Забытая часовня

Размер шрифта: - +

Глава 16. Братья наши меньшие

Когда во вторник утром Вера и Люба вошли в свою раздевалку, там, на низеньких скамеечках, сидела уже не только Надя, но и добрая половина класса.

– Нет, всё-таки странный он какой-то, этот биолог, – разглагольствовал Шуйский. – Видели, какие у него глаза? Жуть!

– И говорил как-то странно! – подхватила Аня, которая в этот раз, вопреки обыкновению, пришла вовремя. – Такие фразочки заковыристые…

– Точно! Может, он инопланетянин? – воодушевился Андрей.

– Эй! У тебя уже совсем крыша едет, Андрюха! – заявила Полина. – Лично меня больше волнует, как мы с ним контрольную писать будем…

– Да, этот свинтус точно что-нибудь эдакое выдумает, – согласилась Машка, кинув в рот карамельку и запустив руку в волосы, где та тут же увязла среди тёмно-русых кудряшек.

– Задобрить бы его как-нибудь, – в унисон произнесли Ната и Марго.

– И как вы себе это представляете? – скептически поинтересовалась Вера, присаживаясь рядом с молчащей Надей.

– Ну, доску там вовремя мыть, домашку делать, на уроки, – Наташа кинула взгляд на Аню, – не опаздывать.

– Не, народ, не пойдёт, – авторитетно заявила Марго. – Так он решит, что мы вундеркинды, и будет только хуже. И вообще, если делать всю домашку и не опаздывать, то мы и так всё выучим. Лучше с ним пообщаться, узнать, что он любит, подарок сделать… Ну, скажем, зайти к нему на переменке, порасспрашивать про эти его «жизненные аксиомы», «вечные вопросы» и другую бредятину, заодно поглядеть, что у него на столе стоит, с  чем на работу ходит – эти вещи много о человеке рассказать могут… Ну, по ходу шоколадкой угостить… – с видом специалиста задумчиво произнесла Марго, обводя большими прозрачными серо-голубыми глазами класс и расправляя розовую юбочку.

7 «А» задумался.

– Хороший план, – одобрила Люба.

– Японопомешаная дала «добро»! – съехидничал Кочан.

– Молчи, пупышка видоизменённая! – отмахнулась Люба, одновременно обиженно поглядывая на Федю, который не вступился за свою возлюбленную. Она не знала, что на самом деле это прозвище, данное ей из-за чрезмерной любви к Японии, сам Федя и придумал. – Нет, ну в самом деле, неплохо! Ты, Маргоша, и пойдёшь! И Надю с тобой пошлём, для моральной поддержки! Ей может даже интересно будет, она такие заумные речи любит!

– Не-е-ет! – отреклась Надя, сердито глядя на подругу. – Я не пойду, он какой-то жуткий! Я его боюсь!

– Да я и сама сходить могу! На разведку, так сказать! А потом и остальные подключатся! – решила Марго, взвесив все плюсы и минусы и решив, что даже если классу ей помочь и не удастся, то уж к ней Валерий Константинович точно будет относиться лояльнее.

– Ну вот и хорошо! – сказал Прохор, незаметно подкладывая Наде в портфель записку с признанием в любви. Пятую за последние две недели.

 

* * *

 

– А знаете, какой мне сегодня сон приснился?.. – с восхищением сообщила Люба, когда подруги спускались в столовую после урока Гарпии. Ирина Николаевна, ввиду того, что скоро будут экзамены, ужесточила и без того не напоминающие зефир в шоколаде требования, и большинство учеников чувствовали себя так, словно им раздолбали черепную коробку, вытряхнули оттуда мозги, хорошенько простирнули в стиральной машинке и повесили на просушку где-то очень и очень далеко от законного местонахождения.

– Ну и?.. – проявлять интерес, как обычно, пришлось Вере, так как Надя молчала. Вере порой казалось, что она  служит связующим звеном между подругами. Иногда её это радовало, иногда раздражало, но факт оставался фактом.

– Японский сад. Большой. Красивый, – Люба мечтательно повела перед собой рукой и прикрыла глаза, моментально врезавшись в Юру, который шёл впереди. – Небольшие беседки, деревянные, края крыш загнуты кверху, черепица красная… А вокруг сакура цветёт, и ветер по светлым, выложенным булыжником дорожкам гоняет нежно-розовые лепестки… и везде травка аккуратно подстриженная, зелёная-зелёная, большие такие яркие цветы на высоких ножках, типа ирисов, и альпийские горки… Такие художественные нагромождения валунов среди мелких цветочков, а по ним ручейки воды текут, и так журчат, журчат… А на камнях какие-то знаки высечены, вроде бы иероглифы, но какие – не видно. И ещё мостики всякие: и деревянные, резные, и каменные… А я сама ­– в белоснежном кимоно в мелкий розовый цветочек и с этими деревянными гэта на ногах – ну, обувь такая…

– Сразу видно, что это сон, – хмыкнула Вера. – Иначе белого кимоно у тебя быть ну никак не могло!

– Почему?

– В реальной жизни оно у тебя было бы коричневым с прозеленью!

– Почему?!!

– Потому что ни за что не поверю, что ты в белом кимоно гуляла по саду в этих жутких деревянных колодках, которые по какому-то недоразумению назвали обувью, и ни разу не упала! И не вымазалась как… как… как обычно! Ты же ни платформы, ни каблуки не любишь!



Майя Матвеенко

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться