За зелёной звездой

Размер шрифта: - +

Глава третья. Точка опоры

— Допустим, — холодно ответила женщина. — Но имя моё тебе без надобности…

      Фариду бил озноб. Она ощущала, как холод расходится как изнутри, по позвоночнику, так и по поверхности кожи, которая, казалось, покрывалась тонкой колючей коркой льда.

      — Убери, — подражая ничего не выражающему тону женщины, произнесла немеющими губами Фарида.

      До недавнего времени была уверена, что неплохо управляется с огнём, но вид обожжёного тела и запах горелого мяса заставил её усомниться в полном контроле над своим основным элементом. Это было чересчур стихийно даже для мага стихий, как у элементалиста-новичка, не научившегося ещё оформить осколок духа стихии.

      Мысль об элементале напомнила Фариде о странном цвете пламени последнего.

      «А почему зелёный? — некстати подумала она, не чувствуя тела. — Ты тут?»

      Фарида понимала, что если женщина хочет добиться от неё ответа, то не станет её убивать. Но и сама девочка никак не могла противодействовать заморозке. Разве что зажечь поблизости костёр или же саму женщину. И Фарида закрыла глаза, сосредоточившись.

      На миг она увидела себя со стороны: маленькая, в грязном светло-голубом платье, с растрёпанной перекинутой через плечо светло-каштановой косой. Женщина у неё за спиной, облачённая в светло-серую тунику до колен и тёмные штаны, заправленные в голенища бурых сапог, приставила к шее девочки наконечник копья, пусть и не остриём, но стоило одной из них дёрнуться, дрот легко проник бы в плоть.

      Но уже в следующее мгновение образы потонули во мраке, и Фарида вновь ощутила пронзающий холод и открыла глаза. Она подумала, могут ли быть огнеупорными кожаные перчатки, когда что-то быстро, как стрела, отделилось от реки и, пролетев над ней, неспособной сдвинуться с места, сбило с ног женщину, вышибая воздух у неё из лёгких и заставляя её отлететь вместе с собой, чудом избежав столкновения с деревом.

      Когда холодное копьё перестало касаться кожи, онемение ушло покалывающей болью, Фарида, морщась, поднялась на ноги и обернулась.

      Несмотря на удар и падение, Сайринда, по-видимому, не сильно пострадала и теперь пыталась скинуть с себя желтовато-белую волчицу, которая, в свою очередь, пыталась добраться до горла женщины. Копьё, превратившись из грозного оружия в бесполезное, валялось рядом, и Фарида, оставшаяся без внимания, с опаской поглядывая на них, тихо приблизилась, дотронувшись до оружия, но тут же одёрнула руку. Древко оказалось липко-ледяным.

      Волчица рыкнула, когда Сайринде удалось высвободить закреплённый на предплечье кинжал и полоснуть её им. Но, вместо запланированного удара в шею, лезвие скользнуло по уху успевшего поджать голову зверя.

      А в следующий миг волчицу смыла с женщины искрящаяся белая волна. Но вода не схлынула назад, а, следуя прихоти своевольной Жемчужной реки, испарилась, на несколько мгновений сделав туман совершенно непроглядным.

      «Почему мне сразу не пришла мысль о воде?» — подумала Фарида, и, вспомнив, где оставила монету, вернулась к небольшому валуну, на котором недавно сидела.

      Прозрачный вдавленный в землю кругляш не бликовал и был заметен только благодаря белым буквам на нём. Фарида порадовалась, что волна захлестнула сверху, а не пошла по земле, и резко обернулась, чтобы следить за женщиной.

      — Это был твой зверь? — спросила Сайринда, поднимая копьё, теперь девочка убедилась, что ей не показалось, и светлые волосы женщины действительно были стрижены коротким ёжиком.

      — Нет, — покачала головой Фарида. — Я маг стихий. — Ухватив монету большим и указательным пальцами, она вытянула руку перед собой и спросила: — Это твоё?

      — Моё. — Воткнув копьё в землю, Сайринда протянула руку ладонью вверх, переводя взгляд светлых глаз с её лица на монету и обратно.

      — Я не знаю, кем был Зунл, — произнесла Фарида, подкинув кругляш и поймав, сжимая в кулак. — Но ему не повезло наткнуться на моё защитное заклинание. Я могу показать его останки.

      Женщина нахмурилась, но удивлённо подняла брови, когда девочка приблизилась, положила кругляш ей на ладонь и продолжила:

      — Не знаю, что это, но оно было рядом с ним.

      — Спасибо. — Монета, коснувшись кожи перчатки, исчезла. — Ты ведь из Жемчужной страны?

      Неуверенность в голосе женщины показалась Фариде странной. Откуда ещё она могла быть, если Янтарная страна ещё дальше от Элатема? Но вместо этого вопроса она задала другой:

      — С чего ты так решила?

      — Увидела кулон и предположила. — Женщина впервые улыбнулась.

      Фарида растерянно взглянула вниз. На цепочке, как ни в чём не бывало, висела потерянная жемчужина.

      — Оттуда. — Фарида коснулась белого шарика. — Но это в прошлом.

      — Значит, тоже сбежала из дома на Гору Фира?

      — Не обязательно туда, — покачала головой Фарида, которая никогда не слышала о такой, она предположила, что на картах могли указать другое название. — Я немного заблудилась.

      С другой стороны, даже материки на Планете названы весьма просто. Фарида представила перед собой карту Северного континента и постаралась найти свое место на ней. Она раньше не задумывалась, всё ли отмечело на полотне, но теперь эти пробелы заставляли чувствовать себя потерянно.

      «Надеюсь, там не говорят все каком-нибудь из десятка ферских наречий», — подумала Фарида.

      — Могу показать дорогу, — предложила так и излучавшая добродушие Сайринда.

      Проводник был как нельзя кстати, но, учитывая обстоятельства знакомства, Фарида не хотела, чтобы им стала эта странная женщина. Не то, чтобы Сайринда внушала ей страх, но Фарида прямо ощущала, что рискует снискать недобрую славу до того, как её действительно заслужит.

      «В Ливении даже непреднамеренное убийство, совершённое элементалистом, считалось достаточным основанием для смертной казни, — напомнила она себе. - В Жемчужной стране немного иначе, но тоже приятного мало. Хорошо, что родители не увидят моего позора".

      — А там людоедов нет? — спросила Фарида.

      —Может быть, — неопределённо отозвалась Сайринда. — Но своих там не трогают.

      — Но я не своя, — заметила Фарида. — Впрочем, ты можешь меня туда проводить?

      Фарида решила, что хуже, чем есть, уже не будет, оттого бодро шагала рядом с несущей ледяное копьё женщиной. Девочка даже не запоминала дороги, впрочем, запомнить что-нибудь в Туманном лесу довольно трудно и для опытных путешественников. Она теребила жемчужину, но кулон крепко сидел на цепочке. Подарок фей, оказалось, хранил в себе куда больше загадок, чем представлялось в начале. В том, что он вызывал зелёный огонь, Фарида не сомневалась. Но была ли волчица порождением жемчужины, или же призвана кулоном на её защиту, могла лишь гадать.

      Несмотря на то, что Сайринда больше ничего не говорила о звере, Фарида не сомневалась, что женщина уверена в том, что волчицу призвала именно она. Фарида же думала, по какому же принципу работает её жемчужина, берёт ли она силу от её огненного элементаля или же сама по себе является источником.

      Лес закончился, и туманная пелена больше не мешала обзору. Девочка увидела грунтовую дорогу, бегущую между окружённых частоколом деревянными домами и выцветшими шатрами.

      — Вот мы и пришли, — сообщила Сайринда, помахав кому-то рукой, когда они проходили мимо дозорной башни. Девочка сообразила, что такие расположены вокруг всего селения.

      — А где же сама гора? — удивилась Фарида.

      — Это название, — пожала плечами Сайринда, не глядя на Фариду. Таким образом она надеялась исключить дальнейшие расспросы.

      Ровные дорожки, похожие друг на друга домики, одинаковые шатры. Поселение было окружено лесом, но отсюда можно было увидеть горы, в том числе вулкан Элатем. Все они выступали из тумана, отчего казалось, что вершины не имеют связи с землёй.

      — Ну вот и всё, — сказала ей Сайринда, проведя рукой перед собой, и остановилась перед коваными воротами в каменном заборе. — Осваивайся. Как тебя хоть зовут?

      — Лонери, — ответила Фарида и, лишь сказав, осознала, что назвалась именем погибшей на девятнадцатый день рождения сестры матери.

      «Хорошо, что мне уже не девятнадцать!» — прокралась ей в голову суеверная мысль.

      — Удачи, Лонери! — сказала женщина, положив руку на висячий замок, тот полыхнул белым светом, и ворота со скрипом отворились.

      Фарида посмотрела ей вслед, но не стала окликать, приставая с просьбами о помощи. Глядя по сторонам, она тихо пошла по мощёной дороге. Она была рада, что всё разрешилось само собой. Хотя кое-что ей всё же не давала покоя: появление женщины "из монеты" и превращение жемчужины в волка. Фарида почти не сомневалась, что Сайринда была связанным с предметом существом. Этим и можно было объяснить смену гнева на милость, когда монета оказалась у неё в руках.

      «И куда я иду? — рассуждала Фарида. — Ни денег, ни знакомых. Хотя знакомой можно с полным правом назвать Сайринду и, начав её поиски, обзавестись новыми знакомыми».

      Фарида была почти уверена, что после всего Сайринда не станет на неё кому-либо жаловаться, и всё же толика сомнений не давала ей покоя. Но так или иначе, она решила, что будет решать

      Девочка улыбнулась своим мыслям. Солнце показалось ярче, небо чище, а робкая трава, пробивающая путь к свету из-под дорожных камней, зеленей. Ветра не было, и из труб по кратчайшему пути в лазурное небо к белым облакам стремились столбы дыма. Так как большинство шатров было распахнуто и то и дело входили или выходили люди, Фарида решила посмотреть, что в них что-то продают.

      «А если они говорят на том языке, который я не пойму, — подумала Фарида, пытаясь вспомнить, какие уши были у Сайринды. — Сайринда говорила на ливенском, но вряд ли она из фиров».

      Помимо ограниченного срока жизни, от эльфов, помимо роста, фиров отличали чуть более удлинённые ушные раковины, к тому же, они далеко не обязательно были бледнолицы. Если народ эльфов сформировался в умеренных широтах и северных морях, то фиры селились повсеместно. Ну, где люди в принципе могли жить. На Неотоне старейшие из городов фиров находились в горах.

      «Нет, не все фиры, — убирая выбившуюся светло-каштановую прядь за аккуратное заострёное ушко, с облегчением подумала девочка.

      Мимо как раз проследовала почтенная чета спрайтов, одетых торжественно, будто на бал. Маленький старичок опирался на трость, а не менее миниатюрная старушка с торчащими из-под розовой шляпки седыми кудряшками пряталась от солнца под зонтиком. Старушка, приложив к носу белый кружевной платок, посмотрела на платье Фариды снизу вверх так укоризненно, что девочка поспешила скрыться в тени ближайшего шатра.

      Прозвенел висящий над входом колокольчик, и в следующий миг дневной свет был отсечён. Девочке показалось, что наступила абсолютная темнота, но глаза быстро привыкли к слабому освещению.

      «Телепортация?» — испуганно подумала Фарида, голова у неё закружилась.

      С закруглённого у боковых стен потолка уходящую вниз лестницу озаряло слабое пурпурное сияние. Ступени были довольно широки — Фарида могла бы сделать до каждой из боковых стен по пять шагов — и терялись где-то в глубине, до которой не доставал свет.

      Девочка отпрянула, ударившись затылком об стену за спиной.

      Ей показалось, что из глаз посыпались искры, но на деле выступили слёзы боли. Камень стен и пола был одинаково ледяным и шершавым. Приложив к стене ладони и сосредоточившись, Фарида поняла, что находится не просто за стеной, но в скале, потому, выбросив из головы лишние мысли, бросилась вниз по лестнице, попутно призывая осколок духа стихии.

      Похожий на маленького человечка элементаль, радуя огнём привычного цвета, весело прыгал по высоким для него ступеням. Он казался всё ярче, по мере того как отдалялся невидимый источник пурпурного света.

      Фарида сначала пыталась посчитать ступени, но сбилась на второй сотне. Она даже остановилась, но так и не смогла вспомнить последнее число. Вместе с этим захотелось спать. Девочка качнулась, и страх сломать шею помог побороть наваждение. Еле удержав равновесие, она больше не медлила.

      Когда пурпурный свет остался позади, уступив густому мраку, Фарида заставила человечка снова стать бесформенным сгустком пламени и, воспарив чуть впереди, но выше головы, разгореться ярче.

      Ступени всё бежали, и усталость мало-помалу брала верх. Когда огонёк стал отражаться не только от боковых стен, но и высветил переднюю, девочка, призвав на помощь ветер, сделала последний рывок. И, коснувшись глухой стены вместо ожидаемой двери, Фарида, не успев отчаяться, сползла по стене вниз.
 



Тина Вардалин

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться