За тебя никто не решит!

Звонок издалека.

Звонок разбудил Тасю среди ночи. Звонила  подруга детства Олеся. После того, как она  с родителями и мужем  уехала на север, в Ухту, они виделись редко, но связь не теряли, перезванивались, рассказывая новости друг другу, передавая приветы родителям. 

– Ты чего так поздно, – тихо спросила Тася.

– Извини, всегда забываю про разницу во времени, – ответила та. – Тая, мне надо с тобой поговорить.

– Хорошо, сейчас выйду из комнаты, а то Саше рано вставать, разбужу, – она прихватила лежавший на кресле пушистый халат, нашарила в темноте тапочки, и осторожно прикрыв дверь, прошла на кухню. – Что случилось?

– Тая, я с Машей в больнице, она в реанимации, – всхлипнув, сдерживая рыдания, проговорила Олеся. – Ты, прости, что я не даю тебе спать. Юра уехал в командировку, связи с ним нет. Маме с папой я и половина правды не говорю. Боюсь, что такое известие совсем подкосит их здоровье. Они так ждали внучку. Мне надо было с кем-то близким поговорить, вот и позвонила тебе.

– Почему вы в больнице? – внезапная  слабость охватила  Тасю, она добралась до стоявшего у окна диванчика и присела на краешек.

– Когда я тебе сообщила, что у меня родилась дочь, я не всё рассказала. Маша родилась с пороком сердца. Ей сразу сделали операцию, не выписывая нас из больницы, иначе она бы не выжила. Потом нас отпустили  домой готовиться ко второй операции.  Машенька такая хорошенькая, ей шесть месяцев. Она мне уже улыбаться стала, гулить. Тася! Я не выдержу, если с ней что-то случится! – из телефона послышались рыдания.

– Олеся, не плачь! Расскажи,  почему вы попали в реанимацию? – понимая, что у той начинается истерика, попробовала отвлечь подругу разговором.

– Маше, перед второй операцией, надо было пройти все обследования. Тая, я же понимала, что для неё любая инфекция смертельно опасна. Просила врачей осмотреть её у нас дома, а они отказались. Мы сегодня ходили в детскую консультацию, к специалистам, а вечером у неё поднялась температура и она начала задыхаться. Скорая приехала и сразу забрала нас в больницу. Там положили в реанимацию, подключили к дыхательному аппарату. Мне сказали, что у неё пневмония.  Меня к ней не пускают. Вот сижу пока  в коридоре. Таечка мне так страшно! А они ходят мимо меня, как мимо пустого места, и ничего не говорят.

– Успокойся! Твоя истерика только отразится на ребёнке. Врачи сделают всё возможное. Олеся, я могу тебе чем-то помочь? Может деньги на лекарство перевести?

– Спасибо, не надо, всё есть.

– Ты говорила мне, что прошла обследование в Центре планирования семьи, почему у Маши порок сердца?

– Я переболела гриппом, она родилась семимесячной, говорят из-за этого. Если бы не пневмония, мы бы на этой недели уехали в кардиологический центр. Тая, прости, что нагружаю тебя своими проблемами. Но все эти полгода, я живу в страхе. Юра, наверное, из-за этого уехал так надолго в командировку, не вынес моих слёз.

– Всё нормально, ты правильно сделала, что мне позвонила. Лучше выговориться,  потом станет легче.

– Спасибо! Прости, там наш доктор по коридору идёт.

– Олеся, ты звони мне в любое время.

– Хорошо!

Тася сидела, тупо глядя на смолкнувший телефон.

– Кто звонил? – раздался голос мужа от двери.

– Олеся. Её девочка в реанимации, а Юры рядом нет. Страшно!

– Пошли спать, – зевая, позвал он. – Своим ночным бдением ты ей не поможешь, только себе навредишь.

*****

Олеся звонила часто. Она добилась, что бы её положили в больницу и допускали к ребёнку. Тусклым, поникшим голосом она  рассказывала, что самостоятельно дышать и кушать Машенька не может, что  врачи ничего утешительного не говорят, только повторяют: «Состояние стабильно тяжёлое».

Тася  утешала подругу, говорила, что от её веры сейчас многое зависит, что медицина уже другая, и  девочку спасут. А по ночам вертелась в постели, с ужасом представляя себя на её месте. Мрачные думы всё чаще наваливались на неё. Она стала молчаливой, задумчивой, ссылаясь на токсикоз,  нередко закрывалась в спальне, делая вид, что спит. На все расспросы мужа односложно отвечала, что в её положении такое поведение нормально, скрывая от него, что после каждого звонка из Ухты в душе разрасталась тревога за их ребёнка. Не выдержав молчания, она однажды призналась мужу:

– Саша, разговоры с Олесей не дают мне покоя. Когда я говорю с ней о Маше, я всегда думаю и о нашей малышке. 

– Не понимаю, зачем тебе эти разговоры в твоём-то положении. Отключи телефон, поставь её в «черный список», не отвечай на её звонки, наконец!

– Как ты можешь такое говорить?! У Олеси беда, её сейчас некому поддержать, кроме меня. Она же не знает, что я беременна! И вообще, кроме тебя я никому о своём положении не говорила.

– Даже матери?

– Да! Даже маме. Хотела сделать родителям сюрприз на Новый год. Я читала, что чужая биоэнергетика может вмешаться и повлиять на плод. Чем о ребёнке будет меньше знать людей, тем лучше.



Galina Belomestnova

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться