Забыть солнце

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Перерождение

  За два дня до отъезда мы с Натой делали вид, что собираемся в лагерь. Ходили по магазинам, чтобы не вызвать подозрений. Покупали средства личной гигиены, одежду. Я старалась по минимуму, а вот Ната как обычно. Говорила, что вампирам одежда тоже нужна, даже лучше, чем раньше. Также с парнями планировали как сделать, чтобы нас не заподозрили. Ведь две недели — большой срок, и наши родители могли приехать в любой момент в лагерь. Ещё нас действительно ждали там, ведь путёвки были оплачены. И если мы не появимся, у нас будут проблемы. Макс позвонил знакомым девушкам-вампирам. Они ему были обязаны, так что не смогли отказать. Их только нужно было снабжать кровью на время нахождения в лагере. Алекс занялся поиском дома. Нужно, чтобы он находился не далеко от лагеря, так как в любой момент могли приехать родители. Мы уговорили их не приезжать в первую неделю, но вдруг.
Лагерь был окружён лесом, а на окраине была маленькая деревушка. Там Алекс и договорился снять дом. Он выбрал такой, чтобы по близости не было соседей и, естественно, чтобы он сам пустовал.
Наши двойники приехали за день и остановились у парней в клубе. Они покрасили волосы в точно такой же цвет, как наш, но всё равно не были похожи на нас. Их красота не могла сравниться с человеком. Мы надеялись, что в лагере нас никто не вспомнит. Настал долгожданный день отъезда. Родителей мы уговорили не провожать нас на автобус. Мы с мамой стояли в коридоре и прощались.
— Викуся, звони мне, — взволновано говорила мама.
— Хорошо. Только не сразу. Я позвоню тебе, как доеду, а потом дня через три.
— Как ты понесёшь свой чемодан? Он же очень тяжёлый.
— Сейчас Макс за мной зайдёт и поможет мне.
   Раздался стук. Так как я стояла рядом, то открыла дверь, там стоял Макс. Он прошёл, поздоровался со всеми, взял чемодан и пошёл укладывать его в машину. Мама поцеловала меня в щёки, и мы с ней обнялись. Я долго не отпускала её. Потому что знала, что я в последний раз обнимаю ее своим живым телом с бьющимся сердцем. Наконец, я вышла из квартиры. Любимый ждал меня около лифта, он нежно обнял меня.
— Всё будет хорошо, — прошептал он мне в ухо.
— Да, я знаю, — вздохнула я. — Поехали.
Мы сели в машину, и он рванул в сторону моей новой жизни. Когда мы выезжали на трассу, я увидела машину Алекса. Он с нами поравнялся, и я помахала Нате. За несколько секунд я успела рассмотреть, что подруга выглядела очень озабоченной.
— Что с Натой? — я знала, что Макс в курсе. Алекс наверняка поделился с ним.
— Как ты и говорила. Сегодня утром у неё был приступ страха. Алекс как смог успокоил её. Но всё равно пришлось дать ей успокоительных таблеток.
— Она не сбежит?
— Пообещала, что нет. Но уже поздно сбегать. Если так случится, придётся применять силу. Это и тебя касается, — он жёстко на меня посмотрел, и у меня по телу пробежал холодок. — Игры закончились. У вас было достаточно времени, чтобы принять решение. Теперь поздно, мы подключили сюда других вампиров. Тайна вашего существования с нами раскрыта, так что теперь надо идти до конца, — серьёзно сказал он.
— Я поняла, — пропищала я.
    Теперь, когда отступать уже некуда, я осознала весь страх и ужас, что я собираюсь сделать. Забившись в кресло машины, я старалась нb о чём не думать. Бежать уже было бесполезно, он не отпустит меня. Я ощущала себя как в старину: приговорённую к смерти везли на казнь. Я быстро отмела эти мысли и решила подумать о преимуществах, раз уж я всё равно не могла не думать. Я останусь навсегда со своим любимым, никогда не постарею, приобрету силу, красоту. Но у меня никогда не будет детей. Так, не думать об этом — запретила я себе. Наконец, я просто уставилась в окно и больше ни о чём не думала.
Мы подъехали к двухэтажному кирпичному дому. Вокруг никого не было, мы были одни в радиусе километра. Алекс специально выбрал это место, чтобы нас никто не услышал и не увидел.
Мы зашли внутрь, внизу было две комнаты, гостиная и кухня. На втором этаже были две спальни, в одной мы поселились с Максом. А в другой — Алекс и Ната. Разложив вещи, все спустились в гостиную. Макс и я устроились на диване, а наши друзья — на кресле. Ната села на коленку к Алексу и обняла его за шею.
— Ну что, девчонки, сегодня гуляем? — улыбаясь, спросил Алекс.
— Да! Давайте вечеринку закатим. Расслабимся, — повеселела подруга.
— Отличная идея! — поддержал Макс — Ты как, Викусь? — погладил он по моей руке, отвлекая от мыслей.
— Я не против. Стоит ещё день насладиться человеческой жизнью.
      Мы накрыли на стол. Ната хотела в последний раз съесть свои любимые блюда. Чтобы расслабиться, парни налили нам по бокалу шампанского. Оно мне сразу ударило в голову, и мне стало на много легче. Мы танцевали, смеялись. В три часа ночи мы разошлись по комнатам. Уложив меня на кровать, Макс стал нежно целовать меня. Он не стал ни о чём спрашивать, просто шептал моё имя. Как только я хотела его спросить, о чём-нибудь, он начинал страстно целовать меня, и я забывала про всё, даже о том, что я существую. Я просто растворялась в его объятиях, чувствуя, что мы с ним одно целое, и меня больше не тревожила смерть. Я хотела умереть ради него, я бы сто раз умерла, лишь бы он всегда был рядом со мной. Когда солнце начало всходить, Макс приподнялся на локти, и его губы оказались около моего уха.
— Пора, — обречённо прошептал он.
Я хотела спросить, что это значит, но он прильнул к моей шее и нежно поцеловал её. Потом я почувствовала, что его зубы прорывают мне кожу. Я хотела уже закричать, но тут же меня окутал туман, такой густой и сладкий. Он засасывал меня всё глубже, не давая вырваться. У меня было ощущение полета. Я была в другой реальности, здесь не было притяжения, все было воздушным, как будто ты прикасаешься к облакам. Потом облака начали таять. Придя в сознание, я открыла глаза. Макс по-прежнему был рядом со мной. У него губы были в крови, глаза горели, как у хищника на охоте, а рот растянулся в ухмылке.
— Сейчас тебе будет очень больно, но это пройдёт.
Макс слез с кровати и вышел за дверь.
— Ты куда? — прошептала я.
И тут моё тело охватила страшная боль. Все кости ломало, тело горело, видимо, у меня температура была под сорок. У меня слёзы наворачивались, как он мог уйти. Ведь Макс обещал быть со мной. Я не смогу пройти это испытание одна. Мне страшно, я умру одна… Через какое-то время влетел Макс. Он подбежал ко мне.
— Прости, что оставил тебя, но мне пришлось, — он погладил меня по голове. — Теперь я от тебя никуда не уйду.
— Спасибо, — еле слышно сказала я и разрыдалась от облегчения. Я была счастлива, несмотря на эту проклятую боль.
— Тише, тише, любимая, потерпи, скоро всё закончится, — успокаивал меня он.
Я услышала душераздирающий крик моей подруги. Мне захотелось подняться и пойти к ней, но моё тело словно приклеилось к кровати. Но я начала бороться, вытянув руки вперёд, попыталась встать.
— Милая, нет, с ней Алекс. Он позаботится о ней, — любимый схватил меня за руки и опустил вниз. Но я всё равно продолжала сопротивляться.
— Пусти меня к ней, — умоляла его.
— Хорошо. Подожди меня, я сейчас приду, — он встал с кровати и вышел за дверь. Через минуту он вернулся и взял меня на руки. Всё это время крики не стихали, и я рыдала от бессилия. Макс занёс меня в комнату, и тут было всё намного хуже, чем я себе представляла. Ната лежала на полу, обхватив колени руками, и несильно раскачивалась из стороны в сторону. Она умоляла Алекса, чтобы он закончил всё это. Парень хватался за голову, не зная, что делать. Макс положил меня рядом с ней.
— Таха, я с тобой, держись, — я взяла её за руку.
Она подняла голову и посмотрела на меня.
— Вики, — всхлипнула она и сжала крепче мою руку.
Парни сели по сторонам, и каждый взял руку своей любимой. Мы с Натой смотрели друг на друга, у неё всё лицо было в слезах, и огромные синяки под глазами, а шея была в крови. Когда боль становилась особенно невыносимой, и я начинала метаться, две руки сжимали меня крепче, а когда сестра начинала метаться, то мы с Алексом держали её. Хорошо, что я попросила меня сюда перенести — нам было намного проще, потому что мы начинали храбриться друг перед другом, и это нам помогало совсем не расклеиться. Алекс заметно успокоился, он шептал что-то на ухо любимой. Макс гладил меня по голове и тоже шептал, что всё скоро закончится, что я молодец, хорошо держусь, что он гордится мной и очень сильно любит меня. Я почти не слушала его, но меня это утешало. Моя боль просто перекрыла всё. Я не видела, не слышала, я думала только об одном, когда зайдёт солнце. Просто время пыток должно утихнуть к этому времени. Я ненавидела всегда этот ярко-жёлтый шар. С детства оно жгло мою кожу, любимого, которого я встретила, всегда прогоняло меня, и сейчас оно не хотело быстрее уходить. В будущем этот раскалённый шар также мне будет доставлять неудобства, но я смогу обходиться без него, ведь для меня ночь будет как день. Я громко закричала от своей слабости. Макс сильнее прижал меня к полу, подумав, что я от боли, но боль — ничто по сравнению с солнцем. Мои силы были на исходе, и мой крик перерос в жалкий хрип, и я замолчала. Ощущение реальности покинуло меня, и всё происходящее казалось дурным сном… Укус, наслаждение, боль, потом опять укус…. Не знаю, сколько прошло времени, но я почувствовала, что мне намного лучше. Я посмотрела на окно, на улице было темно, и свет ламп отражался в стекле. Ната тоже заметно оживилась, но боль еще не совсем ушла. Тогда я не знала, но она давала нам маленькую передышку перед концом.
— Неужели это всё? — услышала я слабый голос Тахи.
— Нет, еще рано, любимая. Потерпи, твоё сердце ещё бьётся.
— Мне хочется пить.
— Значит, пришло время, — Алекс закатал рукав рубашки и разрезал запястье ногтём. Полилась кровь.
      Ната жадно впилась в его руку. На её лице появилось чувство наслаждения.
В моей голове пронеслась мысль: "прошлая жизнь закончилась и начинается новая".
Я тоже ощущала сухость во рту. Мой взгляд перенёсся на Макса, и он понял, чего я хочу. Он нежно обнял меня и прижал свою руку к моим губам. Кровь обжигающим потоком хлынула в моё горло. Сначала я ощутила сильное чувства блаженства, но потом всё резко переменилось. Сердце бешено заколотилось, оно просто выпрыгивало из груди. Боль пронзила с такой силой, что мне захотелось умереть сию секунду. Мой ужасающий вопль заполнил всю округу, я билась о пол, и никто не мог меня сдержать. Я больше не чувствовала на себе рук, только услышала, что подомной что-то хрустнуло, а потом раздался такой же крик, но это был не мой. Сердце сделало ещё пару ударов и перестало биться. Всё… больше я ничего не чувствовала.



Vilana Akine

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться