Заброшенное кладбище

Размер шрифта: - +

Глава 3

Когда наш срок земной пройдёт

И будет разлагаться плоть,

То вспомнит ль кто-нибудь о нас

Хорошим словом хоть бы раз?

Что мы оставим за спиной –

Детей, богатство, дом пустой?

Ведь хочет каждый человек,

Чтоб его помнили вовек.

 

Едва я достигла лаборатории, мне в нос ударил жгучий неизвестный запах. Дверь была приоткрыта, и я без задней мысли зашла внутрь. Основное помещение пустовало, зато именно в подсобке происходило нечто бурное – оттуда доносились обращённые к Полю восторженные возгласы доктора.

Я осторожно приблизилась и заглянула к ним в маленькую рабочую комнату без окон с длинным узким столом в центре. На нём располагалось множество приборов, соединённых друг с другом колб, из которых в воздух поднимался белый пар. Химический запах здесь ощущался гораздо сильнее. Арендт попеременно то наблюдал за бурлящей жидкостью, то вёл записи в толстом журнале.

– Ещё чуть-чуть, мой мальчик, – скомандовал он, и Поль усилил огонь под газовой конфоркой.

Я продолжала бы так стоять и наблюдать за непонятным процессом, как вдруг доктор снял из замысловатой конструкции колбу и закричал словно сумасшедший:

– Есть!

Он радостно подпрыгнул на месте, пробежал мимо меня в большую комнату к окну и стал рассматривать её на свет. Но и там Арендт пробыл недолго – вернулся обратно, перелил жидкость в другую склянку, запечатал и аккуратно поставил на полку одного из стоящих по периметру шкафов.

С довольным видом доктор обнял ошарашенного Поля, который по-прежнему стоял за столом. Затем мужчина подпрыгнул ко мне и потряс за плечи:

– Новый катализатор – прелесть! Он значительно ускоряет все процессы. Теперь осталось дождаться отстаивания осадка.

Арендт не мог стоять спокойно и начал что-то напевать под нос, беспрестанно ходя по лаборатории. Выражение лица Поля было скорее нейтральным, я не заметила в нём схожей радости.

– Простите, я помешала…

– Нет, наоборот! – замахал рукой доктор. – Ты – свидетель исторического события. Когда я стану знаменит на всю Валлорию, ты сможешь рассказывать, что присутствовала при получении первой порции моего препарата.

Честно говоря, я не сильна в химических экспериментах и не настолько умна, чтобы вникнуть в это, поэтому собиралась извиниться за внезапное вторжение и откланяться. Но Драйзер, похоже, не хотел меня отпускать.

– Поль, пожалуйста, приведи здесь всё в порядок, а уходя, не забудь закрыть, – распорядился он и обратился ко мне. – Ты куда-то уезжаешь?

– Да, к родителям.

– Давай я тебя провожу, – радостно заявил Арендт и взял меня под руку. – Ох, так не терпится рассказать о сегодняшней удаче. Хотя, боюсь, это ещё преждевременно.

– Вы создаёте какое-то лекарство? – поинтересовалась я.

– Какое-то лекарство? – изумился хозяин дома. – Всё не так просто.

В тот миг мы как раз шли к выходу мимо гостиной. Незнакомец находился на прежнем месте, занятый чтением газеты. Доктор Арендт, не замечая его, увлечённо продолжал мне что-то рассказывать, но я сочла своим долгом лёгким жестом обратить его внимание на гостя.

Он повернулся и воскликнул:

– Лоран! Вот так сюрприз. Ты же говорил, что уезжаешь на две недели, а прошла только одна. И сколько раз я просил не курить в доме.

– Закончил дела быстрее, – раздался голос из-за «Городского листка».

Доктор подвёл меня к мужчине и отодвинул газету:

– Представляю тебе Изабеллу из «Театра Конрой». Она поживёт у нас несколько дней.

Тот бросил усталый взгляд и сказал, чуть ли не зевая:

– Мы успели познакомиться.

Ну знаете ли! Вряд ли то пренебрежительное отношение, которое он недавно выказывал, можно было назвать знакомством.

– Тогда ладно, – замявшись, пожал плечами Арендт и обратился ко мне. – Мой непутёвый братец не всегда бывает в хорошем настроении.

Восторженный запал доктора погас. С грустным видом он взял пальто со стойки-вешалки, и, выйдя наружу, мы отправились к конюшне. Пользуясь случаем, я решила узнать о Лоране побольше.

– Сколько здесь бывали, никогда не видели вашего брата. И вы не рассказывали о нём, – приглашая к разговору, ненароком заметила я.

– Он – сын моего отца от второго брака. У нас значительная разница в возрасте – двенадцать лет. Ту женитьбу я до сих пор не простил. Хотя и отца, и мачехи, которая относилась ко мне сносно, уже давно нет на свете. Поскольку Лоран являлся младшим, любимчиком, то меня это в глубине души задевало. Пусть я не полюбил сводного брата в полной мере, я всё-таки относился к нему с уважением и старался быть наставником. Увы, избалованный ребёнок редко вырастает порядочным человеком. У него с детства не было склонности к труду, к ответственности. Даже отец не мог приложить ума, куда того направить. В итоге Лоран сам выбрал военную карьеру и вроде продвигался по служебной лестнице. Он смел, дерзок, в отличной физической форме, что ещё нужно для солдата? Брат постоянно находился в своём полку, вот почему вы его не встречали. А я не думал, что надо упоминать о нём.



Шульман Марина

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться