За танцем моих врагов

Размер шрифта: - +

Стоп 8

Лето 7219 года династии Нирам, 12 день месяца Арьян

цивилизация Харин,

планета Фаэр Тон

 

- Ты что делаешь?! Не смей больше так делать! – закричал Льярдан, хватая сестру, обнаруженную за странными движениями, за руку.

Так сжал, что она вскрикнула.

- Это просто гимнастика! – возмутилась девочка, полёт которой прервали ещё на середине.

А ей наконец-то удалось хоть отчасти вспомнить движения того Иного, когда они танцевали вдвоём! Хотя… без него ей долго не удавалось начать. Да и без протяжных звуков, рождённых из странной трубки серьила, танцевать было как-то странно. Как-то не так. Как будто рот открыла, пытаясь заглотнуть воздуха в душной кладовой, где его почти не осталось. Где её заперла другая Не Те отца. Почти без причины – всего-то хотела отцу голограмму отправить. И умирала, задыхаясь…

То есть, ей это приснилось. Сегодня, когда к утру почти смогла уснуть, взволнованная операцией Те Льярдана и неясностью результатов. Долго сидела как и в прежние дни – одна – ждала голограммы от Льярдана или робота-посыльного из лекарни, но… сын брата боролся за возможность снова видеть. И Льярдан боролся рядом с ним. Вроде. То есть, Льярдан толком не объяснил, куда пошёл. Точнее, совсем не объяснял.

Паринь пыталась гулять по коридорам лекарни, открытым для посетителей. Забралась на крышу и оттуда увидела в шарообразной сфере настоящее дерево – одну из главных достопримечательностей Фаэр Тона, ещё с прошлой эпохи сохранённое.

То есть, она так думала. Но, доступную информацию с Торина прочитав, поняла, что дерево – всего лишь клонированная копия предыдущих, росших несколько тысячелетий назад на Фаэр Тоне.

Но хотя бы на дерево настоящее посмотрела, да. И даже пыталась с посетителями лекарни говорить, взрослыми в основном. Но те смотрели на неё с подозрением. А узнав со своих Торинов, что подошедшая девочка – НеТе – торопливо уходили. Или даже бросив презрительный взгляд. Один мальчик, кажется, тоже был НеТе, но мать его сердито схватила за руку и утащила от девочки, не дав поговорить.

А потом лекари-прислужники из лекарни пришли. Сказали, что в столице до сих пор чрезвычайное положение – того Иного ещё не поймали – и чтоб она шла в номер для неё, который ей брат назначил, для чрезвычайного положения. Чтоб сидела там и не высовывалась. А то опасно.

И пришлось уйти, оставив мечту с кем-то поговорить на Фаэр Тоне. Так и не поговорив с Наанимом. То ли тому было слишком плохо после операции по вживлению клонированных глаз, то ли он как и другие просто не хотел с нею говорить. И это было особенно обидно.

И вот на третий день своего заточения, как бы добровольного, и как бы её блага ради – но тут хотя бы кормили три раза в день – она решилась повторить хоть часть движений, которые они сложили в танце с Иным. Потому что часть движений той гимнастики Иных родилась из неё и из её движений. Иной их раньше знать не мог. Хотя он всё равно влился в её движения, то повторял в точности, то создавал свои, красиво её движения дополняющие… Это чувство… это захватывающее чувство…

- Вдохновение… - мечтательно проговорила девочка, вдруг вспомнив тот странный день.

И, едва произнесла то незнакомое слово, сорвавшееся с уст Иного, как сердце опять замерло как-то странно, а потом взволнованно забилось.

И она сидела какое-то время, подтянув к себе сжатые ноги и обнимая колени, веки сомкнув и вспоминая их движения… хотя бы часть из них… как они плыли тогда в комнате омывальни лекарни… под странные звуки, которые серьил извлекал из той трубки… трубка с дырками! Бесполезное вроде изобретение, так как такая трубка ничего не пропустит через себя полностью, не потеряв! Но… эти звуки… эти звуки, которые рогатый зверь рождал из неё, были восхитительны! Они были ни на что не похожи!

И девочка замечталась, вспоминая хотя бы часть той гимнастики Иных, которую они сочинили вдвоём, сплетая старое и новое, известное ему и неизвестное ей… даже неизвестное ему! Ведь, кажется, ей удалось ему показать движения, которые он не знал, которые его заставили изменить свой танец…

«Ах, танец! Кажется, Иным везёт, что у них есть такая красота!»

А потом она поёжилась, растирая худенькие плечи. Не замёрзла – температура по всей лекарне была оптимальная для нормального функционирования организма. Нет… от нервов, наверное?.. Всё-таки, встретить Иного, да ещё и беззащитной девочке – это событие из разряда вон выходящих. Хотя он не выглядел опасным. Даже если и пришёл мстить за своих. Словом встреча эта была странная. Очень странная… а та гимнастика Иных… та гипнотизирующая гимнастика Иных…

И внезапно руки оторвались от ног, летая сверху, хотя бы отчасти повторяя его движения. Того юноши Иных, не похожего ни на кого из Харин… такого красивого!

А потом тело совсем вскочило. Само.

- Вдохновение! – повторила Паринь, распахнув широко глаза.

И от этого слова, сказанного за ним, почти как он сказал своим мягким голосом, у неё внутри что-то шевельнулось. Что-то оживилось глубоко внутри.



Елена Свительская

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться