За звездой

За звездой

 За порогом начиналась зима. Мороз, треща и поскрипывая, украшал инеем все, что подворачивалось ему под руку. Жучка, дворняга пестрой расцветки, спряталась в будку и не казала оттуда и кончика носа. Во дворе, где поутру мама очистила дорожку, ледяными крепостями высились сугробы.

 Катя вздохнула и надела шапочку. Медлить нельзя, если она хочет добраться вовремя. 

 Вниз по улице, мимо молчаливых домов, мимо снежных баб и перемигивающихся гирлянд, до каемки леса. А там, под высокими кронами, синеют тени и ухают на разные голоса совы. Девочка опасливо посмотрела вверх – тоже, наверное, хотят счастья ухватить. 

 Она шла все дальше и дальше, а тени подступали всё ближе, тянули к ней костлявые пальцы-ветки, хватали за беленькую шубку. Звали негромко, шепотом знакомым: — "Вернись... Вернись, пока не поздно..." Но Катя, упрямо сжав губы, не оглядывалась.

 Когда темнота стала совсем уж непроглядной, а шепот – громким, девочка выбралась на берег. Вот оно – Тёплое озеро. Парит дымком, плещет о берег, дразня мороз. Молочно-белая вода светится неярко: под волнами мелькает то хвост длинный, русалочий, то любопытная щучья морда.

 Добралась! Она осмотрелась и направилась к каменной осыпи, остаткам древнего замка. Тут и будет ждать.

 ...Когда он увидел след сияющий, то пошёл за ним. И нашёл ее на пустоши – дрожащую, замерзшую. Он отогрел её у самого сердца, отнес домой и вылечил болотным туманом, пыльцой с крыльев бабочек и сиянием светлячков. В ночь, когда луна спустилась совсем низко, так, что рожки касались крыш, он отпустил её на волю. А на следующий год, в такую же ясную и звонкую ночь, она вернулась. И осталась, принеся с собой счастье...

 Катя любила эту легенду с самого детства. Мама читала ей на ночь, сидела рядом смешливая и весёлая, совсем не такая, как сейчас. Сейчас она вечно занята – утром уходит на работу, а вечером возвращается усталая и сердитая.

 Ничего, сегодня она поймает счастье и все изменится! Главное, успеть первой, не дать обогнать себя кому-то другому. Ну, потому она и пошла к озеру, а не на площадь, где высилась – для желающих рискнуть – башня. 

 Совсем рядом – по щеке черкнуло перо – пронеслась птица. Тоже сторожит. 

 Когда на небо выкатилась первая звезда, Катя полезла наверх. Камешки ссыпались вниз, к галечному пляжу, шуршали задорно, а она, невзирая ни на что, карабкалась как можно выше. Вот она – опрокинутая бездна, кажется, можно дотянуться, если встать на цыпочки. А прыгнешь – полетишь не вниз, а вверх, притягиваемый лунным светом. 

 Катя ждала... Ждала так долго, что шарф, под которым она прятала замерзшие щеки и нос, заиндевел. Но что это? Одна из звёзд замигала тревожно. От нее искрами разлетался свет, шипя и потрескивая. Или это шипела нечисть лесная, что вышла из лесу? Неважно, всё, кроме звезды, неважно. А она, вспыхнув ярко – Катя прикрыла глаза ладошкой, скатилась с небосвода и, оставляя белый след, рухнула вниз.

 — Ой! Не туда, не туда!

 Девочка колебалась секунду, не больше – увидев, как звездочка несётся к озеру, она сбросила шубку и сапожки, варежки и шарф, и прыгнула в воду.

 От удара из нее будто дух вышибли, а недовольная русалка хлестнула хвостом, оставив на руках чешую. Катя вынырнула и заозиралась. Где же она, где?.. Неподалёку, загребая руками-ветками, проплыл леший. Катя быстро его обогнала: хоть одежда и тянула ко дну, но вода выталкивала её наверх, словно старалась помочь.

 Звезда – испуганные глаза, сияние и тепло – покачивалась на волнах, звала тихонько:

 — Ау!..

 Получилось! У нее все получилось! Катя аккуратно, чтоб не спугнуть, протянула к сгустку тумана руку и позвала:

 — Иди ко мне... Не бойся. Я отнесу тебя домой.

 Помедлив, звездочка скользнула к ней. Леший, не успевший совсем чуть-чуть, проскрипел что-то ругательное и развернулся назад.

 На берегу на Катю набросился холод: обнял морозными лапами, превратил мокрую одежду в доспехи, а волосы – в сосульки.

 — Ты замерзла? — спросила звезда. Она парила над своей спасительницей, то и дело присаживаясь ей на плечо. 

 — Д-да. 

 Катя быстро оделась, чувствуя, как стужа подбирается к самому нутру.

 — Пусти, — недовольно сказала звездочка, — я тебя погрею.

 Она забралась под шубу, щекоча лучиками, и завозилась там, устраиваясь поудобнее.

 Катя бежала домой, не разбирая дороги – по снегу, по кочкам и ямам, рискуя свалиться в овраг и сломать ногу, а сама представляла, как обрадуется мама. Раскраснеется от удовольствия, повеселеет, а потом они заживут счастливо и все будет, как и прежде.

 Собаки лениво лаяли на маленькую фигурку, которую провожал искристый след, а нечисть завистливо смотрела ей вслед – ну нельзя отобрать звезду силой, нельзя!

 Катя вбежала в дом, затопала обувкой. Мама сидела у праздничного стола – прямая спина, сжатые губы.

 — Мама! Мама! Смотри, что...

 — Где ты была? — оборвала она дочь. Сцепленные пальцы дрогнули, и она спрятала их под стол.

 — На озере, — Катя, зная, что виновата, ведь в лес нельзя ходить одной, да ещё и ночью, затараторила: — Мамочка, ну ты же такая грустная! Я хотела тебе подарить!

 Она распахнула шубку – от мокрой одежды повалил пар – подхватила сонную звездочку и улыбнулась.

 — Правда, она красивая?

 — Катя! — Крик взлетел вверх, острый, как камни, на которые напоролся её муж, пытаясь в безумном прыжке поймать звезду. А теперь Катя стоит перед ней, смотрит его глазами и не понимает, почему мама не радуется. Она пересилила себя и сказала: — Ты меня очень напугала.



Матильда

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться