За зимой приходит весна

Размер шрифта: - +

Глава 28

Эван быстро сообразил, куда мог направиться Эдгар. У гонщика было любимое место – ночной клуб, где он любил бывать и при неприятностях, и для веселья. Вряд ли он бы изменил своей привычке сейчас.

Пока Эван добирался до клуба, он пытался успокоиться и убедить себя в том, что не нужно сразу бить другу морду за нанесенную сестре обиду. Каким бы Эван ни был любящим братом, он прекрасно отдавал себе отчет в том, что Айли была импульсивной и резкой, к тому же она совсем еще девчонка. Поэтому фотограф допускал возможность, что ссора не была такой уж серьезной. Кроме того, разумнее было бы выслушать и другую сторону, прежде чем или защищать честь сестры, или пытаться убедить Эдгара поговорить с ней. Эван видел, что Айли до безумия любит его друга, и не хотел быть той причиной, которая их разведет в разные стороны. Ради сестры он должен попытаться выяснить, что натворил гонщик и как это исправить.

Перед дверью клуба Эван остановился и, несколько раз глубоко вздохнув, еще раз прокрутил в уме то, что он собирался сделать. Он только надеялся, что Эдгар не будет пьян и сумеет выслушать его. Затем он вошел. Внутри шумела музыка, посетители веселились – кто за столиками, кто у стойки бара, кто на танцполе. Эван прищурился и принялся осматриваться в поисках друга.

В помещении было темно. Яркие вспышки светомузыки скорее подчеркивали полумрак, нежели рассеивали его. Эван решил, что, вероятно, стоит попросить администратора отвести его в VIP-зал, который Эдгар любил снимать, когда веселился здесь, но вдруг какой-то мужчина едва не навернулся с барного стула у стойки. Движение привлекло внимание шотландца. Он присмотрелся к мужчине и понял, что нашел того, кого искал. Он двинулся к другу сквозь толпу танцующих. В этот момент Эдгар, расхохотавшись, покачнулся и уткнулся лбом в пышный бюст симпатичной негритянки, сидящей рядом. Та захихикала и запустила пальцы в шевелюру гонщика. Эван вздрогнул. Он узнал ту девицу легкого поведения: он видел ее в тот вечер, когда познакомился с Иви. Эдгар оторвался от ее груди, поднял голову и пьяно улыбнулся. Эван был уже достаточно близко, чтобы услышать, как он говорит:

– Так, Джиджи, это я поторопился. Сначала я должен извиниться. Давай еще раз! Так… Прости меня, детка, кошечка моя! Давай ты снова будешь со мной?

– Хорошо, милый, – заплетающимся языком ответила девушка и снова захихикала. – Ну конечно, буду! Разве тебе можно отказать?

Эван побелел от злости. Его сестра рыдает и бьется в истерике, а этот ублюдок сразу же помчался по шлюхам. Хоть бы пару дней для приличия выждал! Ну что ж, зато это точное подтверждение тому, что Эдгару на Айли плевать. Он сделал два быстрых шага вперед, схватил Эдгара за плечо, развернул к себе и, не дав опомнится, резко ударил в челюсть. Джиджи взвизгнула, а Эдгар, совсем потерявший концентрацию, завалился набок, чудом успев ухватиться за барную стойку.

– Это тебе от моей сестры привет, – яростно сказал Эван, – чертова скотина!

– Эван! – Эдгар повернулся к нему, растирая ушиб. – Черт, друг! Я так рад, что ты пришел! Я понимаю твою злость, я виноват. Как там Айли?

– Как Айли?! – изумленно и зло переспросил Эван. – Ты еще имеешь наглость спрашивать это после того, что ты сделал?

– Точно, прости, я как-то не подумал…. Она тебе все рассказала, да? Бедняжка, ей плохо? – Эдгар пригладил волосы и, пошатываясь, встал на ноги. – Эван, прости ради бога. Я сейчас поеду к ней и извинюсь. То, что я сказал, просто мерзко. Я вовсе не хотел упоминать обо всем этом, я не знаю, с чего меня так понесло… Я не хотел ее попрекать ее происхождением или манерами… Черт, да я не думал никогда о них до той секунды! И уж тем более низко было ее сравнивать с Иви и напоминать ей о том случае с ее женишком… Эван, я подлец, я сознаю, но я извинюсь! Честное слово! – он вдруг пьяно улыбнулся. – Джиджи мне помогла найти нужные слова!

– Что? – едва ли не зашипел Эван. – Ты что сделал? Я правильно понял, что ты не только тут развлекался с шлюхой, так еще и мою сестру назвал… Да как ты посмел припоминать ей ее прошлое? – рявкнул он, схватив Эдгара за воротник. – Ты кто вообще такой, чтоб упрекать ее и сравнивать с Иви? Ты кем ее считал? Я, черт подери, думал, что она тебе дорога, а она тебе нужна была только как подстилка! Ублюдок! – он, не удержавшись, снова ударил Эдгара.

Тот рухнул на пол. Джиджи вскочила и завопила «Охрана!», но Эдгар замахал на нее рукой.

– Не надо, детка! Эван, друг… Но Айли мне правда дорога! Ты только не горячись, прошу! – его язык заплетался, он с трудом, цепляясь за барный стул встал. – Эван, – жалобно попросил он, – ты можешь меня избить, но, пожалуйста, не говори, что она мне не дорога! Ты просто не понял!

– Я не понял?! – заорал Эван. – Это ты, кажется, не понял! Как ты посмел ей все это припоминать, можно подумать, ты – чертов святоша! Ты об нее ноги вытер, в душу ей наплевал! Как это можно понять?! А размазав ее по стенке, бросился в клуб бухать и трахать шлюх! Или я нашел тебя не лицом на груди у этой девицы?

Эдгар оглянулся на негритянку, потом виновато покачал головой:

– Эван, да я же не то… Мне просто надо было расслабиться! Но я люблю Айли! Люблю, честное слово! Я извинюсь!

– Даже не смей приближаться к моей сестре! – прорычал Эван. – Если она снова будет плакать из-за тебя, я тебя закопаю! Не появляйся у нас дома, понял? – он с яростью посмотрел на Эдгара, развернулся и направился к выходу.

– Эван! Да черт, брат, постой! – Эдгар, покачиваясь, продрался сквозь толпу и схватил его за локоть, – Эван, не надо, не говори Айли про Джиджи! Я извинюсь, а она ведь не так поймет!



Ольга Костылева

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться