За зелёной звездой

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. О сомнительной пользе

Полугодом ранее. Последняя треть первого месяца зимы.


      Ходили слухи, что с вершин трёх высочайших внутренних башен Жемчужного Замка можно увидеть границы Жемчужной страны. Может, так оно и было, ведь эта страна в ту пору была куда меньше, чем сейчас, но и тогда низко опустившиеся облака мешали круглый год обозревать окрестности. А так видно было зияющий чернотой Каньон, изгибы излучающей мягкое сияние Жемчужной реки и разнообразные дома и домики Жемчужного города.

      Где-то далеко кто-то устраивал ритуалы в честь наступления самой длинной ночи, ещё дальше праздновался самый длинный день. Но здесь и ночь, и день были не временами суток, а частями года.

      В свете разноцветных огоньков сиял и искрился снег, небо пылало всполохами полярного сияния, а из окон лился свет.

      И для Фариды тот день был особенным.

      В честь этого события вся семья, за исключением второй старшей сестры, которая прислала поздравительную открытку и маленькую хрустальную статуэтку в виде заключённой внутри пирамиды расправившей крылья птицы, собралась на крыше под стеклянным куполом за круглым столом.

      Старшая сестра, светловолосая красавица, которую всегда сопровождали маленькие радужные феи (или хотя бы одна, сиреневая, как сейчас), увидев в руках Фариды этот подарок, улыбнулась, заметив, что надо совещаться насчёт подарков, чтобы впредь не было совпадений.

      Сама она тоже подарила Фариде статуэтку в виде дерева с прозрачным стволом и нежно-розовой листвой, которое, подсвечиваясь снизу, красиво переливалось. Родители преподнесли ночной светильник из янтаря разных оттенков — бабочку на цветке.

      Фарида выпустила вверх двадцать четыре огонька, которые теперь, словно маленькие быстрокрылые птицы, кружили под полусферой на фоне полярного сияния и ярких северных звёзд, разрезала пирог, рыбный, поскольку совершенно не любила сладости, счастливо посмотрела на сидящих рядом самых близких людей и положила в их тарелки по кусочку. Отец кивнул, и появились кружки с ароматным горячим напитком.

      Лишь одна невесёлая мысль омрачала уютную и спокойную радость девочки. Это был её предпоследний день рождения, праздник, отмечающийся до совершеннолетия, а Фарида всё ещё выглядела, как в десятый из них.

Тогда она и предположить не могла, как всё изменится всего через каких-то полгода.

 

***


Последняя треть первого месяца лета.

      Когда проход закрылся, Лонсия поняла, что за ней следят, и резко обернулась. Темнота не была для менталистки помехой, хотя она и не могла ничего разглядеть.

      — Ещё и оборотень! — воскликнула женщина, поймав летучую мышь в незримую сеть. — Неужели в Жемчужном Замке мало открытых территорий?

      «Вы бы меня и не заметили, если бы я не полетел за вами, — обратил внимание Элуниар. — Я вас видел раньше».

      — Неудивительно, — пожала плечами Лонсия. — Я не прячусь от подданных.

      «Я не успел стать вашим подданным, — возразил Миэн и спросил: — А вы не замечали здесь ничего странного?»

      — Вас, например? — усмехнулась женщина.

      «Охранные чары ведут себя необычно», — обратил внимание он.

      — Мы сами разберёмся с этим, — резко ответила царица. — Так объясните, что вы здесь делаете?

      «Хотел, убедиться, что это именно вы…» — начал Элуниар.

      — Так или иначе, — перебила его Лонсия, — вам не следовало ни приходить сюда, ни пытаться меня обмануть.

      В следующий миг Элуниару показалось, что он видит звёздное небо.

***


      Фарида нечасто задумывалась о звёздах. Ведь, в сущности, какая разница, что они собой представляют, если они всё равно остаются лишь движущимся узором на ночном небе? Понять по ним можно разве что в какой стороне находится Элатем, то есть куда не надо двигаться, чтобы выйти к берегу замёрзшего моря, с которого дули холодные южные ветра, разгоняющие туман. Но когда перед носом глобус звёздного неба, причём неотонянского, мысли эти приходят сами собой.

      Гравировка на подставке гласила: «Любимому племяннику в честь поступления в начальную школу. К.К.». Было понятно, что предмет этот спустя столько лет остался в руках Цевирта благодаря сияющей рунке, привязывающей вещь к её владельцу.

      Фарида без спроса проникла в кабинет отца, поэтому, когда дверь стала открываться, только и могла спрятаться за кресло у окна и затаиться.

      Девочка не видела посетителя, но отец разговаривал с ним на неизвестном ей языке. Больше всего девочке хотелось выглянуть, но она понимала, что малейший шорох, и отец узнает, что она тут, и тогда поставит какие-нибудь охранные чары, чтобы впредь она не заходила в рабочий кабинет без его ведома. Голос отца, как и голос незнакомца, был вполне спокоен, но почему-то девочке казалось, что он чем-то встревожен.

      По скрипу пера Фарида поняла, что отец делает какие-то заметки. Мысленно она уже много раз пожалела, что пробралась сюда, ведь она только хотела уточнить, есть ли тут книга об Источниках, про которую рассказывал её учитель Косфи.

      — В сущности, — говорил тогда гоблин, — там почти ничего нет, кроме старых, порой совершенно абсурдных историй. Но, как говорил один известный волшебник, если для заклинания магу необходима треугольная планета, он это не только представит, но и искренне, пусть и не надолго, поверит в это.

      — Но вы же сами говорили, что практика для элементалистов куда важней! — ответила тогда наставнику девочка.

      — Конечно, — ответил Косфи. — Но теоретические основы помогают найти душевное равновесие и уменьшают время поиска верного пути.

      Когда шаги отдалились, а дверь закрылась, Фарида наконец отмерла и вскочила на ноги.

      — Привет! — встречая взгляд прозрачно-голубых отца, Фарида почувствовала себя последним воришкой. — Я ничего не трогала. Только хотела посмотреть.

      — Я похож на людоеда? — удивился отец, увидев побледневшее, с круглыми от страха глазами лицо дочери.

      — Нет, наверное, — попыталась улыбнуться девочка, садясь на ручку служившего ей укрытием кресла. — Я ведь их не видела никогда…

      — Значит, не стоило прятаться. Так что произошло? — сам Цевирт присел на один из стульев для посетителей, и в руке его появился стакан с водой.

      — Я просто искала одну книгу, — призналась Фарида. — Ту, что принадлежала дедушке.

По выражению глаз отца девочка поняла, что он удивлён.

      — А сестра твоя утверждает, что ты равнодушна к чтению, — улыбнулся Велоанфер, поставив стакан на стол, подошёл к застеклённым полкам, достал оттуда книгу в буром кожаном переплёте и положил её перед Фаридой.

      — Спасибо! — обрадовалась девочка и нахмурилась. — А она ничем не защищена?

      — Только заклинанием от обветшания, — Цевирт сел напротив дочери, — так что можешь не беспокоиться.

      — Что это за язык? — спросила Фарида, пролистав несколько страниц, испещрённых мелкими строчками непонятных символов.

      — Не имею представления, — пожал плечами Велоанфер. — Скорее всего, ливенский, но с неизвестным алфавитом. Декарус Лироне читал отрывки этой книги своим ученикам, а он утверждал, что знает лишь два языка. Не останься эта книга после смерти твоего дедушки, я бы и не узнал об этой абракадабре.

      — А можно её взять? — попросила девочка.

      — Если есть желание расшифровывать, то пожалуйста.

      — Спасибо! — Фарида и не ожидала, что книга достанется ей так легко. — А кто сейчас приходил?

      — Потребовалось уточнить кое-какие рабочие вопросы, — неопределённо ответил отец.

      Фарида, держа старинную книгу, чувствовала некую торжественность. Вот только она вовсе не собиралась сама расшифровывать непонятный текст, зато знала того, кто с радостью согласится это сделать.

      Косфи весьма удивился, когда Фарида без стука прошла в его кабинет и торжественно положила на стол книгу.

      — Да, это она, — ответила девочка на невысказанный вопрос.

      — Отец позволил отдать её мне?

      — Он отдал книгу в моё распоряжение, — пожала плечами Фарида и, улыбнувшись, добавила: — Не думаю, что вы её испортите.

      — Интересно, — протянул гоблин, пролистав несколько страниц. — Но придётся разобраться…



Тина Вардалин

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться