За танцем моих врагов

Размер шрифта: - +

Стоп 6

Лето 7219 года династии Нирам, 8 день месяца Арьян

цивилизация Харин,

планета Фаэр Тон

 

- Оно огромное! – Паринь грустно разглядывала огромное искусственное озеро, петлёй проходившее через северный край города, широко разливавшееся напротив моста, у которого она стояла, - Но выглядит прямо как наша ванна!

Поморщилась, оглядывая прозрачную воду, сквозь которую виднелся чистый металл оправы. Да, в общем-то, каменные дорожки вокруг ей напоминали плитку вокруг ванной.

Немного скрашивало пейзаж единственное дерево под защитным куполом, видневшееся на том берегу озера.

Девочка грустно присела на корточки, пытаясь прищуриться и представить, будто слегка мерцавшего купола нет, и там за водой идёт полоса настоящей травы и даже дерево настоящее растёт – она видела это на картинах Старой эпохи. Но никак не могла представить. Сложно представить то, что никогда вживую не видел. И не нюхал. Книги говорили, что у травы был запах. Много-много видов травы и цветов – и у каждого был свой собственный запах! Да, в общем-то, у растений в оранжереях тоже был свой запах. Но… всё-таки, роботы, бродившие меж растений, вид портили. А ходить им надо было, чтобы бдительно за малейшими изменениями в системе и растениях следить.

Не выдержав искушения, забыв обо всём она на четвереньках доползла до края искусственного каменного берега, протянула руку к воде.

- Серьил меня задери! – сорвалось невольно с губ.

То ли озеро оказалось голограммой, то ли было закрыто защитным барьером как и дерево – рука замерла на чём-то твёрдом и холодном не дотянувшись до земли.

Воздух как будто уплотнился. И что-то в нём заскрипело, загрохотало. Девочка напугано притихла, подтянув руки к лицу, сжалась вся. А потом сзади пониже спины тыкнулись две острые колючие палки, сильно, выбрасывая вперёд. С отчаянным воплем, взмахнув руками, она упала вперёд. Сначала пребольно – о защитный барьер. Потом тот захрустел и рассыпался. Вскрик потонул в ледяной воде. Прозрачной. Через него было видно сероватое небо, кошачья морда, невероятно пушистая и… рогатая?!

«Нет, - мелькнуло в задыхающемся сознании, - У кошек не было рогов. Да и… кошек… в Харин… давно… нет»

Потом чья-то худая рука с длинными тонкими пальцами отодвинула звериную морду и на девочку заглянул юноша. Узкое лицо, раскосые крупные глаза с нависающими веками, широкий рот с тонкими поджатыми губами, длинный тонкий нос с едва заметной горбинкой, широкие ровные брови. Рот его открылся: он что-то сказал.

Давление воды изнутри стало невыносимым. Прозрачная вода, странный человек с белыми-белыми длинными волосами и рогатый кот померкли… Ей казалось, её раздирают изнутри, начиная с груди…

«Держись, девочка»

Прозвучало в мыслях. И голос как будто был чужой. Мужской. Молодой.

«Больно!» - мысль последняя.

 

Странное чувство, когда долгая боль внезапно исчезает. Ещё мрачно вокруг. Темно. Только чувствуется тёплое осторожное прикосновение чего-то нежного к её губам. Что-то яркое разгорается снаружи и вблизи, выхватывая из мрака мужской голубоватый силуэт. Что-то колючее и красное было внутри неё, горело, жгло.

Странное прикосновение губ к губам…

 

Паринь распахнула глаза. Зажмурилась от яркого света, вдруг хлынувшего на неё. Нет. От разрывающей боли в груди. Невыносимой!

Мир снова померк.

 

Молодой мужчина втянул из её рта воду в свой рот. А ещё он, сияющий вокруг тела, вдруг вдохнул в себя и яркий колючий шар из её груди.

 

Девочка дёрнулась.

Снова обретая возможность видеть. Снова обретая способность чувствовать. Нежное прикосновение его губ к её. Его щёки.

Вздрогнув, он отстранил её на расстояние вытянутых рук. Закашлялся, давясь водой.

И долго, отчаянно кашлял, как будто воды наглотался он сам. А у неё почему-то уже не было боли ни в горле, ни в лёгких.

Растерянная Паринь смотрела на незнакомца в мокрых длинных белых одеждах с широкими белыми рукавами. Нет, больше её заворожил контраст между пронзительными чёрными глазами и широкими чёрными ровными бровями – и белые-белые, холодно-белые длинные волосы, спадавшие ниже его пояса, у висков заплетённые в две тонких косы.

А ещё её заворожило странное ощущение. Будто холодно стало вокруг. Очень холодно. И даже не из-за её насквозь промокшей одежды. Просто мир вокруг как-то потускнел, замёрз. Даже… даже городские катера застыли в замёрзшем воздухе!

Она дёрнулась, смотря на замерший, застывший город.

Отшатнулась от огромной мохнатой морды, возникшей перед ним.

«Кот?.. Но коты давно вымерли!»

Не сразу заметила у этой кучи длинного-длинного меха короткие изогнутые рожки на голове.



Елена Свительская

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться