За женихом на Землю

Размер шрифта: - +

Глава 16

Утром, после театра…

Благодаря вмешательству Николая Васильевича, их не задержали. А наоборот, Андрей – певец тенор из театра и та голубоглазая незнакомка провели их в подвальное помещение «к начальству», оборудованное совсем как сеть офисов и кабинетов. Только под землей – один из замаскированных входов как раз был на задворках театра. Николай Васильевич ушел в кабинет «Главы Комитета» и пропал надолго. Потом пришла очередь Милены явиться «пред светлы очи» высшей инстанции «Межмирья», но она, не побоявшись, принялась рассказывать правду. Связь с Робийров была налажена мгновенно. В итоге ей и ее друзьям оформили допуск на временное проживание на Земле и пообещали всяческое содействие в поисках артефакта, который по законам принадлежал Робийре. Хотя Милена по лицам «высших чинов» видела, что толку с них будет – как с козла молока. Никто не собирался помогать по настоящему. Но в тюрьму не посадили, и на том спасибо. А насчет несанкционированного проникновения огра и эльфа «Межмировцы» пообещали разобраться, за что Милена преисполнилась отдельной благодарности. В итоге, за допросами, вежливыми беседами и обсуждениями планов пролетела вся ночь. Николай Васильевич, в итоге еще и остался доволен этой невольной встречей со своим другом – нынешней «Главой Комитета Межмирья». Как он признался, что он, как так же обладающий волшебными силами, давно рассекретил Мэллин и ее странную, чуждую Земле магию. Но не хотел говорить ей об этом, так как пришлось бы рассказывать свою историю.

- А так, вашу историю жизни рассказал ваш друг – начальник «Межмирья» за вас. Про смерть жены, про похищение Алексея, про дочку… – Немного обиделась Милена. – Могли бы и больше мне доверять.

- Я тебе и так доверял с самого начала, когда просканировал твою светлую ауру. Ты чиста, как  слеза, девочка. Ты не способна и мухи обидеть, если только не тронут тех, кого ты любишь и кем дорожишь. Именно поэтому ты с самого начала живешь со мной и моим сыном, мы чем можем – помогаем тебе в поиске артефакта и защищаем от врагов. Ни один простой смертный не сделал бы большего для тебя. – С этим утверждением было трудно спорить. Хотя, если честно, Милена как раз не слишком обрадовалась тому, что пришлось раскрыть свое инкогнито, и еще и позориться, связываясь с Робийрой и требуя подтверждения личности ее и Макса. Но что поделать? Надо играть по правилам. Эта ночь изменила все для Милены. Настало время раскрыть карты и перед Алексеем. Не было смысла больше ему врать.

***

Вернувшись домой после театра…

Николаю Васильевичу и Милене повезло – Лекс заночевал у Кости. Они слишком поздно вернулись после клуба. Поэтому домой пришел Лекс гораздо позже, чем отец и Милена.

Утром, молодые люди успели обменяться лишь красноречивыми взглядами, и, взявшись за руки, спустились в небольшой бар, устроенный прямо в одной из выкупленных квартир дома, чтобы поговорить начистоту - наедине. Правда, бар был самого низкого пошиба, но им нужно было поговорить, причем как можно скорее – с утра Лекс принял звонок, по поводу загадочного артефакта, что так сильно интересовал Милену. Круг поиска сужался... А Милена... После произошедшего в театре, ее «инкогнито» раскрылось, и поэтому она успела ночью лишь написать короткую, торопливую см-с Лексу:

«Произошло кое-что ужасное. Нам нужно поговорить серьезно. Я должна тебе признаться...». На этот см-с обрывалась.

Грязные, коричневые стены с причудливым орнаментом, тяжелая дубовая дверь, сонные официанты, протирающие пивные бокалы, голова оленя, гордо венчавшая прилавок – типичный среднестатистический бар Москвы, разве что этот – был еще более низкого пошиба, чем бары средней руки, к которым привык Алексей в пору своей бурной юности. Они присели за столик в углу, находящийся в отдалении. Для женатого «папика» и любовницы. Или для таких, как они, неприкаянных душ?

- Ну, что?

- Нетерпеливый какой. Подожди. – Негромко проговорила Милена. Ее лицо было рассеянным, она задумчиво вращала ложкой в чашке чая, но сахар давно растворился. Лекс на секунду прикрыл глаза, и мир сузился до завораживающего звона ложечки о фарфор...

- Ты меня гипнотизируешь?! – Сам не зная, почему взорвался Лекс. Милена вздрогнула всем телом, и в ее глазах, в ответ на столь нелепое обвинение, вместе обиды, возник страх. Снова этот чертов страх, который возникает из ниоткуда, и исчезает без следа, непойми-почему. Хотя по правилам закона физики такого быть не может! Лекс ощутил досаду, а потому услышал:

- Прости, я нечаянно.

- Что все это значит? – Сухо спросил он. Милена вздохнула и подняла глаза.

- Я все объясню.

- Подожди... О чем была твоя см-с? Ты замужем? – Сначала она непонимающе хлопала ресницами, потом начала нервно, истерически хохотать. Все громче и громче, пока на них не начали оборачиваться редкие, в столь ранний час, посетители этого обшарпанного бара. Лекс с силой сжал ее бедро ладонью, чтобы привести в чувство, и смех прекратился так же резко, как и начался.

- Знаешь, наверное, лучше было бы, если бы у меня был муж. – Негромко начала Милена. – Тогда не начался весь этот сыр-бор, а я не встретила бы тебя.

- И не влюбилась? – Алексей не удержался, что не уколоть. Она прерывисто вздохнула.



Елена Белильщикова

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться