За зелёной звездой

Глава четвёртая. Побег

      Шелестели, сталкиваясь между собой, подвешенные к потолку на длинных нитях свитки. Казалось, что они переговариваются друг с другом. Поначалу, ловя эти звуки, Фарида ожидала разоблачения. Но после, та часть её сознания решила, что то беседы о своём, далёком от человеческого мира.

      Огненных всполохов больше не было, и банка остыла. Девочка постучала по стеклу кончиками пальцев, но ящерица не шевелилась. Лишь вздувающиеся и опадающие при дыхании бока говорили о том, что маленькая чёрная рептилия жива.

      Металлическая крышка плотно прилегала к горлу банки, и Фарида даже не сомневалась, что она была сотворена уже после того, как ящерицу поместили внутрь. Сверху крышка представляла собой очень мелкую сеть из тончайшей проволоки. Вот только зачем засовывать живое существо в пустой сосуд, через крышку которого не пролезет и самое маленькое насекомое?

      Фарида вздохнула и снова постучала, но теперь уже не по стеклу, а по крышке. И тут же отдёрнула руку, так как ящерица, оттолкнувшись длинным хвостом от дна, подпрыгнула вверх, ударившись об крышку, чем вызвала вспышку огня.

      Как только пламя угасло, ящерица вновь свернулась на дне банки.

      — И что же мне делать? — зачем-то вслух спросила Фарида.

      Разбивать сосуд Фарида опасалась, а по-другому освободить рептилию не могла. А вот в том, что ящерицу надо выпустить, девочка не сомневалась.

      «На свет её», — подсказал низкий мужской голос.

     Фарида вздрогнула и оглянулась по сторонам.

     — Зачем? — в голосе её было лишь удивление.

      Фарида могла бы подумать, что это пришёл тот самый Ленц, муж Фоу. Однако она никого не увидела и не почувствовала. А хозяину зачем скрываться? Разве что они заподозрили, что она не та, за кого себя выдаёт, и теперь соблюдают осторожность.

     Нет. Даже если ей не доверяют, что вполне разумно, зачем подсказывают... Хотя что подсказывают?

     Вгляд Фариды искал, за что зацепиться, но терялся во множестве мелочей. В полумраке на полках загадочно поблескивали стеклянные колбы самых причудливых форм, кристаллы, металлические лампы и витые канделябры, это отражался в них бьющий из дыры потолка в центре купола на стол-колодец столб светящейся взвешенной пыли.

     Или же голос звучал только в её голове?

     Теперь Фарида обратила внимание, что стеллажи стоят в два ряда. Во внешнем ряду шкафы прилегали краями друг к другу. Они были приставлены к плотной, не пропускающей свет, матерчатой стене. Не заставленным был лишь вход в шатёр. Во внутреннем ряду стеллажи были расположены таким образом, что между каждыми двумя мог поместиться ещё один.


      Девочка решила, что голос всё же ей послышался, но решила воспользоваться подсказкой. Она подхватила банку через полотенце и перенесла её на сероватую деревянную поверхность стола. Дырчатая невесомая тень от крышки накрыла свернувшуюся ящерицу, и та дёрнула хвостом, но в этот раз в горизонтальной плоскости.

      — Может, мало света? — рассудила Фарида, переворачивая сосуд на бок, и, чтобы банка не укатилась, положила с одной стороны цилиндра книгу с нечитаемым названием, а с другой поставила компас и песочные часы.

      Маленькая чёрная рептилия, перекатившись со спины в привычное для себя положение, встала на лапки и приподняла голову.

      — Вот и ничего… — разочарованно протянула девочка.

      «Зеркало», — снова подсказал голос.

      — Зеркало? — повторила Фарида. — А где же я его возьму?

      Она бросилась к стеллажам. Несмотря на то, что от обилия отражающих поверхностей разбегались глаза, настоящих зеркал она не видела. Внимание Фариды привлекла большая глубокая чаша, стоящая как раз на уровне её глаз. Снаружи она была украшена стилизованными волнами. Но, взяв её в руки, девочка убедилась, что как зеркало она не годилась.

      Сдаваться Фарида не собиралась. Прижав к себе чашу, она двинулась между рядов. Между жёлтым многогранником и синей пирамидкой из деревянного ящичка выглядывал серебристый шар. Рассудив, что ловить свет шаром было бы ещё сложней, чем чашей, она продолжила поиски.

      В конце концов губ Фариды коснулась торжествующая улыбка. Она обнаружила коробки, в которых были сложены тонкие квадратные стёкла разных цветов, в диагонали размером с её ладонь. Девочка аккуратно извлекла красный квадрат и вернулась к банке с ящерицей.

      Фарида положила сосуд на чашу и стала стеклом ловить солнечный блик, направляя его на рептилию. Когда ей это удалось, шкура ящерицы вдруг перестала поглощать свет. Напротив, рептилия вспыхнула ярко, как маленькое солнце. Девочка отшатнулась, прикрывая глаза рукой, а в следующий миг ощутила, что груди её коснулось что-то ледяное.

      Что-то получилось!

      Стекло выпало у неё из рук. Потирая глаза, она задумалась, что, собственно, она сделала, и придётся ли за это отвечать. И поняла, что придётся.

      Ящерица исчезла, а пустую банку толкнула, приземляясь после телепортации, чёрная кошка. Сосуд двинулся, но не соскользнул, зато зловеще скрипнул об металл, когда чаша, вернув равновесие, ударилась об стол. Фарида, подбежав, придержала банку, а Фоу, даже не обратив на это внимания, бросилась к стеллажам.

      — И правда здесь, — приглушённо и задумчиво донеслось из-за шкафа. — Когда успел?

      — Госпожа Фоу, что-то случилось? — спросила Фарида, взволнованный голос женщины заставил её на миг забыть о исчезнувшей ящерице.

      — Случилось, — ответила Фоу.

      Она показалась уже в человеческом обличии, опираясь на высокий, гораздо выше её, чёрный посох, который по спирали, до самого сферического набалдашника, обвивала тонкая бронзовая лоза.

      Женщина протянула посох девочке, и, коснувшись его, Фарида вдруг услышала шелест листвы и кожей ощутила ветер. Но это длилось лишь мгновение.

      — Спасибо, госпожа Фоу, не стоило…

      — Это не от меня, — прервала её женщина. — А теперь прыгайте в воду, если жизнь дорога!

      — В колодец, что ли? — изумилась Фарида.

      — Да, — ответить ответила Фоу, глядя на улицу. — Вас ищут. Прибыли маги из Жемчужной страны.



Тина Вардалин

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться