За зимой приходит весна

Размер шрифта: - +

Глава 22

Айли устало потерла переносицу и снова углубилась в созерцание картин Ван Гога на мониторе своего ноутбука. За ту неделю, что она прожила в доме Эдгара, она узнала больше, чем за два последних года в школе. Каждую свободную минуту она использовала, чтобы впитать новые знания. Впрочем, ничего другого ей не оставалось: она владела вниманием Эдгара целиком и полностью лишь в спальне, а на остальной территории квартиры королевой была Эванджелин. Каждую ночь, гонщик сжимал Айли в крепких объятиях, называл ее нежными, ласковыми прозвищами и любил со всей горячностью, на какую был способен, так, что она растворялась в океане тепла, исходившего от него, и думала, что, вероятно, в прошлой жизни была святой, если вытащила этот счастливый билет и заполучила такого мужчину.

Но утром его будто подменяли: он был буднично-вежлив, торопливо целовал ее и убегал на тренировку, а потом, по его возвращении, в свои права вступала его сестра. По всем вопросам, за любым советом Эдгар обращался только к ней. Еда, которую готовила Айли, была всего лишь очень вкусной, а блюда Эванджелин именовались тонкими, изысканными и великолепными. Вечерами, сидя в гостиной, Эдгар с наслаждением обсуждал с сестрой писателей и художников, о которых Айли никогда в жизни и не слышала, а разговор с ней обычно заканчивался на словах: «О, ты его не знаешь? Ну как же, он ведь гений!». Вообще все внимание, которое гонщик уделял своей девушке в течение дня, сводилось к коротким, чопорным поцелуям и комплиментам, нашептанным ей на ухо в те минуты, когда Эванджелин выходила из комнаты.

Айли была поражена его поведением и крайне расстроена. При Эване он не стеснялся показывать свои чувства. С каждым днем она все острее ощущала разницу между ними. И с каждым днем она все откровеннее мечтала о переезде Эванджелин к Эвану. Несмотря на обещание, которое она себе дала, волны удушливой злобы порой захлестывали ее, когда целыми вечерами она сидела молча в гостиной подле увлеченных беседой брата и сестры. После такого ей и в голову не могло прийти обратиться к Иви за какой-нибудь помощью. Поэтому она и просиживала дни напролет у ноутбука в спальне Эдгара, перерывая весь Интернет в поисках информации о тех вещах, которые Эдгар с сестрой обсуждали накануне. Когда-нибудь настанет день, верила Айли, и они снова заговорят о том же, а она будет уже подготовлена и сдаст этот экзамен! Времени для зубрежки у нее было предостаточно: помимо долгих изнурительных тренировок, Эдгар был занят общением со спонсорами, своей командой, журналистами. Часто он не появлялся дома вплоть до позднего вечера.

Айли не могла не признать, что Иви явно чувствовала себя неловко в складывающихся обстоятельствах и часто пыталась заговорить с ней, вовлечь в беседу – и при Эдгаре, и в его отсутствие. Но Айли не могла бороться с раздражением и ревностью, которые все острее испытывала к ней, и потому старательно находила предлоги, позволяющие избежать общения, так что порой она просиживала в спальне гонщика целыми днями. Их с Иви зародившаяся было дружба стремительно сходила на нет. Никогда в жизни ей не было так одиноко, даже когда Эван сбежал из дома: тогда у нее хоть оставались какие-то друзья и, главное, тогда она могла все честно рассказать брату во время их регулярных телефонных разговоров. Теперь же ей приходилось врать ему, что она счастлива как никогда, ведь иначе бы она подставила ее обожаемого Эдгара. С замиранием сердца она ждала возвращения брата со съемок: вживую обмануть его будет очень нелегко. Оставалась только надежда на то, что Эванджелин сразу же переедет к Эвану – и тогда, верила Айли, все непременно наладится. А Эдгар удивится, как много она узнала за это время.

Впрочем, сдаваться так легко и бездействовать, уповая на будущее, Айли не собиралась: это было не в ее характере. Она не может сразить Эдгара своими познаниями? Что ж, зато бог не обделил ее кое-чем другим. Как-то вечером, услышав, что Эдгар приехал, Айли надела одну из своих старых блузок, которую привезла с собой из Шотландии. Ее насыщенный голубой удивительно подходил блондинке, но главным украшением, конечно, было глубокое декольте. Она не просчиталась. Весь вечер Эдгар бросал на нее заинтересованные взгляды, а в конце даже сел с ней рядом на диване и обнял за талию, несмотря на присутствие сестры в комнате. Айли чувствовала себя победительницей. Наконец-то она завладела его вниманием! С тех пор она не надевала ничего из вещей, рекомендованных ей Эванджелин, она купила себе новых – ярких броских и откровенных, и, судя по реакции Эдгара, по его затуманенным глазам, когда она выходила к нему вечерами то в одной блузке, то в другой, она поняла, что не прогадала.

Айли попыталась сосредоточиться, открыла другую страницу и стала читать биографию художника. Да, она нашла способ снова привлечь Эдгара и перебить его внимание к Эванджелин, но она понимала, что долго так его не удержит, так что учиться необходимо. Вчера он обмолвился, что скоро в Национальной галерее откроют выставку картин Ван Гога и надо бы туда сходить. Она подготовится и не ударит в грязь лицом!

В этот момент в дверь постучали, и через мгновение раздался голос Эванджелин.

– Айли, ты не занята? Могу я войти?

Айли удивленно посмотрела на дверь, закатила глаза, подошла и открыла девушке.

– Да, Иви, что-то случилось? – спросила она, стоя на пороге и загораживая проход внутрь. Она искренне приложила все усилия, чтобы ее голос звучал дружелюбно, но вышло не очень правдоподобно.

– Да, извини, я тебя отвлекаю, наверно, – смутилась Эванджелин, не делая попытки войти. Она смущенно потерла пальцы друг о друга, а затем спряталась их в карманы джинсов. – Я просто хотела попросить тебя о небольшой помощи, если ты не против.

Неимоверным усилием воли Айли удержалась от шпильки, лишь удивленно подняла брови и спросила вежливо:

– Неужели я могу тебе помочь в чем-то?



Ольга Костылева

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться