Забыть солнце

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Вкус крови

Когда я дошла до школы, Наты ещё не было. Решив подождать её, я встала около лестницы. Через пятнадцать минут она показалась.
— Привет, что опаздываешь? — спросила с улыбкой я.
— Чуть не проспала. Полночи с Алексом переписывались. А теперь на ходу засыпаю.
В школе мы на пару ходили, как сонные мухи и одновременно грустные, потому что не увидим наших парней.
— Поскорей бы пятница, мы бы их подольше увидели, — грустно сказала Ната.
— Да, неделя будет долгой, — вздохнула я.
С тех пор как мы познакомились с нашими вампирами, Ната очень мало общалась с одноклассниками. Она никого не замечала в школе кроме меня, и то, потому что мы с ней постоянно болтали о них.
— Может, если мы сегодня пятёрку получим и сделаем домашнее здание, нас отпустят родители? — рассуждала Ната.
— Может, но что нам это даст? В лучшем случае один час. Нет, лучше отсидеться дома до выходных, тогда у нас больше шансов выбраться на подольше.
— Да, ты права. Но я бы сегодня согласилась и на один час, — всхлипнула подруга.
— Ну не плачь. Ты что, так сильно влюбилась в него?
— Да, наверно. Я не знаю, что происходит со мной. Мне кажется, я бы умерла за него.
Я выпучила глаза на неё. Если бы такую фразу услышал Алекс, он бы наверняка прыгал бы до потолка от радости, но не я.
— Что? — она удивлённо на меня посмотрела.
— Наташ, не надо доходить до абсурда, ладно? — пыталась успокоить её.
И тут я поднимаю глаза и вижу его, точнее их. Они плавно идут по школьному коридору. У меня от шока наступил ступор. Я стояла, открыв рот.
— Вика, что с тобой? Ты что, приведение увидела? — толкала меня Ната.
Она стояла спиной к ним, а я была не в силах развернуть её. Таха подпрыгнула, когда Алекс обнял её талию. Она, конечно, узнала прохладные руки. Теперь шок был у неё. Мы смотрели друг на друга большими удивлёнными глазами.
— Привет, девчонки, — сказали они одновременно.
Макс подошёл ко мне и поцеловал в щёку. Я огляделась по сторонам. Все пялились на нас. Кто-то шептался, а кто-то переводил изумлённый взгляд то на нашу пару, то на Тахину пару.
— Как вы тут очутились? — спросила я.
— Очень соскучились. Мы больше не выдержали разлуки, долго боролись с собой, но не смогли победить, — сказал Макс.
— Вы очень вовремя, — посмотрев на Нату, сказала я.
— Почему? — спросил Алекс.
— Потому что мы тоже очень соскучились, — быстро опередив меня, сказала подруга.
— Как вас охрана пропустила? — поинтересовалась я у Макса.
— Сказали, что нам к директору. Кстати, скоро нас будут искать. Сколько уроков у вас осталось?
— Три урока, — мы с Натой переглянулись. — А вообще, я думаю, что на сегодня можно закончить. Подождите нас на улице.
— Отлично, мы вас ждём, — радостный сказал Алекс.
Мы быстро кинулись в кабинет химии. Собрали свои вещи и выскользнули из класса. Пришлось идти без наших курток. Потому что нам не открыли раздевалку. Надо было идти за классным руководителем, чтобы он дал разрешение покинуть школу. Но нас не могла остановить такая мелочь, как куртка. Мы завтра её заберём. Чуть ли не бегом мы поспешили к чёрной и красной БМВ. Я запрыгнула на переднее сидение. Как только я уселась, Макс наклонился ко мне и страстно меня поцеловал.
— Я тебя похищаю, — сказал он, нежно гладя меня по щеке.
— Я согласна. Только не очень надолго, а то меня мама убьёт.
Он ещё раз меня поцеловал и, неохотно оторвавшись, завёл машину. Когда мы подъехали к клубу, то я не сразу поняла, что мы остановились с другой стороны.
— Мы не в клуб?
— Нет, — подавая мне руку, сказал он.
Мы подошли к железной винтовой лестнице.
— Крутая и высокая, — посмотрела я наверх.
— Хочешь, подниму тебя по ней?
— Как?
Он схватил меня на руки и стал подниматься по лестнице.
— Я не тяжёлая? — с улыбкой спросила я.
— Нет, ты, как пушинка. Я тебя на одной руке могу понести.
Пока мы поднимались, я гладила его щёку, целовала его шею.
 — Викусь, пожалуйста, дай мне дойти, а то я за себя не отвечаю.
— А что такое? — невинно спросила я.
Мы поднялись, и он поставил меня на железные прутья. Достал из кармана ключи и открыл массивную железную дверь. Войдя в комнату, я была поражена богатой обстановкой. Мягкий белый диван, такое же большое кресло. Рядом стоял стеклянный журнальный столик. На стене висел огромный телевизор. На полу лежал пушистый ковёр. На окне висели толстые занавески цвета горького шоколада. Сейчас они были закрыты, и поэтому в комнате горели два бра, повешенные на стене. Создавая этому месту ещё больше таинственности.
Я села на диван, в то время, как Макс открывал холодильник. Он достал большой железный термос. Оттуда он налил красную жидкость в стакан и, вставив трубочку, протянул мне.
— Твой тортик, — улыбнулся он.
— Очень смешно! — надула я губы. — Но спасибо.
— Всегда пожалуйста, любимая.
— Красивая у тебя комната, — восторгалась я.
— Мне тоже нравится, особенно, когда ты здесь.
Он сел ко мне на диван и взял мою руку.
— Ты знаешь, по-моему, я ошиблась, — опустила я глаза в пол.
— В ком? Надеюсь, не во мне.
— Нет, конечно! Я по-прежнему люблю тебя.
— Спасибо, успокоила, — выдохнул он. — Я тоже люблю тебя.
— Я насчёт Тахи. Она очень любит Алекса и теперь не может без него. Думаю, это может сработать.
— Сработать что?
— Что Ната захочет стать вампиром. Алекс может открыться ей.
— Придёт время, и она всё узнает. Но я рад, что ты успокоилась.
— Я хочу, чтобы мы вместе в один день стали вампирами, — я рассматривала ворсинке на ковре.
— Почему? — удивился он.
— Мне очень трудно скрывать от неё правду. От кого угодно, но только не от неё.
— Я надеюсь, ты не сказала ей, — он заставил посмотреть ему в глаза.
— Нет, не волнуйся, — я затрясла головой.
— Вики, я, конечно, поговорю с братом, если он решит, то она узнает, — несколько секунд он молча смотрел на меня. — Когда ты хочешь измениться?
— Я думаю, в конце учебного года. Каждое лето мы проводим в лагере. Можно уехать на три недели.
— Ты хочешь измениться в этом году? Любимая, я так счастлив, — он прильнул ко мне, и я оказалась в его объятиях. Я села к нему на коленки и обвила руками его шею.
— Расскажи мне, как происходит обращение, — робко сказав, я положила голову ему на плечо.
— Одним укусом дело не обойдётся. Обращение займёт неделю — это очень кропотливая работа. Все эти дни мы должны быть вместе. Я должен буду пить твою кровь из шеи каждые три часа. Затем, как только у тебя появятся первые признаки вампира (бессонница, первые мысли о крови и странные сбивчивые эмоции), ты должна будешь пить мою кровь. Далее длительность зависит от иммунитета, который будет бороться с ядом содержащийся в моей крови. Когда твой организм не в силах будет сопротивляться, ты умрёшь, чтобы воскреснуть уже вампиром, — он погладил меня по спине.
— Когда мой организм будет бороться, это больно? — тихо спросила я.
— Я не знаю, что тебе сказать. Ты должна пройти через это. Боль — это одна из составляющих, чтобы стать таким как я.
— А когда кусаешь, тоже больно?
— Нет, тут всё наоборот. Тебе даже понравится. Вещество, которое содержится в моей слюне, вызывает эйфорию. Ты не чувствуешь тела, твой разум полностью отключён. Могут быть галлюцинации.
— Значит, одного лишь укуса мало. А твой укус может убить?
— Если я этого захочу — может.
— А если не захочешь?
— К чему ты клонишь? — уставился он на меня.
— Давай потренируемся, — я смотрела ему в глаза.
— Сейчас? Ты будешь очень долго отходить от галлюцинаций.
— А ты можешь не выделять слюну?
— Могу, но тебе будет больно.
Я протянула ему руку запястьем вверх.
— Хочешь попробовать? А то, может, она невкусная, как ты будешь пить её несколько дней в подряд? — я сделала непринуждённый вид, хотя внутри всё сжалось от страха.
— Она очень вкусная, можешь не сомневаться, — улыбнулся он.
— Откуда ты знаешь?
— Я чувствую её запах, и поверь мне, он очень аппетитный.
— Я хочу, чтобы ты попробовал её, — твёрдо сказала я.
— Шрам останется. Тебя это не смущает? — погладил место предполагаемого укуса.
— Шрам… — задумалась я. — Нет, не смущает.
— Любимая, ты невыносима. Ты сейчас соблазняешь вампира укусить. Я уже держусь из последних сил. Я не могу сопротивляться, особенно тебе, такой аппетитной, — я протянула руку к его рту. Он нерешительно на меня посмотрел.
— Давай, — прошептала я и закрыла глаза.
Резкая боль пронзила моё запястье. Я вздрогнула, но не оттянула руку. Потом я почувствовала разливающееся тепло по всему телу. Всё ещё держа закрытые глаза, я расслабилась. Мне уже не очень было больно, только тепло вытекающей крови из моей вены. Через некоторое время я почувствовала холодные поцелуи на своём лице. Я открыла глаза и увидела его довольное лицо.
— Любимая, подожди минутку, — он встал и пошёл к шкафчику, который висел на стене. Через несколько секунд он вернулся, взял мою руку и забинтовал её. Потом он протянул стакан с кровью. — Пей, тебе надо восстановить количество потерянной крови. Ты стала очень бледной.
Я выпила залпом полстакана и легла на диван. Он склонился надомной и поцеловал мою щёку.
— Прости, — на ухо прошептал он.
— Макс, тут не за что извинятся. Я сама хотела, — погладила его по щеке.
— Я не об этом. Я немного увлёкся и выпил немного больше, чем нужно. Но ты такая вкусная, и я давно не пил тёплую кровь. Уже очень давно, я забыл, как это приятно, — как-то странно сказал он, облизнувшись.
— Э-э-э… полегче. Это не значит, что теперь надо кусать людей.
— Да, ты права, просто сейчас я плохо контролирую себя, мне так хорошо. Через час это пройдёт. Теперь я вспомнил, почему не кусаю людей. Инстинкты становятся сильней, чем твой разум.
— Теперь я извиняюсь. Я не знала…. Прости…. Ты же мне не сказал… — от волнения слова сбивались в непонятные предложения.
Он придвинул меня к себе.
— Шшш… Всё хорошо. Просто дай мне время.
Макс обнял меня, и мы лежали, смотря друг на друга. Я дотронулась до его груди, сердце просто выпрыгивало оттуда. Даже через рубашку я почувствовала его тепло.
— Ты теперь по солнцу можешь гулять, — всё ещё держа руку у его сердца, сказала я.
— Да, я думаю, что часа четыре пройдёт, прежде, чем моё сердце снова остановится.
— Ты такой тёплый.
— Твоя кровь горячая, — улыбнулся он — Дай руку посмотрю.
Он поднял её. Бинт немного покраснел, пока он менял мне повязку, то странно улыбался.
— Я думаю, на сегодня достаточно, — прервав его мысли, резко убрала свою руку.
— Что значит на сегодня? — у него поднялась одна бровь.
— Нет, я к тому, что ты смотришь на мою руку плотоядно.
— Извини, я уже скоро приду в себя.
Мы ещё час просидели в его комнате, пока он приходил в себя. Он ещё раз поменял повязку за это время.
— Макс, мне пора, а то мама будет беспокоиться.
— Хорошо, пойдём, — глубоко вздохнув, он помог мне подняться. — Как ты себя чувствуешь?
— Уже нормально. А ты?
— Я тоже пришёл в себя.
Как обычно, он довёл меня до квартиры.



Vilana Akine

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться