Забытая часовня

Размер шрифта: - +

Глава 7. Между двух огней

Январь подходил к концу, на улице свирепствовала метель, жуткий холод заставлял всех надевать на себя по пять свитеров и с головой укутываться шарфом, но Надин пыл всё это нисколько не охладило. Каждый день она исправно бегала вместе с Любой от кабинета к кабинету в поисках парня с жёлтым галстуком. Его класс и имя они узнать так и не смогли, так как Оля умотала в санаторий и должна была вернуться только через неделю.

Как-то, выходя с урока физики, где Мороз Ольга Игоревна чуть не сделала всему классу «секир-башка», Надя вздохнула:

– Быстрей бы Оля возвращалась из своего санатория. Я так хочу видеть Пашу как можно чаще!

– Как! – завопила Люба. – Ты уже узнала, как его зовут?! И мне ничего не сказала?!!!

Ответить Наде помешали Андрей с Игнатом, которые от радости, что физика кончилась и Мороз сегодня они больше не увидят, затянули песню, которую посвятили учительнице физики:

       Ой, Мороз, Мороз,

   Не морозь меня,

   Не морозь меня,

Моего коня…

Обогнав их, Надя ответила:

– Нет, но у меня предчувствие, что его будут звать именно так. Ах, как сердце сильно бьется!

Вере стало смешно. Ей довольно долго было смешно глядеть на подруг и их поиски. Потом её это начало раздражать. А потом ей стало грустно. Не так давно Вера удивлялась, как такие разные люди как Люба и Надя могли подружиться, несмотря на их бесконечные перепалки. А вот теперь Надя всё больше становится похожей на подругу. Единственная разница заключалась в том, что Люба бегала за кучей парней, а Надя – за одним. Но сил она на него тратила не меньше, чем Люба на всех вместе взятых, а то и больше, и то и дело начинала рассуждать о возвышенных чувствах и философствовать – это дело она очень любила, – доводя Веру до тихого бешенства.

И вот сейчас, сидя одна на перемене за партой и тупо глядя в учебник по биологии, пока подруги отправились на поиски возлюбленных – Любе купили серебряный кулон в форме японского дракона, и она хотела показать его Вовочке, – она думала о том, как резко всё может измениться. Сзади сидел Прохор Коля и обиженно сопел. Вот уже вторую неделю его заставляли дежурить за весь класс, а учителям, кажется, не было до этого дела.

И Любе с Надей, похоже, тоже не было дела до того, что Вера сидит здесь одна.

 

* * *

В пятницу утром настроение у Веры не улучшилось. Она вышла раньше обычного, поэтому оставила Любе на снегу знак – два перекрещенных следа правой ноги, – чтобы та её не ждала, и побрела в гимназию.

Тут Вера заметила, что из-за угла выходит девочка, года на два младше её. Это была Рамина, Верина знакомая. Они жили в одном доме. У Рамины не было отца, но её мать владела салоном красоты «У Рамины». Рамина им очень гордилась, но всегда была веселой и дружелюбной. А сейчас она, похоже, чувствовала себя немногим лучше Веры.

– Привет! – радостно воскликнула Вера, подходя к Рамине.

Девочка вздрогнула и остановилась:

– А-а-а, привет.

– Что-то случилось? Как жизнь? Давно тебя не видела.

Рамина вздохнула:

– А это потому, что я здесь больше не живу.

– Как?! А… А где же тогда?

– Моя мама вышла замуж, и мы теперь живём в Москве. А сюда приехали, что бы мама все дела с салоном уладила.

– Вышла замуж?! Здорово! И в Москве теперь живешь? И отец теперь у тебя есть. Ты рада?

– Да… – Не очень уверенно произнесла Рамина.

Вера подумала, что, может, Рамина совсем не рада маминому замужеству, и нерешительно спросила:

– А твой отец, он тебя любит?

– Да, – на этот раз уже более уверенно сказала Рамина.

– Тогда чего ты такая… грустная?

– Ну… Просто всё так изменилось. Я же здесь всю жизнь прожила, всех с детства знаю… А тут вдруг раз – и в Москве. Это тяжело… Для меня. Но жизнь, она такая… изменчивая. Вот и в моей жизни всё поменялось. Но сдаваться нельзя – это только сначала трудно, а потом всё будет в порядке. Надо только иметь терпение – и всё утрясется. Ну ладно, пока, мне пора… – Рамина улыбнулась напоследок и пошла.

– Пока… – тихо сказала Вера. К глазам ни с того ни с сего подступили слезы.

И всё же разговор с Раминой помог ей. «Да, – подумала Вера, – в жизни многое меняется, но потом все будет ОК. Главное – не бросать всё на произвол судьбы, не ложиться в позу «лапки кверху», а продолжать бороться… За всё».

 

* * *

 

На следующий день, в субботу, пришла Оля. На трудах, где, по идее, все должны были шить себе топики или майки, шёл увлечённый разговор. Естественно, Оля не носила на труды ни ткань, ни нитки, и вовсе не собиралась заниматься такой ерундой, как шитьё, поэтому, усевшись на парту, с интересом слушала Надю, которая от волнения чуть не удушилась перекинутым через шею сантиметром.



Майя Матвеенко

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться