит отнорки существуют. А если и нет, то для дорогих гостей новый хозяин замка дорожку всяко откроет. — При этих словах я многозначительно покосился на Дёму и недобро усмехнулся. — Ему, Нечистому, одному, небось, скучно, а позабавиться с людишками, пришедшими в поисках его клада — это ж первейшее развлечение для Хранителя. Тишка, ау! Вылазь, бездельник!

Послышалось сонное курлыканье и возле моего уха замаячила мордочка Остолопа, выглянувшего на зов из заплечного мешка. Две слабенькие струйки дыма коснулись шеи.

— Пора работать, Тишка. Давай, вылезай.

Я почесал цмоку горлышко, поудобнее перехватил змееподобное тельце правой рукой и широким движением руки, словно саблю из ножен вынимаешь, вытащил его из рюкзака. Тишка громко фыркнул, вновь выдал струйки дыма и, немного потоптавшись, удобно устроился на тыльной стороне моей ладони, вцепившись коготками в перчатку. Сейчас он больше всего напоминал ловчего сокола. Только колпачка на голове не хватало.

— Искать, Тишка, искать. Понял? — Две зеленые пуговки с желтыми вертикальными зрачками уставились на меня, внимая приказу. — Искать. Большую нору в земле. Вход в подземелье. Для людей. Для Хозяина и Белобрысого. Не для Тишки. Понял?

Остолоп на миг прикрыл глаза прозрачной пленкой нижних век, что-то чирикнул и молнией сорвался с моей руки. Изумрудная ящерка резко взмыла вверх, направляясь к центру развалин, затем хищно спикировала почти к самой земле, коснувшись на миг когтями обломка стены, и тут же устремившись прочь с недовольным карканьем.



Дмитрий Кленарж

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться