За тебя никто не решит!

Так надо.

Май выдался не по-весеннему жарким.  Тася стала постоянно чувствовать усталость,  недомогание. Списывая всё на жару, проводила больше время в саду, в открытой беседке,  читала, устроившись в кресле качалке.  Через две недели, в июне  поехала на очередной профилактический осмотр. УЗДГ снова показало  плохие результаты. Гинеколога встревожило состояние плаценты: ребёнок согласно параметрам практически не вырос из-за недостаточного поступления питательных веществ.  Виктория Викторовна  решила вновь положить  Тасю в стационар. Краевой перинатальный центр закрыли на профилактическую обработку и ей дали  направление в первый городской.  По дороге она туда заехала.

– Меня направили из женской поликлиники к вам, на сохранение, когда вы можете меня принять? – поинтересовалась она в приёмном покое.

Дежурная медсестра перелистала журнал и сказала, что с местами проблема, сегодня всё  занято, придётся приехать завтра с утра.

– Вот список вещей, которые нужно иметь при себе, ознакомьтесь.

Тася пробежав глазами по листочку бумаги, подумала: «Ничего нового, стандартный набор, как и везде».

Вечером, когда Саша пришёл с работы, она сообщила, что её снова кладут  в стационар.

– Нужно чтобы малыш ещё подрос, для него сейчас каждый день важен, поэтому буду там находиться столько, сколько необходимо.

Александр, видя, что на этот раз в поведении жены нет  ни суеты, ни тревоги, отнёсся к этому спокойно.

 В девять часов утра  по дороге на работу он завёз Тасю в перинатальный центр. Она сидела в приёмном покое вместе с другими женщинами, которые в основном ложились на плановое кесарево сечение. Тася украдкой разглядывала их утомлённые жарой, уставшие за девять месяцев от трудной роли будущей мамы, лица. Они сидели, поглаживая большие животы, видно успокаивая стремившихся на свободу малышей. Через складки  одежды её живот почти не было видно. Ей остро захотелось, чтобы скорее наступил август, живот стал таким же большим как у этих рожениц, малыш подрос и тоже пинался и просился на волю.

Наконец наступила её очередь. Медсестра забрала обменную карту, куда были внесены все анализы и обследования, проведённые за время беременности, сделала записи в соответствующие журналы. Закончив работать с документами, она вышла из-за стойки и пригласила следовать за ней. Они поднялись на лифте на четвёртый этаж. У дежурного поста стоял молодой, русоволосый   мужчина, в очках.

– Виктор Андреевич! Вот вам ещё одна пациентка, – сказала медсестра приёмного покоя,  и отдала обменную карту.

–Татьяна, оформи женщину в мою палату, – попросил доктор дежурную  сестру.

– У вас все места заняты. Народу тьма, уже неделю без Краевого центра работаем, – ответила та. Поинтересовавшись, как зовут новенькую, она предложила:

– Тася, давайте я вас пока положу в диагностическую палату. Там, правда, кушетка, но зато прохладно. Как только освободится место в палате, я вас сразу переведу.

– Хорошо, – согласилась Таисья и, прихватив сумку, последовала за ней.

Комнатка, куда её поместили, была небольшой. В противоположном углу, напротив её кушетки, стоял на тумбочке небольшой аппарат КТГ.

– Чтобы никто  не мешал, я отгорожу вас ширмой, – хлопотала возле неё улыбчивая сестричка. 

Едва Тася успела устроиться на новом месте, как за ней пришёл Виктор Андреевич и пригласил в смотровой кабинет.  В комнате, куда они вошли, находилась молодая женщина – врач. После осмотра Тася, в который раз подробно рассказала свою историю. Оба доктора слушали внимательно, иногда задавали наводящие вопросы.  Потом Виктор Андреевич сказал коллеге:

– На случай экстренного кесарева сечения, необходимо максимально подготовить ребёнка. Тридцать одна неделя всё-таки маловато для созревания организма, особенно дыхательной системы. Я назначу, к  основному лечению, ещё дексаметазон.

– Что это за препарат? – поинтересовалась Тася.

– Это гормон. Он  ускорить развитие лёгких.

Тася не была готова к экстренной операции, наоборот, она планировала при помощи лечения сохранить беременность до августа, да и  пользоваться гормональными препаратами всегда опасалась. Однако  добрые внимательные глаза доктора вызывали доверие. Немного погодя в палату пришла медсестра и сделала ей укол.

На следующее утро её перевели в палату, в которой лежало шесть женщин. Все готовились к родам.

–   Что, тоже рожать? – спросила соседка справа. – А животик еще маленький…

– Что вы! Нам ещё до этого два месяца, – улыбнувшись, ответила Тася. –  Мы пришли сюда подрасти.

 Назавтра, в десять часов утра на обход пришла лечащий  врач, пожилая, уставшая женщина.  Она внимательно всех осмотрела, измерила давление, проверила листы назначений и, кратко ответив на вопросы, ушла.

Виктор Андреевич, принимавший в первый день Тасю,  в последующие дни не обделял  её своим вниманием. Через два дня, после поступления, пригласил на врачебный консилиум. После осмотра он попросил ей выйти из комнаты и подождать его за дверью.



Galina Belomestnova

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться