За тебя никто не решит!

Поиск выхода.

  • лежала, не открывая глаз. Александр утром позвонил её шефу, попросил дать ей ещё один день отгула, поэтому на работу сегодня она не пошла. Скоро муж привезёт мальчишек из школы. Паша так ждал этого дня, пригласил своих друзей в «Таинственный остров». Дни рождения сыновей были самыми радостными и весёлыми в их семье.

Надо было вставать, ходить, разговаривать, даже улыбаться в ответ на чьи-то шутки. Но сил на это просто не было.

Она забралась в душевую кабину, долго стояла под горячими струями воды. Протёрев краешком полотенца запотевшее от пара зеркало, взглянула на отражение – на неё смотрела усталыми, пустыми глазами чужая женщина.

«Так нельзя! Пусть душа плачет от боли, но сегодня она будет улыбаться и праздновать. Паша не виноват, что беда постучала в наш дом» – Тася решительно повесила полотенце и отправилась выбирать платье.

*****

Клоун в рыжем парике, с красным пластиковым носом на резинке и нарисованным улыбающимся ртом, весело и громко приветствуя, встретил их в дверях развлекательного центра. Он быстро привлёк внимание ребят смешными шутками. Выяснив, кто сегодня главный герой, предложил Паше прогуляться по сказочному лабиринту, пообещав, что именинник и его друзья отыщут там массу весёлых сюрпризов. Клоун предложил Таисье пойти с ними, но она вежливо отказалась. Поцеловала сына, поторопила:

– Ну что же ты стоишь? Иди, развлекайся, все тебя ждут.

– А ты?

– А я здесь, за столиком посижу, кофе выпью. Иди.

Махнув на прощанье рукой, Паша побежал догонять друзей, которые уже скрылись в искусственной роще, закрывающей вход в лабиринт.

«Как хорошо, что сейчас нет проблем с детскими праздниками. Аниматор всё сделает за меня», – с облегчением подумала она, устраиваясь за столик, стоявший под пластиковой пальмой. Вспомнив, что с утра ничего не ела, заказала официантке кофе и слоёное пирожное.

Чтобы не ввергнутся снова в пучину отчаяния, Тася вспоминала как в прошлом году, по предложению Александра, справляли день рождения младшего сына дома. Нарядившись в костюмы пиратов, они вместе с Максом, разыграли перед Павликом и его друзьями целое представление, а потом устроили настоящий пир. В этом году Паша снова хотел придумать что-нибудь подобное, но папа поговорил с ним, и тот согласился сходить в развлекательный центр.

Воспоминания не помогали. Мир разломился на две половины – до и… после. «До» было солнечным, добрым, пронизанным счастьем, мечтами, «после» – скрывала тьма. Раздумья прервали весёлые голоса и смех ребят. Первыми, на импровизированную поляну выскочили Даша и Катя. Сын дружил с ними ещё с детского сада. Девочки, едва удерживали в руках груду мягких игрушек, воздушных шариков, разноцветные книжек. Следом за ними появился Павлик и три его друга.

– Мама, смотри, сколько я призов выиграл! – он вывалил перед ней на стол разноцветный ворох. – Там так здорово! Зря ты не пошла.

– Вы, наверное, проголодались. Нам уже накрыли стол, идите мыть руки и будем пировать, – улыбаясь, пригласила Тася.

– Ура–а–а! – закричал Димка. – Я так проголодался, пока по лианам на остров перебрался. Всех опередил!

– Зато я из воздушной пушки корабль пиратов с трёх выстрелов потопил! – похвастался Павлик.

– А я быстрее всех по трубе прополз и спас наш лагерь, – вмешался в спор Серёжа.

– Вы все молодцы, и мальчики, и девочки! Только, пока спорите, ваш обед слопают обезьяны! Побежали мыть руки! – клоун схватил за руки Павлика и Дашу, и мелко семеня, заторопился в сторону туалетной комнаты, остальные последовали за ними.

После обеда, Тася хотела отвезти ребят домой. Но детворе так понравилось в развлекательном центре, что они стали уговорили её остаться ещё ненадолго. «Всё равно надо ждать Сашу, пусть веселятся», – уступая просьбе, решила она.

Александр, забрав Максима после школы, приехал через час. Сдав гостей Павлика их родителям, они отправились в «Галактику», где можно было поужинать и дать возможность мальчишкам ещё поиграть на аттракционах, пострелять в тире.

– У тебя такой усталый вид, прости, раньше не мог освободиться, – извинился муж, когда остались вдвоём.

– Не обращай внимания, просто не выспалась.

Разговор не получался. Александр замолчал, отвернулся в сторону зала, где веселились сыновья, Тася тоже смотрела на них. «Где найти ответ на единственный вопрос? Сейчас они беззаботны, ничто не омрачает радость. Если ребёнок родится с патологиями, иначе говоря «овощем» мне надо будет находиться возле него неотрывно. Люди любопытные, будут спрашивать у сыновей «Как ваш братик?», а они будут прятать глаза, стыдится, замкнутся в себе. Мне ли не знать, какую травму получают дети, в семье которых живёт такой ребёнок. Имею ли я право взваливать на них эту ношу?» – думала она, глядя на хохочущих мальчишек, и тоска тисками сжимала сердце.

Домой вернулись поздним вечером. Саша переоделся и ушёл к себе в кабинет, сказал, что надо подготовить документы. Мальчишки, устав от праздника быстро угомонились. А Тася снова села за компьютер. Никто, на всём белом свете кроме неё не мог решить: жить малышу, что рос сейчас у неё в животе, или прервать эту жизнь, чтобы не обрекать на муки ни его, ни самых близких для неё людей. Снова перед глазами сухие строчки исследований, таблицы; снова рассказы женщин об испытаниях, выпавших на их долю во время беременности. Но никто из них не писал о тетраплоидии. Неожиданно она увидела знакомые цифры: 92 хромосомы ХХУУ. Женщина по имени Ирина писала:



Galina Belomestnova

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться