Заберите вашего сына

Глава 5

Лиля

В среднем, человек произносит в минуту около 120-ти слов. Говорят, женщины болтают в три раза больше, чем мужчины. Так, могу вас уверить – это вранье. Потому что в мире существует, как минимум, один парень, у которого не 120 слов в минуту – все 1200 слов!

- А…

- Знаешь, Лили, вот всегда удивлялся совпадению в жизни. Случайности не случайны – заказываешь одно, придет кто-то совершенно другой, - вещал Амир, размахивая руками. Мне оставалось только рот иногда открывать в попытке прервать его бесконечный монолог. Я только села, он с пару сотен слов сказал, поболтал с милой официанткой, зардевшейся от внимания этого балабола, сделал за меня и себя заказ, поздоровался с какими-то ребятами, написал три смс и продолжил болтать.

- Слушай… - делаю очередную попытку, разглядывая резьбу на стенах нашей вип-кабинки, осторожно отодвигаясь к краешку дивана. Думаете помогло? Не-а. Доронов придвинулся ближе, устроил руку позади меня на спинке и отодвинул от меня бутылку вина, к которой потянулась.

- Нет-нет-нет, рыжий огонь моего сердца, - запел соловьем, убирая бутылку подальше. От возмущения засопела, пока Доронов наливал себе в бокал алый напиток, а мне принесли молочный коктейль с шоколадной крошкой. Никакого алкоголя, так и заказал.

Вот же баран.

- Я хочу, - попыталась настоять, но меня снова перебили, вручая в руки холодный бокал, со звоном чокаясь.

- Погоди, олененочек, цветок глаз моих. Куда торопишься? Алкоголь вреден женскому организму. Дурно влияет на репродуктивную систему… - завел очередную гармонь. Подавилась, выплеснув часть отпитого коктейля на темную скатерть, откашливаясь. Амир галантно постучал мне по спине, взяв салфетку.

- Что же так неаккуратно, гурия моя. Осторожнее надо быть, - заботливо мне пытается вытереть рот. Приходится отобрать салфетку, пока весь макияж не стер и помаду по всему лицу не размазал. Успеваю лишь несколько капель оттереть с черного тонкого свитера в обтяжку. Двое мужчин в черных костюмах, эдакие прототипы людей в черном, с блютуз-гарнитурой в ухе синхронно уважительно кивают Амиру. Тот, что повыше и более тощий говорит:

- Амир Давидович, Николай Леванович вам передает всего самого наилучшего и благодарит за подарок. От нашего клуба, - два хлопка в ладоши, отчего вздрагиваю, невольно вжимаясь в диван, потому что эти парни меня напрягают.

На коленку ложится рука Амира. На нем темная рубашка с пиджаком и джинсы, но выглядит, будто какой-то итальянский мафиози из красивого романа про любовь. Его странный жест успокаивает, а ладонь буквально прожигает кожу – южные парни, как теплогенератор работают.

- Благодарю, - мурлычет Доронов. Едва к нам в кабинку вносят несколько блюд, божественный аромат наполняет кабинку. Даже отдаленно не представляю названия, кажется, что-то из национальной кухни грузин.

- За такой щедрый подарок хозяин хотел бы распить с вами бутылочку вина, обговорить детали сотрудничества, - второй охранник наклоняется, понижает интонацию, бросая на меня чуть брезгливый взгляд, добавляя. – Без посторонних ушей.

Пока задумчиво изучаю тона нашей кожи, а моя где-то раз в пять светлее, чем его – Доронов вдруг напрягается.

- Что ты сказал?

Уж не знаю, чем его так задели слова этих ребят, но прямо кожей почувствовала, как у него настроение изменилось. Взгляд из-под длинных, точно подведенных черным карандашом, ресниц становится таким, что оба резко рассыпаются в извинениях. Мои брови ползут вверх, особенно, когда Амир поворачивается в мою сторону, поправляя пиджак и вновь улыбается своей привычной улыбкой.

- Заинька, - тянет гласные, произнося это идиотское прозвище, отчего меня перекашивает. – Посиди тут. Сейчас вернусь. Виноград кушай, хачапури, чирбули, сациви, персики, - перечисляет, тыча то в яйца, посыпанные чем-то, овощное блюдо, в котором точно узнаю баклажаны, золотистые лепешки и еще с десяток блюд, едва умещающихся на столе. Вообще не представляю, как можно это съесть вдвоем. Тут человек на десять, а то и двадцать. Одних фруктов гора, у меня глаз дергается.

Гладит меня по голове, ласково так, точно дурочку.

- Веди себя хорошо, - наставляет напоследок. Открываю возмущенно рот, пытаясь возмутится такому обращению. Будто с ребенком общается, в конце концов, я независимая женщина. Эти странные жесты меня напрягают.

- Доронов, ты совсем оба… - забываю, что сама собиралась этого барана увести. Вот только никто мне возразить не дает. Кладет палец на губы, глаза закатывает и тяжело вздыхает.

- Сиди. Тут, - повторяет вновь, добавляя интонации больше жесткости. Не успеваю ответить, поднимается. Как ни в чем не бывало и следует за молчаливой парой охранников. Лишь закрывается кабинка, а я остаюсь один на один со своими мыслями, на меня обрушивается понимание.

- Вот же… овен! – шиплю, сжимая пальцы, представляя себе шею этого гада.

Отрицать сложно, у Доронова есть какая-то загадочная магия. Не знаю, что, возможно пресловутая харизма. Он не выглядит на свои двадцать пять – южные корни прибавляют годов, да явно проступающая щетина, густые темные, почти черные волосы. Его кожа, несмотря на мать россиянку, темнее, чем у среднестатистического русского парня. Вспоминая своего бывшего с его хилым тельцем и тонкими ручками – ни в какое сравнение. У Доронова плечи шире, прикосновение тоже неслабое.



Яна Мелевич

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться