Забыть солнце

ГЛАВА ШЕСТАЯ. Сброшенные маски

Раздался дверной звонок.
«Интересно, кто бы это мог быть?» — вставая с кровати, думала я.
Наверно, это мама раньше домой пришла. "О нет!" — скривила я губы. Подойдя к двери, я посмотрела в глазок. Не может быть?! Там был Макс. У меня руки тряслись, когда я открывала дверь.
— Привет! Можно зайти? — улыбаясь, спросил он.
— Проходи, — не уверенно ответила я.
— Точно можно, а то я, может, не вовремя? У тебя такой вид.
— Точно проходи, — уже твёрдым голосом сказала я.
Он перешагнул через порог, нежно обнял и поцеловал в щёку. Потом, словно по волшебству, он достал красную розу и протянул мне.
— Это тебе.
— Спасибо. Она такая красивая, — робко сказала я.
Я отвела его в свою комнату, а сама пошла на кухню, поставить в вазу цветок. Вернулась в тот самый момент, когда он разглядывал мои детские фотографии, которые висели на стене в рамках.
— А ты тут очень миленькая, — даже не обернувшись, сказал Макс.
— Так это был твой план? Прийти ко мне домой?
— Ну, да. Ты против?
— Нет, я рада тебя видеть.
Мы сели на кровать. Он взял мою руку и стал водить пальцем по ней.
— Помнишь, что ты мне обещала?
— Нет, не очень. Напомни, — хотя я догадывалась о чём он.
— Ты обещала дать свой дневник, — смотря мне в глаза, нагло сказал он.
— Так вот ты зачем пришёл! — воскликнула я.
— Ну, не только. Ещё я очень соскучился по тебе, — нежно сказал Макс.
— Я так думаю, что уже поздно говорить, что это личное и всё такое? — с иронией спросила я.
— Думаю, что поздно.
Я полезла в ящик стола за дневником. Это не так уж и плохо. Пусть увидит, что я знаю правду, а то я боялась сказать ему напрямую.
— У меня почерк очень не разборчивый, и ошибок, наверно, много, — говоря, передавала ему дневник.
— Это ничего. Я же не учитель. Мне просто хочется узнать твои мысли, а то ты мне мало рассказываешь о себе.
— Я уже начинаю сомневаться, что даю прочесть тебе мои приземлённые мысли. Только не смейся. Ладно?
— Не переживай, не буду, — он открыл тетрадку.
Я начала делать записи с пятого класса. И там прилично накопилось. Прочтение займёт много времени, особенно с моим почерком. Может, он сегодня и не успеет дойти до самого главного. Хотя пока всё обдумывала, он прочёл уже приличное количество страниц.
— Пока посплю? — спросила я его.
— Конечно, ложись. У тебя же сон по расписанию, — улыбнулся он.
Дошёл до того места, где я в пятом классе составила себе распорядок дня. Все мои подружки так делали.
— Ты обещал не смеяться.
— Извини, больше не буду.
Я легла на подушку. Закрыла глаза, но мне не спалось. Я уже особо и не помнила, что я писала в начале. В основном, писала про школу. Мечтала о компьютере и мобильном телефоне. Подробно описывала про то, как не могу заснуть ночью, есть нормальную еду. Мы с мамой постоянно из-за этого ругались. Это она сейчас реагирует не так бурно, а тогда я хотела убежать из дома. Постоянно все давили на меня, пытались накормить с ложки — всё это страшно доводило меня до истерики. Ещё писала про солнце, как оно причиняло мне боль. Сначала я любила его и страдала от этого. Мне хотелось носить шорты, майки, как делали все девчонки. Мама водила меня к врачу из-за этого, но никто не мог поставить мне диагноз. Просто сказали, что у меня чувствительная кожа к ультрафиолету. Потом, в классе седьмом, мне нравился один мальчик. Он меня не замечал. Смотрел на меня, как на пустое место. Я, наверно, страниц двадцать исписала и закапала слезами по этому поводу. А потом он решил пошутить. Когда урок закончился, я медленно собирала свои вещи. Никто со мной не разговаривал, а Таха болела в это день. Так что мне не куда было торопиться. Вот я уже подходила к двери, как вдруг он меня позвал. Я зашла обратно в класс. Саша стоял по середине и зло улыбался. Он подошёл ко мне и хотел меня поцеловать, но я начала сопротивляться. Тогда он набросился на меня и начал бить. Когда я упала, он вышел из класса и запер за собой дверь. В классе я просидела до вечера, пока на улице не потемнело, тогда охранник заметил свет в окне. На следующий день надо мной все смеялись. Таха как могла успокаивала меня. Ещё я описывала, как мы с Тахой проводили время. Наши походы на дискотеку, магазины. Я всё время жаловалась, как долго и нудно она выбирает себе наряд. Постоянно хотела меня познакомить с парнем и убеждала меня, что не все сволочи, как Саша, но я больше не хотела ни в кого влюбляться. Каждое лето мы ездили в лагерь. Мне не особо там нравилось, но ради Наты я была готова потерпеть. Вожатые там откровенно над нами издевались. Рано утром вставать, ходить строем, есть эту ужасную еду. Помню, у меня все карманы были в еде. Иногда, если еда Тахе нравилась, то я ей подсовывала. Единственное, что мне подходило — дневной сон. А Ната всё время ныла: «Днём спать, как глупо и по-детски». Но эту не справедливость окупала вечерняя дискотека, которая проходила почти каждый день. Возвращаясь из лагеря, у Наташки был длинный список адресов её новых знакомых.
— Викусь, просыпайся, — меня по щеке гладила прохладная рука. Я открыла глаза и посмотрела на его красивое лицо.
— Сколько я проспала?
— Полтора часа.
— Ну что, всё прочитал?
— Да, — тихо ответил он.
— Что, всё до конца? — удивилась я.
— Да.
— Я права?
— Что я вампир?
Я вздрогнула. В действительности я не знала, хочу ли я знать правду. "Хочу", — сказала я твёрдо, сама себе.
— Это так? — прошептала я.
— Да! — попытался он улыбнуться.
— Почему ты сразу не сказал, что ты…. вампир.
— Чтобы ты закричала: "ВАМПИР" и убежала, и я тебя больше не увидел?
Мы вместе засмеялись.
— Ты обещал не смеяться, — сквозь смех сказала я, — разве нет?
— Прости.
— Ты действительно вампир? — уже серьёзно спросила я.
— Да! Ты знала это всегда, как только меня увидела. У тебя на редкость феноменальная проницательность.
— В смысле?
— Когда ты в первый раз пришла в клуб и посмотрела на меня. То что сказала? — он посмотрел на меня.
— Но я имела в виду, что ты похож на актёра, который играет вампира.
— Так как я не читаю мысли, то мне и слов хватило оторопеть. Никто меня даже не сравнивал с вампиром. Когда я увидел тебя, то успокоился, так как мне не придётся никого убивать.
— Почему? — испугалась я.
— Нельзя, чтобы даже кто-то догадывался о нашем существовании.
— Это я поняла. Причём здесь я?
— Потому что я влюбился в тебя, ещё на фотографии, которую ты прислала.
 — Сколько тебе лет?
— 162 года.
— А во сколько ты стал вампиром?
— В восемнадцать. Знаешь, что-то странное есть в тебе. Если бы не твоё сердцебиение, то я мог подумать, что ты тоже вампир. Никто не мог раскрыть нашу тайну за два дня. Даже с намёками.
— Я тоже сижу и удивляюсь. Я всю жизнь думала, что во мне нет ничего удивительного. Скажи… — я не знала как спросить его.
— Что ты хочешь узнать? Не бойся, спрашивай.
— Ну… Про людей…
— Да, я пью человеческую кровь, но только донорскую.
— Тогда в клубе тоже человеческая кровь была?
— Да, конечно.
— А как ты по солнцу гуляешь? — я пыталась не думать, что я выпила чьей-то крови.
— Тут всё сложно. Перед тем как выйти на солнце, нужно выпить крови. Когда она растекается по всем венам, сердце начинает биться. Но времени хватает только на три часа. Потом нужно ещё крови. Вообще если не гулять днём мы можем питаться раз в неделю, — я дотронулась его груди. И начала водить рукой пока не почувствовала слабое сердцебиение. Сердце билось редко и очень тихо, не как у человека.
— У тебя времени мало осталось.
— Да, осталось на полчаса, — я машинально посмотрела на часы.
— Вот чёрт, скоро мама придёт.
— Поехали в клуб. Ты же хочешь крови, — он посмотрел на меня. Я смущённо опустила голову.
— Нет, не надо стесняться! В особенности меня. Это я должен, — он обхватил ладонями моё лицо и посмотрел в глаза.
— Почему ты? С тобой всё понятно, ты вампир, а я кто — просто человек.
— Вики, ты не просто человек — ты особенная и удивительная. Можно вопрос задать?
— Конечно, спрашивай.
— Можно я убью этого Сашу? — резко сказал Макс.
— Ты же не убиваешь людей.
— Ну, ради этого нарушу свои принципы.
— Не стоит. И к тому же, он перешёл в другую школу. После того, как моя мама устроила скандал директору и его родителям.
— Жалко, я бы поиздевался над ним, — с наслаждением сказал он.
— Да уж, — я представила эту картину.
— Я бы посмотрела, как ты это делаешь, — с улыбкой сказала я.
— Так в чём проблема? — у него появился огонь в глазах.
— Нет, я думаю, будет разумно, если ты не будешь ничего с ним делать, — пыталась успокоить его.
— Ладно. Но если надумаешь, то я в любое время!
— Макс… — я искоса на него посмотрела.
— Всё, всё!
— Ну что, пошли, а то мама скоро придёт, и на улице ещё светло.
— Да, ты права, — мы сели в машину. Он завёл мотор, мы поехали.
— А Таха знает? Ведь Алекс тоже вампир.
— Как ты догадалась?
— Когда мы познакомились, вы сказали, что вроде как братья. Хотя друг на друга не похожи, только если светлой кожей и холодными руками.
— Я уже говорил, что ты очень наблюдательна?
— Да, — кивнула я.
— Да, он тоже вампир, и нет, Ната ничего не знает. Она ещё не готова. Надо, чтобы она сама догадалась. Пообещай мне, что ты ей не расскажешь, — пристально он на меня посмотрел.
— Я обещаю. Но как она догадается? Ей надо тоже крови выпить?
— Нет, не обязательно. Это вообще у нас случайно получилась. Я никак не ожидал, что ты мой стакан схватишь, — он улыбнулся, — но я рад, что так случилось.
— Да уж! Но я бы и так догадалась.
— Вот видишь, и она догадается, а Алекс ей поможет сделать это быстрее.
— Кстати, почему Алекс так напрягся, когда Таха закричала, что ты меня укусил.
— Я не знаю, но он реально подумал, что я тебя укусил. Ему, в принципе, всё равно, когда я это сделаю, но он хочет, чтобы Ната подготовилась. Ты не думай, что нас так легко вычислить. Когда нам нужно, чтобы человек узнал о нашем существовании, делаем лёгкие намёки. Вампир может раскрыть свою сущность всего один раз, — он на меня посмотрел.
— Но если только один раз, тогда ты уже использовал его, — испуганно я сказала.
— Да это так.
— Но ведь когда я тебе надоем или умру, как ты найдёшь себе другую девушку?
— Глупышка! Я больше не буду никого искать. Я уже нашёл тебя. И кстати, ты никогда не умрёшь.
— Я что, буду вампиром? — я с ужасом посмотрела на него.
— Ты же сама этого хотела. И так совпало, что я влюбился в тебя.
— Честно говоря, это письмо я не хотела отправлять. Настояла Ната. Она сама всё сделала: отправила фото и тот дурацкий текст. Вообще, я никогда не думала становиться вампиром.
— Только не говори, что ты не хочешь со мной быть, — безжизненным тоном сказал он.
— Макс, ты поменял мою позицию. Я люблю тебя и хочу быть с тобой вечно. Честно говоря, я думаю, что мне суждено быть вампиром. Я не подхожу под человеческую жизнь. Я скорее мучаюсь, чем наслаждаюсь. Даже ты можешь гулять по солнцу дольше меня, — улыбнулась я.
— Спасибо. Я люблю тебя! — расслабился он.
— Ты сказал, что Таха должна подготовиться. Она тоже будет одной из вас? — через некоторое время спросила я.
— Одной из нас, — поправил он меня. — Да, Алекс её тоже выбрал, — Макс припарковал машину около клуба, но из салона мы не вышли.
— Но, я не уверена, что это её судьба, — посмотрела я в окно.
— Вот поэтому нужно подготовить её, она сама выберет эту жизнь. А когда она узнает про нас, у неё будет время, чтобы решиться на обращение.
— Сколько времени?
— Обычно дают три года.
— Скажи мне, если она не захочет быть вампиром, что с ней будет? — я пристально на него посмотрела.
— Не думай о плохом. У неё есть время, чтобы решиться, — пытался уйти от ответа он. — Помнишь, что ты писала в своём дневнике? Сначала, когда ты узнала, что я вампир, то жутко испугалась, а потом, логически поразмыслив, ты поняла, что это ничего не меняет. Ты полюбила меня, когда думала, что я человек, но узнав мою тайну твоё мнение не поменялось. Ведь так? — он махнул мне головой. — Я думаю, что и с Натой будет также.
— Да это так, но я не уверена на счёт Тахи. Так, всё-таки, что будет с ней?
— Мы должны соблюдать маскарад. Это одно из правил вампира. Если так случится, то она умрёт. Конечно, Алекс не убьёт её. За него это сделают другие, но и его тоже покарают, — он сжал руль. — Я буду защищать его и, скорее всего, тоже умру.
— Значит, всё зависит от моей подруги, умрём мы все или нет.
— Что значит все? Ты не умрёшь — я обращу тебя, и у них не будет повода трогать тебя.
— Я не смогу жить без тебя. Тем более вечность. Я буду с тобой бороться, и мы умрём вместе.
— Нет, я никогда не позволю тебе. У тебя есть шанс найти ещё кого-то.
— Что такое маскарад? — оставив его последние слова без внимания.
— Маскарад — это когда в обществе людей ты становишься незаметным. То есть ведёшь себя, как обычный человек — надеваешь маску.
— А кто следит за всем этим?
— Этого я не могу тебе сказать. Это может знать только вампир. Ладно, пойдём, нас уже заждались.
— Откуда ты знаешь? — удивилась я.
— Слышу.
— Слышишь? — переспросила я.
— Да, у меня слух очень хороший, — улыбнулся он.
— Ну, тогда пойдём, — мы вышли из машины и направились к нашим друзьям.



Vilana Akine

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться