За розовым рассветом

Размер шрифта: - +

Глава 16. Часть 2.


      ТИШИНА. Она бывает разная. Умиротворяющая, долгожданная, ночная. А есть тревожная, неожиданная, звенящая. Предвещающая беду, говорящая о том, что уже произошло, что уже случилось. То, чего уже нельзя вернуть назад, разделяющая всё существование на "до" и "после". И ты знаешь, что когда тишина закончится, в мир вернутся звуки, душу разорвет на части. А пока длится твоя оглушающая, закладывающая уши тишина, мир остановился и удерживает всё вокруг в безвременьи. Ты поворачиваешь голову вправо, влево, а все замерло в этой вязкой тишине, будто невидимый видеооператор нажал на камере кнопку "стоп". И всё ждет, когда вернутся звуки, чтобы перевернуть мир с ног на голову. Первым разорвал тишину своим криком Рома:
- Лёхааа!
     Он кинулся к воротам, открыл их и скрылся в темноте. Алина, ещё толком не понимя, что произошло, перекинулась через перила, чтобы разглядеть куда упал Алексей и что с ним случилось.
- Никита, вызови скорую, - позвал из темноты Роман.
     Там, за кирпичным забором хлопнула дверца машины:
- Живой хоть? - спросил незнакомый мужской голос.
      Только сейчас Алина поняла, что с Лёшей случилась беда. Она непонимающе посмотрела на стоящую Наташу, у которой застыла маска ужаса на лице, прикрыла ладонями рот.
- Бежим вниз, посмотрим, что с ним, - вышла из ступора Наташа.
     Не сговариваясь, девушки бросились бежать. Алина пролетела через лестницу пропуская по две ступеньки. Внизу, пробегая через холл, заметила сидящую в скорбной позе Ольгу. Видимо, она еще была не в курсе произошедшего.
- Оля, Лёша с забора упал, на него наехала машина, - на ходу проинформировала её Наташа.
- Что-о? - взревела Оля и бросилась за девушками,  отталкивая и распихивая ладонями и локтями Алину по пути.
     В вечерних платьях, не чувствуя холода, девушки выбежали во двор. Заткнув пальцем правое ухо, Никита приложил к другому телефон.
- Да, сбила машина, возраст двадцать один год...
- Где он? - истошно завопила Ольга.
      Девушки побежали к открытым воротам. Там, за забором, стоял мигающий аварийными огнями внедорожник. Под передним колесом со стороны водителя лежал Алексей. Левая рука придавлена шиной, вокруг головы растеклась красная лужица. Он лежал без движения с закрытыми глазами. Возле него сидел Рома и невысокого роста мужчина с большим животом. По видимому, хозяин , наехавшей на Лешу машины. Сидя на корточках он разговаривал с кем-то по телефону. В зубах держал сигарету, которую курил большими глубокими  затяжками. С громким шипением выпускал дым из легких. 
- Чё-ерт! - простонал мужчина обхватив свободной рукой лысеющую голову. - Встретил Новый Год! Короче, я не знаю, когда вернусь домой.
     Он отключил телефон, положил его в карман дубленки и потянулся к шее Алексея. Указательным и средним пальцами он нащупал пульс.
- Жив, - с облегчением произнес незнакомец.
     Он повернул голову к сидящему  на снегу Роме:
- Что там скорая, едет?
      Тот кивнул головой, мол, едет. Застывшие в шоковом оцепенении девушки ожили и засуетились. Алина подбежала к распластавшемуся на снегу Алексею и опустилась перед на колени.
- Лёшенька, - чуть слышно прошептала она.
      Алина попыталась положить голову ему на грудь, чтобы прослушать сердцебиение. Рука Романа отстранила её:
- Не надо. Можешь навредить только. Вдруг у него грудная клетка сломана.
     Она понимающе отодвинулась. Под коленями было липко и мокро. Даже не обратила внимания, что села прямо в лужицу крови.
- Что сказала скорая? - мертвенным голосом спросила Алина.
- Ожидайте.
- Может, перенесём его в дом? - дрожащим голосом спросила она.
- Нельзя. Придется здесь ждать, на снегу.
     Шоковая анастезия медленно, с неотвратимой точностью отступала, возвращая Алину в ужасающую реальность. Пришло осознание случившегося. Большим давящим грудь комом подкатили рыдания, которые не было сил сдерживать. Слезы сами по себе катились из глаз.
- Лёшенька, любимый, Лёшенька, - сквозь слезы шептала она.
      Пальцы не осознано водили по снегу. Обледенелый налет царапал подушечки пальцев. Они немели от холода, но до сознания это не доходило. Пальцы уткнулись в тёплую спину Алексея. Под боком она нащупала что-то шершавое и твёрдое. "Наверное, камень", решила Алина и попробовала вытащить камень, чтобы он не мешал Леше. "Булыжник" легко уместился в её руке. Скользящий взгляд пробежался по находке. Бархатная коробочка с ювелирным изделием внутри. Кольцо, которое собирался преподнести окрыленный счастьем Алексей, за мгновение до своего падения. Пальцы судорожно сжали коробочку. Рыдания разорвали грудь...
     Грубый, резкий толчок в спину и Алина, падая, ударяется головой о капот машины. Чувствуя глухую боль от удара  в виске и за лопаткой, она повернулась назад. Сзади неё, в искаженной ненавистью уродливой гримассе, стояла Ольга.
- Ты! - шипела она. - Это ты во всем виновата! Из-за тебя он упал. Из-за тебя попал под колёса. Если бы не ты, ничего этого не было бы!
      Алина поднялась с колен, кулаки сжались.
- Ты в своем уме? Где была я и где был Лёша в момент падения? В чем ты меня обвиняешь?
- Если бы ты не приперлась из своего сраного Сочи сюда, с ним ничего бы не случилось! -тоскливое, щелкающее эхо разносило голос Ольги по округе. Оно разлеталось по всем закоулкам и хлёсткой плёткой возвращалось назад.
      На защиту Алины встал Рома. Он поднялся с земли и закрыл своей спиной девушку своего лучшего друга. Подошел вплотную к Оле:
- Ты чего несешь тут? Он сам упал. Его никто не толкал. Это был несчастный случай.
      Он поискал глазами Никиту:
- Уведи её в дом, чтоб не истерила здесь.
- Я отведу её, - Наталья взяла за плечо подругу.
     Дрожа от холода и стресса девушки на высоких шпильках засеменили в сторону дома. Алина осталась стоять подле распластанного на снегу Алексея и неотрывно смотрела на него. Никита подошел к ней и положил ей руку на плечо:
- Иди и ты в дом, простудишься. Мы сами дождемся скорой.
- Точно, он же простудится, лежа на холодной земле. Нужно принести пледы из дома, - осенило её.
      Не говоря ни слова, скользя по снежной корке она побежала в дом. Забежала в холл. Ни покрывал, ни пледов не обнаружила. О том, что и где лежит должна знать Ольга. Возможно, она преодолеет свою неприязнь к Алине и поможет найти покрывало. Пошла в гостинную. Наташа и Оля сидели на стульях тесно прижавшись друг к другу. Ольга  обхватив руками голову раскачивалсь маятником. Наталья обнимала её, пытаясь успокоить.
- Оля... - тихим спокойным голосом позвала Алина. - Лёша замерзнет на снегу. Нужны пледы, или покрывала, чтобы укрыть его. Ты не могла бы помочь найти все это. Я просто, не знаю что и где здесь находится.
     Ольга подняла лицо и посмотрела на вопрошавшую. Чёрные густые дорожки туши располосовали её щеки. Подавляя гнев, ненависть, презрение, поджав губы, она встала со стула.
- Сейчас принесу, - выдавила из себя Оля.
     Она ушла в соседнюю комнату и скрылась в ней, не включая свет. Через минуту она вернулась с двумя пушистыми коричневыми пледами в руках.
- На, - не глядя на Алину вручила покрывала.
- Спасибо, - последовал короткий ответ.
     С теплыми, согревающими озябшие руки пледами в руках Алина выбежала из дома. Злополучную коробку с кольцом не выпускала из рук. Тёмный бархат жёг руку.  Норовя поскользнуться и упасть, быстро перебирая ногами она в считанные секунды оказалась рядом с Лёшей. Развернула один плед, накинула на неподвижное тело и осторожно, едва касаясь, подоткнула со всех сторон. Развернула второй и укрыла  Алексея. Всё, также подтыкая его под тело.
- Тебе самой нужен плед, ты заболеешь, - сказал Рома.
     Он занял свою прежнюю позицию. Сидел на снегу возле сбитого машиной друга. Никита ходил рядом кругами, курил сигарету, прикладывая её дрожащими пальцами к губам. Минуты ожидания казались вечностью. Минута - это пол часа, десять минут - это два часа, пол часа - это вечность. Алина по-прежнему ощущала себя видеокамерой, в которой включили замедленную съемку. Мелкие, даже незначительные детали бросались в глаза. Каждый взмах ресниц Романа, каждое движение, поворот Никиты. И даже незнакомый человек, тот самый водитель, сбивший Лёшу, виделся ей отчетливо. Он сидел в машине с открытой дверцей, положив голову на руль. Он непрестанно бормотал, посылая проклятия тому моменту, который разрушил все планы на праздничный стол и заставивший его сидеть теперь здесь, посреди дачного поселка в машине и ждать скорую в компании с полицией. Скорую для пострадавшего, а полицию для него. Алина не испытывала к этому человеку ни ненависти, ни злости. Она чётко осознавала, что водитель не виноват, что Лёша сам упал, по своей дурости. Не стоило ему лезть на забор. Но сделать кого-нибудь непременно виноватым в произошедшем, ей было необходимо. Чтобы взвалить на него весь груз ответственности и винить до конца дней за тот миг, который так неожиданно разделил её жизнь на до и после. Виновным за всё она выбрала себя. Потому что не надо было идти на поводу у Алёши и соглашаться на поездку в этот проклятый дачный коттедж. Встретили бы новый год вдвоем дома. Тогда бы вечер прошел бы в более романтичной обстановке, без ненавидящих глаз Ольги, а главное, НИЧЕГО ЭТОГО НЕ ПРОИЗОШЛО БЫ. В первую очередь нужно придумать себе наказание. И оно быстро нашлось.
- Не нужен мне никакой плед, мне и так хорошо, - по-детски упрямо ответила Алина.
     На её языке это значило: лучше я замерзну и сдохну от воспаления лёгких. Это будет лучшим наказанием. Размышляя так, она не заметила, как отлучился Никита. Он вышел из дома в пуховике, с её полушубком и ещё одной курткой в руках.
- Я зашел в вашу спальню... взял тебе одежду... ты накинь... замерзла вся, дрожишь. - Он протянул куртку Роме. - Ромыч, оденься.
     Роман не глядя молча взял куртку и надел на себя. Где-то вдали послышался слабый гул сирены.
- Скорая едет! - оживился Никита.
- Нужно забрать мою сумку и Лешину куртку. А в машине документы забрать! - как-то сразу мобилизовалась Алина.
     Она снова побежала в дом, ветром пронеслась по лестнице и задыхаясь забежала в отведённую им с Лёшей спальню. Первым делом скинула с себя туфли и надела сапоги. Каблук у них более устойчивый и не такой высокий. Затолкала обувь в рюкзак, сняла со спинки кресла куртку Алексея. Нащупала в кармане ключи от его машины и побежала вниз. Спускаясь по лестнице, прислушалась к усиливающемуся вою сирены. Сидящие на первом этаже девушки встрепенулись.
- Что скорая приехала? - поднимаясь со стула спросила Наталия.
- Подъезжает, - бросила на ходу Алина и умчалась во двор.
      Нащупав на брелке кнопку открытия, отключила сигнализацию машины. Распахнула переднюю пассажирскую дверцу и открыла бардачок. Прозрачная миниатюрная папка с застежкой-клипсой с паспортом, пластиковым СНИЛСом и водительским удостоверением внутри, упала ей прямо в руки.
- Отлично! - она закрыла дверь машины и нажала на брелке "закрыть".
      Забор осветили яркие фары подъезжающего автомобиля. Алина выбежала за ворота с вещами в руках. Желтый микроавтобус скорой помощи остановился позади джипа, под колесом которого лежал Алексей. Из неё вышли двое: мужчина и женщина с пластиковым медицинским чемоданом в руках. Водитель джипа вышел из машины, осторожно прикрыл дверцу и уступил дорогу врачам.
- Где пострадавший? - спросил у него мед врач.
     Тот молча указал рукой в сторону переднего колеса. Рома поднялся с земли, отошел в сторону, пропуская медиков. Алина переминаясь с ноги на ногу стояла рядом и наблюдала. Фельдшер поставил чемодан под ноги и присев, склонился над пострадавшим. Прощупал пульс на шее, откинул пледы в сторону. Похлопал его по щеке. Лёша глухо застонал, глаза не открываясь заморгали.
- Живой! - обрадованно воскликнул фельдшер и повернулся к стоящим рядом Никите и Роману. - Ребят, помогите принести и погрузить парня на носилки. Его нужно срочно отправить в Склиф.
      Молодые люди вместе с женщиной-врачом устремились к карете скорой помощи. Они в два прыжка достигли задних дверц машины. Врач открыла их. Никита запрыгнул внутрь:
- Держи, - он достал твердые, но легкие, благодаря пластику, носилки и передал их Роману.
      Врачи аккуратно, соблюдая все меры предосторожности положили, по-прежнему находящегося без сознания, Лешу на носилки, накрыли теми же пледами, под которыми он лежал в ожидании скорой. Аккуратно погрузили в скорую. Алина не долго думая запрыгнула внутрь.
- Девушка, вы куда? - спросила фельдшер.
- Я поеду с ним, - твердо ответила она.
- А вы ему кем приходитесь?
- Я его жена!
- Когда его привезут в больницу, позвони, я приеду, - сказал Алине Рома, закрывая дверь.
     Включив сирены, машина тронулась. Через стекло Алина увидела оставшихся там, в злополучном месте происшествия Рому, Никиту и подошедших к ним Ольгу и Наталью. Рома не глядя на подругу, проважая взглядом удаляющуся скорую, приобнял за талию Олю и прижал к себе. Наталия подошла к Никите и положила голову ему на плечо. Незадачливый водитель пинал колесо своей машины, под которое незадачливо угодил Алексей. Их фигуры быстро уменьшались по мере движения машины. Покинув дачный поселок, скорая помощь выехала на трассу и увеличила скорость. Мимо них мигая сине-красными мигалками промчалась полицейская машина. Возле Лешиного тела возились врачи. Один, нащупав, на оголенной руке вену, вводил шприц с лекарством. Другая, разворачивала трубки системы, чтобы подключить пострадавшего к капельнице.
- Ммм... - не открывая глаз простонал Лёша, как только врач начал вводить в вену лекарство.
     Алина зажмурилась и отвернулась, было больно смотреть на страдания любимого человека. Перед глазами встал образ Инессы Леонидовны. Нужно позвонить Лёшиным родителям и как-то сообщить о случившемся. Но как? Как сообщить матери о том, что её единственного сына сбила машина, в тот момент, когда он делал своей девушке предложение руки и сердца?



Sussie Little

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться