Заберите вашего сына

Глава 3

Амир

- Сын, нам надо серьезно поговорить.

Ой, нет. Вот с этого начинаются все проблемы в вашей жизни. «Нам надо серьезно поговорить», - заявляет любовница, а через пять минут в твою голову летит сковородка, следом за парой дорогих туфель. Я люблю разговаривать, можно сказать, это мой хлеб насущный. Однако желания узнать дальнейшее продолжение отцовской фразы сдувает попутным ветром.

Тяжело вздыхаю, замечая на себе пристальный взгляд таких же темно-карих глаз, как у меня самого. Мой отец, расположившись в директорском кресле просторного зала совещаний, задумчиво хмурит брови, сцепив пальцы в замок. В отличие от меня, у него на руке только часы, скрытые под рукавом серого пиджака да золотая печатка. Выражение лица, правда, самое благодушное из всех возможных, отчего сердце немного успокаивается.

- Тебе пора жениться, - сбрасывает бомбу на голову, а я прикрываю глаза, сползая по мягкой кожаной спинке кресла, слыша тихий скрип. В голове миллион мыслей, ответы буквально язык жгут. Но там, где мое красноречие помогает выпутываться из сложных ситуаций в бизнесе и с женщинами, никаких шансов если противник - собственный отец.

- Обязательно, - киваю, решив, что согласие лучший способ избежать долгих нотаций. Брови отца приподнимаются, на лице мелькает изумление. Он будто не ожидал от меня ход конем, потому подозрительно щурится, отчего приходится продолжать развивать эту тему.

- В конце концов, пора бы задуматься о посадке детей, росте дерева, дом там разрушить, конуру для собаки построить, - взмахиваю руками для эффекта, соскакивая со своего места.

Между нами целый стол, уставленный бутылками с водой и стаканами после прошедшего совещания. Проходя мимо одного из стульев, отшагиваю в бок, задевая рукой пальму в горшке. Папа с любопытством продолжает на меня погладывать, пока сила моего убеждения начинает свою эффективную работу по обработке дорогого родителя.

- Всю жизнь мечтал найти женщину по сердцу. Чтоб, прямо, взгляд замирал, душа в тоске ныла, стоит только за порог выйти. Детей штук десять, Внуков раз в пять больше, - по-моему отца трясти начинает. Как-то подозрительно он глаза рукой прикрывает, явно сдерживая гомерический хохот. Ничего, зато в следующий раз точно этот вопрос поднимать не станет.

- Тихую, скромную невесту. Родственникам покажем, ты обязательно одобришь, - вдохновенно вещал, разглядывая панели на стенах. Промелькнула идея о ремонте, особенно больно смотреть на потолок – местами пошли трещины, две лампы не работают. Интерактивная доска только новая да оборудования для презентаций.

- Кстати, паркет весь грязный, у нас так плохо стали убирать? За что мы деньги платим? – бормочу между делом, услышав очередное отцовское со сдавленным смешком:

- Амир, прекрати дурачиться. Я не подобрал тебе невесту.

Ой, спасибо. Прямо от сердца отлегло, мир в краски окрасился. Подошел ближе, присаживаясь рядом с отцом, наливая в стакан воды и, с интересом дожидаясь, пока он соизволит наконец прояснить суть разговора.

- Я не говорю, что ты обязан жениться прямо сейчас, - начинает уже спокойнее, подтянув к себе бутылку, отвинчивая крышку, наливая себе в стакан и отставляя обратно. Пара капель падает на поверхность, однако ни он, ни я на это никак не реагируем. – Однако об этом стоит задуматься. Не можешь же всю жизнь бегать за юбками? Никто не настаивает, выбирай. Но серьезно, а не как ты это делаешь.

Тяжело вздыхаю, отбрасывая маску дурачества в сторону.

- Может выберешь невесту? – спрашиваю с надеждой, получая в ответ отрицательное покачивание головы.

Возможно, это был бы самой просто вариант – поступить, как часто делали у нас на родине некоторые семьи. Родители подбирали хорошую девушку, а затем жених шел свататься. Или красть, памятуя старые обычаи. Но здесь не Кавказ, наша семья давно и прочно поселилась в России. Большая часть родни жила в США – стране свободных нравов, где твоя национальность имела значение лишь для пограничников.

Только дедушка еще цеплялся за свои корни, он же подбирал отцу невесту – мою маму. И хотя она была русской, по всем меркам идеально подходила. Тихая, нежная, скромная, женственная со звонким смехом и мягкими белокурыми волосами – все, что осталось в моей памяти, не считая с десяток снимков нашей семьи в альбоме.

- Не стану никого подбирать Амир, тебе жить, а не мне. Но только делай это с умом, а не женись на первой встречной из желания мне угодить, - услышал голос папы, вырываясь из вихря воспоминаний. Моргнул, затем тяжело вздохнул, отпивая немного из стакана, промочив пересохшее горло.

- Ладно, - бурчу, после чего хитро добавляю. – При условии, что ты женишься на Виолетте в этом году!

Ой, как он засопел. Подумал, что сейчас как баран меня прирережет, пустив на шашлык. Кулаки сжал, ноздри раздул, глаза сощурил. Еще бы, Виолетта Магаинчикова – женщина-катастрофа. Полная мамина противоположность. Никакой сдержанности, полная независимость. Нас учили, что муж – глава семьи, женщина должна быть под его защитой. Они слабее, их нужно оберегать, ведь только с ними мужчина способен продолжить род и обрести уют.

Ну, да. Попробуйте обрести уют с психованной рыжей журналисткой, которая пять часов кряду в мусорном контейнере сидела, выслеживая с фотоаппаратом разыскиваемого преступника! Вот только… Сердцу не прикажешь, правда? И по сжатой челюсти отца вижу, что никогда оно его слушаться не станет, хоть мужчина должен быть тверд в своих убеждениях.



Яна Мелевич

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться