За зелёной звездой

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. Побег

 Шелестели, сталкиваясь между собой, подвешенные к потолку на длинных нитях свитки. Казалось, что они переговариваются друг с другом.

      Огненных всполохов больше не было, и банка остыла. Девочка постучала по ней кончиками пальцев, но ящерица не шевелилась. Лишь вздувающиеся и опадающие при дыхании бока говорили о том, что маленькая чёрная рептилия жива.

      Металлическая крышка плотно прилегала к горлу банки, и Фарида даже не сомневалась, что она была сотворена уже после того, как ящерицу поместили внутрь. Сверху крышка представляла собой очень мелкую сеть из тончайшей проволоки. Вот только зачем засовывать живое существо в пустой сосуд, через крышку которого не пролезет и самое маленькое насекомое?

      Фарида снова постучала, но теперь уже не по стеклу, а по крышке. И тут же отдёрнула руку, так как ящерица, оттолкнувшись длинным хвостом от дна, подпрыгнула вверх, ударившись об крышку, чем вызвала вспышку огня.

      Как только пламя угасло, ящерица вновь свернулась на дне банки.

      — И что же мне делать? — зачем-то вслух спросила она.

      Разбивать сосуд Фарида опасалась, а по-другому освободить рептилию не могла. А вот в том, что ящерицу надо выпустить, девочка не сомневалась.

      «На свет её», — подсказал низкий мужской голос.

      — Зачем? — удивилась девочка, оглядываясь по сторонам.

      Она уже подумала, что это пришёл тот самый Ленц, муж Фоу, однако никого не увидела. Вряд ли хозяин стал бы скрываться.

      В полумраке на полках загадочно поблескивали стеклянные колбы самых причудливых форм, кристаллы, металлические лампы и витые канделябры, это отражался в них бьющий из дыры потолка в центре купола на стол-колодец столб светящейся взвешенной пыли.

      Теперь Фарида обратила внимание, что стеллажи стоят в два ряда. Во внешнем ряду шкафы прилегали краями друг к другу. Они были приставлены к плотной, не пропускающей свет, матерчатой стене. Не заставленным был лишь вход в шатёр. Во внутреннем ряду стеллажи были расположены таким образом, что между каждыми двумя мог поместиться ещё один.

      Девочка решила, что голос ей послышался, но всё же подхватила банку через полотенце и перенесла её на сероватую деревянную поверхность стола. Дырчатая невесомая тень от крышки накрыла свернувшуюся ящерицу, и та дёрнула хвостом, но в этот раз в горизонтальной плоскости.

      — Может, мало света? — рассудила Фарида, переворачивая сосуд на бок, и, чтобы банка не укатилась, положила с одной стороны цилиндра книгу с нечитаемым названием, а с другой поставила компас и песочные часы.

      Маленькая чёрная рептилия, перекатившись со спины в привычное для себя положение, встала на лапки и приподняла голову.

      — Вот и ничего… — разочарованно протянула девочка.

      «Зеркало», — снова подсказал голос.

      — Зеркало? — повторила Фарида. — А где же я его возьму?

      Она бросилась к стеллажам. Несмотря на то, что от обилия отражающих поверхностей разбегались глаза, настоящих зеркал она не видела. Внимание Фариды привлекла большая глубокая чаша, стоящая как раз на уровне её глаз. Снаружи она была украшена стилизованными волнами. Но, взяв её в руки, девочка убедилась, что как зеркало она не годилась.

      Прижав к себе чашу, она двинулась между рядов. Между жёлтым многогранником и синей пирамидкой из деревянного ящичка выглядывал серебристый шар. Но ловить свет шаром было бы ещё сложней, чем чашей.

      В конце концов, она обнаружила коробки, в которых были сложены тонкие квадратные стёкла разных цветов, в диагонали размером с ладонь Фариды. Девочка аккуратно извлекла красный квадрат и вернулась к банке с ящерицей.

      Фарида положила сосуд на чашу и стала стеклом ловить солнечный блик, направляя его на рептилию. Когда ей это удалось, шкура ящерицы вдруг перестала поглощать свет. Напротив, рептилия вспыхнула ярко, как маленькое солнце. Девочка отшатнулась, прикрывая глаза рукой, а в следующий миг ощутила, что груди её коснулось что-то ледяное.

      Стекло выпало у неё из рук. Потирая глаза, она задумалась, что, собственно, она сделала, и придётся ли за это отвечать. И поняла, что придётся.

      Ящерица исчезла, а пустую банку толкнула, приземляясь после телепортации, чёрная кошка. Сосуд двинулся, но не соскользнул, зато зловеще скрипнул об металл, когда чаша, вернув равновесие, ударилась об стол. Фарида, подбежав, придержала банку, а кошка, даже не обратив на это внимания, бросилась к стеллажам.

      — И правда здесь, — донеслось из-за шкафа. — Когда успел?

      — Госпожа Фоу, что-то случилось? — спросила Фарида, взволнованный голос женщины заставил её на миг забыть о исчезнувшей ящерице.

      — Случилось, — ответила Фоу и показалась, опираясь на высокий чёрный посох, который по спирали, до самого сферического набалдашника, обвивала тонкая бронзовая лоза.

      Женщина протянула посох девочке, и, коснувшись его, Фарида вдруг услышала шелест листвы и кожей ощутила ветер. Но это длилось лишь мгновение.

      — Спасибо, госпожа Фоу, не стоило…

      — Это не от меня, — прервала её женщина. — А теперь прыгайте в воду, если жизнь дорога!

      — В колодец, что ли? — изумилась Фарида.

      — Да, — ответить ответила Фоу, глядя на улицу. — Вас ищут. Прибыли маги из Жемчужной страны.

      — Разве это плохо? — спросила Фарида, стараясь не выдать вдруг возникший страх.

      — Быстрее! Не хочу, чтобы в это впутывали и меня! — рыкнула Фоу. — Убито не то двенадцать, не то и вовсе двадцать человек! А ещё шестеро, в том числе старшая находятся при смерти.

      — При смерти… — повторила Фарида, прислонившись к столу. — Они думают, что я к этому причастна?

      «А чему удивляться? — едко произнёс голос. — Ты внушаема, плохо себя контролируешь…»

      «Замолчи!» — рыкнула на него Фарида.

      «Могу вообще уйти», - заметил он.

      "Не надо! - испугалась девочка. - Я ещё не поняла, что ты такое".

      — Портал выходит рядом со свободным городом Акментарином, — сообщила Фоу, не глядя на неё.

      Фарида никогда не любила читать, предпочитая живых собеседников, но могла часами разглядывать карты. Она вспомнила, если провести прямую через точки Жемчужного Замка и Элатема, учитывая, что Каньон расположен выше них, то Акментарин окажется на этой линии справа, но у самого моря.

      Фарида залезла на стол. Вода в колодце взволновалась, и по гладким камням поползла световая паутина.

      — Спасибо, — произнесла она, схватила посох обеими руками и, зажмурившись и глубоко вдохнув, шагнула вперёд.

      Фариде пришлось совершить большое усилие над собой, чтобы открыть глаза в мутной воде. Теперь она поняла, зачем ей был дан посох. Он будто стал тяжелее и теперь тянул ко дну. В то же время руки свело в судороге, отчего отпустить его было невозможно. Уши заболели, и девочка сосредоточилась на разглядывании тянувшихся рядом тонких стеблей кувшинок. Хотя рассмотреть неясные тёмные полосы было невозможно.

      Конец посоха ударился об илистое дно, и без того мутная вода превратилась в совершенно непрозрачную желтовато-бурую жидкость. Если бы Фарида за секунду до этого не заметила слабое синеватое свечение, то решила бы, что никакого портала нет вовсе, а так посохом оттолкнулась вперёд.

      Чувство радости от возможности дышать длилось краткий миг, потому что падение привело к болезненным ссадинами от ладоней до локтей, да и колени ткань платья не особо защитила.

      — Теперь ещё утопленница пожаловала, — вздохнул кто-то.

      Вытерев слёзы, девочка увидела прозрачно-белого человека, через которого просвечивала каменистая земля, Жемчужная река и укрытая клочьями тумана лесная зелень.

      — Это вы про меня? — уточнила девочка, собираясь поднять посох, который отпустила при падении, но одёрнула руку.

      Призрак не ответил, а отвернулся и отошёл к самой воде. Он будто сам состоял из тумана, отчего на расстоянии казался более материальным.

      — Ты слышишь? — спросил он.

      — Да, я тебя слышу, — ответила Фарида, стуча зубами.

      — Не меня. Реку. Она хочет поговорить с тобой.

      Не задумываясь над словами привидения, девочка бросилась к реке.
Жемчужная вода была ожидаемо тёплой, и Фарида буквально чувствовала, как течение уносит ил и тину.

      — Я не буду убегать, — решила девочка, переплетая косу. — Вернусь в Жемчужный Замок и всё выясню. Если меня ищут, пусть находят.

      Вода вокруг неё вдруг стала гладкой и зеркальной. Фарида испуганно взглянула на своё отражение, но то сразу затуманилось, изменяясь.

      Теперь вместо отражения она видела затянутое мохнатыми тучами небо, виднеющееся сквозь жёлто-красную листву.

      Фарида почувствовала, что падает, а в следующий миг оказалась в осеннем лесу. Вот только ни рук, ни ног, да и вообще тела у неё теперь не было, потому она могла только смотреть.

      Мимо, то и дело оглядываясь назад, опираясь на знакомый чёрный посох, пробежала девушка с длинными рыжевато-каштановыми волосами, в тёплом серо-зелёном плаще, из-под которого выглядывали края голубого платья.

      Она была похожа на девушку из сна, которую Фарида иногда видела во стороны, да и на саму девочку.

      «Это я? — мысленно спросила Фарида, так как голоса не было. — И куда это я бегу? Эй! Стой!»

      Будто услышав её, девушка остановилась и, обернувшись, посмотрела туда, где находилась Фарида.

      «Слышишь меня?»

      Девушка приблизилась и протянула руку. Стало темно, лишь вспыхивали похожие на звёзды белые точки.

      Фарида шагнула вперёд, чтобы сохранить равновесие. Голова кружилась. Девушка поняла, что всё ещё стоит в белой воде. Теперь она была выше, отчего платье стало тесным и коротким.

      Ощущение невозможности происходящего затмило всё остальное, порождая, как ни странно, азарт. Взгляд Фариды упал на мерцающую фигуру.

      — Что смотришь, будто привидение увидел? — спросила девушка замершего на берегу призрака.

      Вода была для Фариды достаточно послушной стихией, и Фарида обратилась к её помощи.
 



Тина Вардалин

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться